Онлайн

Левон Орбели -один из основоположников эволюционной физиологии! Немного О

2019-07-11 19:53 , Немного О..., 371

Левон Орбели -один из основоположников эволюционной физиологии! Немного О

Всю жизнь физиолог Л.А. Орбели стремился к подавлению в себе и других свойства, названного И.П. Павловым «рефлексом рабства».

…Я убежден, что начало жизнеописаниям выдающихся деятелей культуры должно быть положено теми, кто знал их живыми, слышал их страстную речь, кто видел, как они трудятся, одним словом, теми, кто дышал с ними одним воздухом. На мою долю выпало великое счастье с молодых лет испытать силу притяжения Леона Абгаровича, его идей и его замечательной личности. Я познакомился с Орбели, когда ему было сорок лет, и вся остальная, наиболее яркая часть его жизни прошла на моих глазах. Я видел, как он творил, слышал, как он учил, наблюдал, как он жил, как относился к людям, как создавал свою разросшуюся впоследствии школу…

Л. Г. Лейбсон

В 1882 г. семья видного судебного деятеля Закавказья Абгара Иосифовича Орбели проводила лето в небольшом местечке, расположенном близ Еревана и носящем поэтическое название "Долина цветов" (Дарачичаги). В этом живописном местечке 7 июля (по новому стилю) родился в семье Орбели сын. Ему дали имя Левон.

Родители братьев Орбели –Варвара Моисеевна и Абгар Иосифович

Семья Орбели

Его дед - Иосиф Иоакимович Орбели - окончил Лазаревскую духовную семинарию в Москве, был законоучителем в кадетском корпусе в Петербурге, протоиереем и проповедником в армянской церкви в Петербурге, а затем в Тифлисе, писал труды по истории армянской церкви.

Предок ученых по материнской линии (из знаменитого рода Аргутинских-Долгоруких) Иосиф Аргутинский был главой армянской епархии в России.

В 1800 году он был избран Католикосом всех армян, стал автором (совместно с Иваном Лазаревым) проекта конституции независимой Армении .

Отец Леона Абгаровича - Абгар Иосифович - окончил юридический факультет Петербургского университета (1874), после чего был мировым судьей в Эривани (ныне Ереван), затем прокурором в Кутаиси. Он женился на княжне Варваре Моисеевне Аргутинской, женщине инициативной, энергичной, веселой, занимавшейся благотворительностью в детских приютах Тифлиса, дававшей уроки игры на фортепьяно.

У них родились три сына: Рубен, Леон и Иосиф.

Старший, Рубен, стал юристом и основоположником подводной археологии в СССР. Изучив рукописи Леонардо да Винчи, он установил истоки зарождения техники водолазного дела. Младший, Иосиф, - известным востоковедом, директором Эрмитажа, академиком.

Левон стал выдающимся ученым-физиологом, учеником, соратником и последователем Ивана Петровича Павлова.

Очень большое влияние на судьбу Л.А. Орбели оказал его дядя Давид Иосифович Орбели -крупный тифлисский невропатолог и психиатр. Общение с ним пробудило в юноше интерес к медицине, стремление проникнуть в тайны живого организма, страстное желание понять душевный мир человека.

С 1889 года семья Орбели проживала в Тифлисе. Там в 1899 году Левон с золотой медалью окончил 3-ю Тифлисскую гимназию.

Вместе с отцом и братом Рубеном он приехал в Петербург, где его зачислили в Военно-медицинскую Академию своекоштным студентом. Такие студенты должны были платить за обучение, зато после окончания Академии они не были обязаны служить военными врачами.

С 1-го курса Орбели начал заниматься гистологией в лаборатории профессора М.Д. Лавдовского и зоологией у профессора Н.А. Холодковского.

Из воспоминаний Л.А. Орбели известно, что с работами И.П. Павлова он познакомился на 1 курсе на лекциях по физиологии, которые читал профессор И.Р. Тарханов. После лекций Тарханова, демонстрировавшего "собачек Павлова", Орбели побывал на лекциях самого Ивана Петровича.

