Онлайн

Не тосты поднимайте за мое здоровье, а продолжите мое дело! Мы не имеем права проигрывать! Монте Мелконян! Немного О  

2019-06-12 21:44 , Немного О..., 780

Не тосты поднимайте за мое здоровье, а продолжите мое дело! Мы не имеем права проигрывать! Монте Мелконян! Немного О

Монте Мелконян родился 25 ноября 1957 года в городе Висейлия (штат Калифорния).

Он был третьим ребёнком в семье американцев армянского происхождения Чарльза Мелконяна (1918−2006) и Забель Мелконян (1920−2012). Родителям было суждено пережить сына, прославившего их семью.

Он был полностью олицетворением ребенка из рассказа Уильяма Сарояна, в котором мальчик преследовал кроликов сквозь виноградники и задев, сшиб внутренние трубы ирригационных каналов. Так и он задел живые струны своего происхождения, стал тем, кем мы его сегодня знаем.

В 1969 году семья Мелконянов совершила годичное путешествие по странам Европы. Во время поездки 11-летний Монте виделся с представителями спюрка, и — как утверждает его брат, Маркаp Мелконян — впервые задумался о своей армянской идентичности. Как и все американские армяне, Мелконяны негативно воспринимали сближение США и Турции по линии НАТО. Однако, парадоксальным образом, именно благодаря американо-турецкой дружбе, эта семья смогла после европейского турне беспрепятственно посетить Анатолию. Гражданам США ничто не угрожало в этом суровом краю.

Путь их лежал в город Мерзифон, где родились дед и бабка Забель Мелконян. До геноцида 1915 года здесь жило 17 тысяч армян. Весной 1970-го здесь проживали всего три армянских семьи, и лишь одна из них согласилась встретиться с Мелконянами... Как впоследствии рассказывал Монте своей жене Седе:

«После визита в Мерзифон я никогда уже не был прежним... Я своими глазами увидел место, ушедшее в небытие.»

Монте Мелконян окончил университет Беркли по специальности «археология и история Азии». Выбор профессии был обусловлен твёрдым намерением вернуться на Ближний Восток. Кроме армянского и английского, Мелконян овладел семью языками — французским, испанским, итальянским, турецким, персидским, курдским и японским. Некоторое время он стажировался в Японии.

«Он был просто самым замечательным учеником, которого я учила», говорила Йост, преподававшая в Школе Уитни на протяжении 21 года. «По моему телу пробегают мурашки, когда я думаю, что он мог сделать.»

Весной его начального года образования произошел интересный случай, давший ростки его будущему образу и характеру – университет, поддавшись давлению турецкого правительства, запретил выставку по теме Геноцида, которую Мелконян и его товарищи хотели провести в библиотеке.

Турция на протяжении долгого времени заявляет, что оценки Геноцида Армян историками США и Европы проистекают из антитурецкой предвзятости. По словам турецких официальных кругов, если армяне умирали в больших количествах, «то это лишь только результаты войны и голода».

«Это было началом политизации Монте», говорит Дэвид Очинеро, его двоюродный брат и сожитель в университете. «Мы подняли такую шумиху, что им пришлось вернуть выставку, а директор библиотеки был уволен».

Его родители не знали, что он уже выбрал свой путь. Накануне его отбытия в Лондон, по предлогу того, чтобы получить программу стипендиата в Оксфорде, он бросил фразу, которая показалась слишком непонятной на то время для его отца: «Я уже имею достаточно образования для того, что я собираюсь делать.»

Он так и не появился в Оксфорде. На самом деле, он добрался из Лондона в Иран, где стал преподавать английский язык в Армянской школе.

Монте придерживался крайне левых взглядов и был связан [источник не указан 607 дней] с социалистической партией Гнчакян. Помогал организовывать забастовки в своей школе в Тегеране, и находился в непосредственной близости от площади Джалех в тот день, когда войска шаха открыли огонь по протестующим (прозванный затем «Черной пятницей»).

Но уже вскоре, из-за репрессий нового режима аятолы Хомейни против оппозиции Монте перебрался в Иранский Курдистан, где деятельность курдских партизан произвела на него глубокое впечатление. Несколько лет спустя, будучи в южном Ливане, Монте Мелконян время от времени носил униформу курдских пешмерга, полученную в Иранском Курдистане.

В разгар Гражданской войны в Ливане в 1978 году Монте Мелконян прибыл в Бейрут. В то время в Ливане вспыхнул братоубийственный конфликт местных армян с маронитами. Мелконян принял участие в обороне Армянского квартала от атаковавших его фалангистов маронитской партии Катаиб. Затем Мелконян стал бойцом Армянского ополчения в Бурдж-Хамуде и в течение двух лет участвовал в уличных боях с фалангистами.

