Онлайн

Секс — великая вещь только тогда, когда нечем заняться:​ Чарльз Буковски

2017-08-17 13:48 , Культура, Шоу бизнес, 646

Секс — великая вещь только тогда, когда нечем заняться:​ Чарльз Буковски

Вспоминаем монолог Чарльза Буковски, который для Interview в 1987 году записал Шон Пенн, «актер и поэт» (именно так его тогда называли журналисты).

Вопросы: ШОН ПЕНН

Хорошо иметь целую кучу котов вокруг. Если чувствуешь себя плохо — посмотри на кошек, тогда тебе станет лучше, потому что они все знают, знают таким, какое оно есть на самом деле. Их ничем не удивишь. Они просто знают. Они спасители. Чем больше у тебя котов, тем дольше ты проживешь. Если у тебя сто котов, то ты проживешь в десять раз дольше, чем если бы у тебя было только десять. Однажды это обнаружится, и люди станут заводить по тысяче кошек и жить вечно. Это в самом деле смешно.

О ЖЕНЩИНАХ И СЕКСЕ

Женщины… Скажешь пару слов, схватишь за руку: «Пойдем, детка!», затащишь в спальню и оттрахаешь. И они идут! Попав в этот ритм однажды, ты должен продолжать двигаться. Парень, вокруг столько одиноких женщин! Они хорошо выглядят, только надо законтачить. Они сидят все такие одинокие, ходят на работу, с работы… Для них многое значит иметь какого-нибудь парня, который всовывает им. Если он сидит рядом, пьет и разговаривает — вот оно, удовольствие. Да-а-а... Все было круто… и я был счастлив. Современные женщины… они не будут штопать тебе карманы, забудь об этом! Я называю их машинками для нытья. Все всегда идет не так, когда смываешься от них. И послушай, когда ты проходишь сквозь эту истерию… забудь это. Я выхожу, сажусь в машину и валю. Куда угодно. Заказываю где-нибудь чашку кофе. Где угодно. Что угодно, кроме еще одной женщины. Я полагаю, они только выглядят по-разному, а? Истерия начинается… они разорены. Ты уходишь — они не понимают. «КУДА ТЫ СОБИРАЕШЬСЯ?» — «Детка, я поищу бордель в другом месте!» Они думают, я женоненавистник, но нет. Это все слухи. Они только и слышали, мол, Буковски — шовинистская свинья, но они не удосуживаются проверить первоисточник. Конечно, временами я выставляю их не с лучшей стороны, но я так же поступаю и с мужчинами. Я и с собой так поступаю. Если я действительно думаю, что что-то хреново, то я говорю, что это хреново, неважно, кто передо мной — мужчина, женщина, ребенок ли, собака. Женщины такие обидчивые, думают, они особенные. В этом их проблема.

О ЛЮДЯХ

Я не слишком-то смотрю на людей. Это мешает. Если долго смотришь на кого-то, то начинаешь становиться похожим на него. Люди… По большей части я могу обойтись и без них. Они опустошают меня, а не наоборот. Я не испытываю уважения ни к одному человеку. Из-за этого у меня бывают проблемы… Я вру, но поверь мне, это правда.

ОБ ОДИНОЧЕСТВЕ

Я никогда не был одинок. Бывало, я сидел в комнате и чувствовал себя убийственно, я был в депрессии, мне было так херово, что хуже просто некуда, но я никогда не допускал мысли, что кто-то может зайти в комнату и помочь мне… То есть вообще возможность того, что какое-то количество людей может зайти в комнату. Другими словами, одиночество — это что-то, что никогда меня не беспокоило, потому что я всегда чувствую этот ужасный зуд одиночества. Он присутствует на вечеринке, на стадионе, полном радостного народу, — так что и там я ощущаю одиночество. Цитируя Ибсена: «Сильнейший всегда самый одинокий».

О ЦИНИЗМЕ

Меня всегда обвиняли в цинизме. Я думаю, что цинизм — это как прокисший виноград. Цинизм — это слабость. Это отвечать на «Все идет не так! ВСЕ ИДЕТ НЕ ТАК!» — «Это не правда! Это не правда!» Понимаешь? Цинизм — это слабость, которая удерживает тебя от того, чтобы справиться с тем, что происходит в данную минуту. Да, цинизм — определенно слабость, так же как и оптимизм. Солнышко светит, птички поют, так мило — это тоже чепуха. Истина лежит где-то посередине. Что есть, то есть. Так что, если ты не готов это усвоить, плохи твои дела.

Лента

Рекомендуем посмотреть