И.П. Павлов был уже в то время всемирно известным ученым. Его книга "Лекции о работе главных пищеварительных желез" завоевала ему мировую славу. Но не только величие Павлова как ученого привлекало к нему студентов. Павлов был талантливым педагогом. Лекции его заставляли молодую мысль работать, искать ответа на возникающие у слушателя вопросы

Но настоящее знакомство с Павловым началось на 2-м курсе.

Левон Абгарович Орбели и Иван Петрович Павлов

"За весь год, когда Иван Петрович читал студентам второго курса, я не пропустил ни одной лекции, - пишет Орбели в "Воспоминаниях", - я сидел в одном из первых рядов, следил за тем, что преподавалось и показывалось. Всем слушателям не только разрешалось, но и рекомендовалось перебивать лекцию Ивана Петровича и задавать вопросы, если что-нибудь было не понятно, неясно. Такова была система его преподавания. Иван Петрович всегда охотно тут же давал объяснения".

Задавал вопросы и студент Орбели. В ответ на один из них Павлов указал на необходимость экспериментального его разрешения и предложил любознательному юноше самому заняться опытами. Так определилась судьба Л.А. Орбели. Переступив порог физиологической лаборатории,он навсегда связал свою жизнь с этой научной дисциплиной.

Орбели неоднократно подчеркивал, что считает очень важным, чтобы физиологи, оканчивающие медицинские учебные заведения, некоторое время работали в качестве врачей. Это заставляет их в своей дальнейшей деятельности связывать теоретическую работу с запросами практической медицины.

Физиология быстро заслонила гистологию и зоологию и студентом 3-го курса Орбели начал регулярно, даже по воскресеньям, работать под руководством И.П. Павлова в Отделе физиологии Института экспериментальной медицины.

Здесь в 1903 году за исследование под названием "Сравнение работы пепсиновых желез до и после перерезки ветвей блуждающих нервов" Л.А. Орбели был награжден золотой медалью и премией в 100 рублей.

Весной 1904 г. Л.А. Орбели оканчивает Военно-медицинскую академию.

Он надеется, что, начав успешно свою научную работу, будет оставлен при академии в качестве адъюнкта. Надежда его, однако, не оправдалась. Из 33 лиц, участвовавших в конкурсе, в результате экзаменов было принято только 10. Орбели в их число не попал. В то время он был, конечно, немало огорчен, однако впоследствии он считал это обстоятельство благоприятным. Оно привело его на флот, где он приобщился к практической медицине.

Молодого врача назначают ординатором крестьянского терапевтического отделения Николаевского морского госпиталя в Кронштадте. Это крестьянское отделение было единственной больницей, куда поступало гражданское население: рабочие кронштадтских заводов, местные мещане, матросы с торговых кораблей, богомолы и богомолки, приезжавшие поклониться Иоанну Кронштадтскому.

Орбели на глубоководных спусках

Здесь, в госпитале, где Орбели пришлось быть свидетелем глубоких человеческих страданий, родилось в его чуткой душе страстное стремление облегчить своими знаниями людское горе, порождаемое тяжелыми недугами. Здесь возникли в его уме многие вопросы, которые он впоследствии пытался разрешить в своих экспериментальных исследованиях. Мы знаем, что Орбели на протяжении всей жизни постоянно стремился принести своими теоретическими знаниями пользу практической медицине.

Орбели в операционной

Затем, в феврале 1905 года, его перевели служить в Петербург, где он работал в Морском госпитале, одновременно продолжая научные исследования у Павлова. В это время произошло событие, которое могло изменить всю жизнь Леона Орбели или даже поставить в ней точку. Он был назначен врачом на один из крейсеров, закупаемых Россией у Аргентины.

Крейсер должен был участвовать в русско-японской войне, однако Япония успела перекупить аргентинские крейсера, предназначавшиеся России. Орбели остался в Петербурге. В 1907 году он оставил службу на флоте и целиком отдал себя научной работе в Физиологическом отделе.

Л.А. Орбели – Генерал-полковник медицинской службы

Высокие качества экспериментальных исследований, выполненных Орбели, дали основание Павлову представить своего талантливого ученика в качестве кандидата на заграничную поездку.