Родители Монте поехали в Бейрут в 1982, надеясь поговорить с сыном и призвать его к здравому смыслу. Они были отправлены на верхний этаж отделения ООП, где прятались лидеры армянских группировок. Родители оставались там на протяжении недели, достаточно, чтобы прийти к выводу, что Монте в своих убеждениях чрезвычайно глубок. Более того, они узнали о том, что Арафат дважды вмешивался в спасение Мелконяна от ливийцев, принимавших его за шпиона.

«Я все продолжал спрашивать его: «Почему ты делаешь эти сумасшедшие вещи?, а он лишь улыбался в ответ.» — вспоминает Чарльз Мелконян. «Он сказал: «Отец, этому движению сто лет. Если армяне твоего поколения начали это пятьдесят лет назад, то наше поколение должно быть сейчас на пятьдесят лет впереди.» Я сказал: «У нас еле получалось есть и жить! О каком же движении ты говоришь?»

В начале 1979 года он познакомился с ливанской армянкой Седой (брак с нею был заключён 3 августа 1991 года).

Весной 1980 года Монте Мелконян вступил в организацию АСАЛА. Мелконян осуществлял операции в Риме, Афинах и помогал в подготовке боевиков для осуществления Операции Ван в сентябре 1981 года.

Из-за разногласий, связанных с методами борьбы ASALA, Монте отделился от сторонников Акопа Акопяна (он же Мигран Мигранян или Арутюн Такушян) и образовал новую фракцию ASALA-RM. В ноябре 1985 года Мелконян был арестован в Париже и приговорён к 6 годам тюремного заключения за незаконное хранение оружия и подделку документов. В начале 1989 года он был освобождён и выслан в Южный Йемен.

В 1991 году, сразу же по прибытии в Карабах, Мелконян участвовал в боях за населённые пункты Бузлук, Манашид, Эркедж, Шаумянского района. Был назначен начальником штаба Корнидзорского отряда.

Армяне в Карабахе полностью доверились тому самому «Американцу», при помощи которого плохо организованные разнородные группы превратились в воюющую крепкую силу. Он запретил распитие алкоголя, табака и убийство мирных граждан; наложил своего рода налог на армянскую мафию в виде оружия и пуль. Как говорят, за 11 дней наступления его войска захватили 1500 квадратных километров и прогнал азербайджанские группы с расстояния ракетного выстрела от Республики Армения.

«Мы можем поблагодарить Аво за нашу победную войну» — говорит полномочный офицер Грайр Григорян в своем интервью The Times . «Он изменил нашу армию от склоки Рэмбо до дисциплинированных, храбрых и бесстрашных отрядов».

Летом 1992 года азербайджанская армия, стремясь захватить село Мачкалашен (считающееся южными воротами Карабаха) и оттуда двинуться дальше к Шуше, столкнулась с отрядом Монте Мелконяна. Остановив противника, бойцы Мелконяна тем самым обеспечили безопасность Арцаха с юга.

Возглавив Мартунинский оборонительный район, весь следующий год Монте успешно защищал его.

Затем он участвовал в Кельбаджарской операции, в боях на территории Мардакертского и Аскеранского районов.

Монте считал, что ключом к победе в Карабахской войне являются танки Т-72. Каждый раз, узнав о захвате у азербайджанских сил очередного танка, он лично выезжал для его осмотра.

12 июня 1993 года в селе Марзили Монте и его солдаты столкнулись с БМП и солдатами азербайджанских воинских формирований. В ходе боя Мелконян получил ранение в голову и погиб. После его смерти армянские бойцы доставили тело Монте в Мартуни.

Церемония прощания состоялась через неделю. Толпа в сотню тысяч скорбящих и президент Армении провожали его тело, находящееся в окровавленной военной одежде, по всем улицам Еревана, столицы Армении. 19 июня Монте Мелконян был похоронен на кладбище «Ераблур» в Ереване.

Посмертно удостоен высших званий Армении — «Национальный герой Армении» (1996) и НКР — «Герой Арцаха» (1999). Именем Монте Мелконяна названы: одна из воинских частей ВС Армении, университет и школа в городе Ереване, мост, благотворительный фонд. Установлены памятники в Ереване, в Раздане, в Мартуни (Нагорный Карабах). В Мартуни именем Аво назван футбольный клуб.

По некоторым сведениям, жителями Мартуни было высказано мнение о переименовании районного центра в Монтеаберд (арм. Մոնթէաբէրդ), в честь Монте Мелконяна. Проект по переименованию так и не был поддержан властями НКР, но при этом была зафиксирована установка самодельного дорожного знака с таким названием.

«Мой сын выбрал путь не сидеть на месте,» со слезами гордости говорит Чарльз Мелконян . «Когда ты находишься на линии войны так долго, рано или поздно пуля с твоим именем настигнет тебя.»

Материал подготовила: Марина Галоян

Лента

Рекомендуем посмотреть