И.П. Павлов охарактеризовал кандидата следующими словами: "Д-р Орбели представил три экспериментальных работы, из которых одна относится к физиологии пищеварения и две к учению об условных рефлексах.

Эти работы, потребовавшие от автора продолжительного и упорного труда, отличаются крупными научными достоинствами. Они безукоризненны в методическом отношении, причем те некоторые приемы и способы исследования, которые автор применял впервые, подвергнуты им самой тщательной разработке и проверке. Поэтому результаты исследований Орбели имеют характер полной научной достоверности.

Крупное достоинство трудов Орбели заключается в том, что в них сквозит постоянная и напряженная работа мысли, как критической, так и обобщающей, причем в деле критики автор отличается серьезностью и спокойствием, в деле обобщений - осторожностью и обоснованностью. Ко всему этому следует прибавить, что автор обладает способностью к сжатому и в то же время ясному изложению как фактического, так и идейного научного материала.

Незадолго до командировки произошло важное событие в личной жизни молодого ученого -он женился. Молодые супруги поехали за границу вместе. Елизавета Иоакимовна Орбели помогала мужу в его напряженном труде.

Работая в передовых физиологических лабораториях Запада, Орбели прежде всего стремился пополнить свои знания в заинтересовавшей его в области физиологии органов чувств.

Знание ее было необходимо для дальнейшего развития учения Павлова о высшей нервной деятельности. Поэтому, приехав в Германию, Орбели направился в Лейпциг, где работал один из крупнейших специалистов по физиологии органа зрения Эвальд Геринг.

В лаборатории немецкого физиолога Орбели выполнил вместе с Дитлером две работы. В Германии же, в лаборатории гисенского физиолога Гартена, он ближе познакомился с электрофизиологическим методом и совместно с Брюкке экспериментально исследовал токи действия мускулатуры мочеточников. Там же он выполнил работу, посвященную электродвижущим силам в коже лягушки. В этих опытах принимала участие Е.И. Орбели.

Из Германии Л.А. Орбели с женой отправился в Англию, где он работал под руководством двух выдающихся английских физиологов - Ленгли, который уже в то время пользовался мировой известностью как создатель современных представлений об устройстве автономной нервной системы.

В лаборатории Ленгли Орбели тщательно изучил методы исследования автономной нервной системы и совместно с английским ученым выполнил три научных исследования. С Баркрофтом он изучил влияние молочной кислоты на кривые диссоциации гемоглобина.

Наконец, во время той же заграничной поездки Орбели провел несколько месяцев на Неа-польской биологической станции. Здесь перед его умственным взором открылось все многообразие животного мира; здесь он реально ощутил всю глубину эволюционной идеи. с интересом воспринятой им еще на студенческой скамье и сыгравшей в дальнейшем решающую роль во всех его научных открытиях.

Все последующие исследования Орбели носят на себе печать двух мощных влияний: гениальных научных построений И.П. Павлова и успехов западноевропейской физиологии. Надо было обладать богатой синтетической способностью, чтобы суметь направить по единому руслу все эти многообразные течения мировой физиологической мысли.

Научная деятельность Орбели многообразна. В 1913-1923 годах он провел ряд важных исследований по вопросам пищеварения, а несколько позже - по физиологии почек. С начала 1920-х годов он перешел к изучению механизмов спинномозговых координаций. В 1922 году Л.А. Орбели вместе со студентом А.Г. Гинецинским открыл физиологическую закономерность, которая в отечественной и зарубежной науке получила название "феномена Орбели-Гинецинского".

Справка

Суть его заключается в том, что утомленная длительными сокращениями скелетная мышца лягушки восстанавливает работоспособность после раздражения симпатического нерва. Это было началом большого направления в физиологии, получившего впоследствии название адаптационно-трофической (приспособительно-питательной) функции симпатической нервной системы. Учение Орбели и его учеников об универсальной адаптационно-трофической функции симпатической нервной системы вошло в золотой фонд отечественной и мировой науки.

С 1925 года Л.А. Орбели - преемник Павлова на посту начальника кафедры физиологии Военно-медицинской Академии. Этот пост Орбели занимал до 1950 года. В 1929 году в Ленинградском областном научно-практическом институте охраны здоровья детей и подростков .

Л.А. Орбели организовал первую в СССР Лабораторию возрастной физиологии. Лаборатория занималась изучением возрастных изменений обмена веществ у животных и детей. В 1952 году она была объединена с Лабораторией высшей нервной деятельности ребенка (руководитель Н.И. Красногорский). С 1933 года Л.А. Орбели руководил Отделом эволюционной физиологии и специальной физиологии ВИЭМ. Там Л.А. Орбели организовал четыре лаборатории: сравнительной физиологии (заведующий Е.М. Крепс), экспериментальную (А.В. Тонких), физиологии развития (Л.Г. Лейбсон) и электрофизиологии (Г.В. Гершуни).

Научно-организационная деятельность Орбели проявлялась в разных направлениях. Он был одним из заместителей председателя (И.П. Павлова) Оргкомитета XV Международного физиологического конгресса, председателем или членом оргкомитетов многих научных конференций, симпозиумов и съездов, редактором или членом редколлегии множества научных изданий.

Примечательно, что Орбели отличался и высокими личностными качес вами. Он умел необычайно легко сближаться с людьми, очаровывал их своей открытостью, без труда приобретал друзей. Известный грузинский психиатр и невролог, академик А.Д. Зурабишвили, вспоминая о дружеской заботе и теплом отношении Орбели к его творчеству, говорил: «Полностью согласен с формулой академика Петра Леонидовича Капицы, что большой ученый еще не есть большой человек, что сопряжение двух понятий — большой ученый и большой человек —довольно редкое сочетание. С чувством искреннего почтения и полного уважения хочу громко заявить, что академик Леон Абгарович Орбели составляет блестящий пример именно счастливого единства личностных черт ученого и человека».

Друзья и сотрудники отмечали и то, что Орбели обладал высокой этикой и чувством уважения к национальным чувствам всех, с кем общался. Уже будучи известным ученым, Орбели радовался успехам физиологической школы Грузии, которая отличалась высоким уровнем научных достижений.

Когда трагически погиб профессор физиологии Петербургского медицинского института В.И. Вартанов, Леон Орбели написал биографический очерк, в котором есть такие строки: «Ни тяжелая встряска всего цивилизованного мира, ни потрясение отечества, ни терзания родного народа, ни мучившее его личное горе — гибель одной дочери и тяжкий недуг другой — не могли сокрушить в нем веру в красоту жизни, не могли лишить его бодрости и силы….» .

Эти слова раскрывают нам душу самого Орбели, показывают, какие черты че ловеческой личности ценил ученый и какие душевные качества вызывали в нем резонанс. В этом одном из многих примеров красоты общения просматриваются, пожалуй, эмоциональные истоки творчества Орбели — его стремление объединить неличное с личным, логику с интуицией.

29 марта 1932 года Орбели был избран членом-корреспондентом Академии наук СССР по Отделению математических и естественных наук, а степень доктора медицинских наук он получил без защиты диссертации в 1934 году.

В том же 1934 году Л.А. Орбели получил звание заслуженного деятеля науки РСФСР, а в 1935 году был избран академиком АН СССР и одновременно членом ее Президиума.

Павлов высоко оценил его в своем представлении к званию академика: "Левон Абгарович... прошел ряд выдающихся физиологических школ за границей и мою. Это вооружило его большим количеством разнообразных физиологических методов и дало возможность стать твердою ногою во многих областях физиологии. В настоящее время им решается положительно вопрос фундаментальный, но упорно не дававшийся физиологам в течение больше полустолетия, вопрос о трофической иннервации".

В работах по физиологии мозжечка Орбели доказал, что мозжечок вместе с большими полушариями управляет функциональным состоянием низших отделов мозга. Эти исследования привели Орбели к оценке хода функциональной эволюции центральной нервной системы и мышечной ткани. В 1920-1930 годах последовал ряд работ Орбели по симпатической иннервации скелетных мышц, центральной нервной системы, органов чувств.

После смерти И.П. Павлова, с 1936 по 1950 год Орбели возглавлял Физиологический институт АН СССР, куда вошла и Лаборатория физиологии животных АН СССР, созданная Орбели в 1935 году в Москве. В 1939 году на основе двух подразделений ВИЭМа - биологической станции и отдела эволюционной и специальной физиологии - он создал и возглавил (в 1939-1950) Институт эволюционной физиологии и патологии высшей нервной деятельности им. И.П. Павлова АМН СССР в Колтушах.

Там Орбели проводил исследования в области физиологии анализаторов, вегетативной нервной системы, боли, подкорковых центров головного мозга. Являясь одним из создателей эволюционной физиологии, он большое внимание уделял проблемам генезиса психического формирования второй сигнальной системы и ее взаимодействия с первой. Сигнальные системы - способы регуляции поведения живых существ в окружающем мире, свойства которого воспринимаются головным мозгом в виде сигналов, либо непосредственно улавливаемых органами чувств как ощущения цвета, звука, запаха и др. (1-я сигнальная система), либо представленных в знаковой системе языка (2-я сигнальная система). При относительном преобладании 1-й сигнальной системы складывается художественный тип личности, при преобладании 2-й сигнальной системы - мыслительный.

Л.А. Орбели, обладая исключительной по разнообразию изучаемого материала эрудицией, получает признание мировой научной общественности, как крупнейший и авторитетнейший специалист в различных отделах физиологии: физиологии центральной и вегетативной нервной системы, пищеварения, органов чувств, мочеотделения и других направлениях физиологии, ставящих задачей изучение эволюций жизненно важных функций организма. Кроме того, под руководством Орбели выполняется ряд важнейших работ оборонного значения. Принципиально новое понимание учения Павлова об условных рефлексах он развивал на протяжении многих лет.

Отстаивая естественнонаучную ориентацию психологии и подчеркивая необходимость тесной связи между физиологическими и психологическими исследованиями, Орбели изучал нейрофизиологические механизмы творческой активности человека, психофизиологические проблемы профессиональной деятельности в экстремальных условиях (работа подводников, летных экипажей и др.).

С 1936 года, являясь председателем комиссии по аварийно-спасательной службе Главного управления Военно-морского флота СССР, Орбели проводил исследования по глубоководным спускам, которые имели большое значение. Эти работы по проблемам физиологии и патологии органов чувств, влияния на организм человека повышенного и пониженного барометрического давления нашли практическое применение в военной медицине и в организации условий военной службы. Орбели занимался разработкой вопросов, имеющих практическое значение для военного дела.

Используя открытия в фундаментальной науке, коллективы ученых, руководимые академиком Л.А. Орбели, внесли большой вклад в развитие прикладных исследований. Так, в военные годы проводилось изучение механизмов травматического шока, "воздушной контузии", способов ликвидации контрактур (стягивание и ограничение подвижности мышц и суставов), каузалгий (жгучие боли, вызванные повреждениями периферических нервов), происходящих вследствие ранений. Возвращение в строй и сохранение трудоспособности десятков и сотен тысяч раненых на фронтах Великой Отечественной войны, - заслуга отечественной медицины и физиологии как ее теоретической основы. Одним из интереснейших изобретений Леона Орбели было создание биоскопа - аппарата, отличающего живое от неживого и регистрирующего экстрасенсорные явления, в частности телепатию.

В 1943 году Орбели стал одним из основателей и академиком АН Армянской ССР. В 1944 году ему было присвоено высшее для военных медиков звание генерал-полковника медицинской службы, он также стал действительным членом вновь образованной Академии медицинских наук. Орбели был награжден Золотой медалью им. И.И. Мечникова АН СССР за совокупность работ в области эволюционной физиологии (1946).

После Сессии Всесоюзной академии сельскохозяйственных наук (август 1948 года) и выступления академика Лысенко была "закрыта" классическая генетика и Л.А. Орбели оказался в затруднительном положении. С одной стороны как вице-президент Академии Наук СССР он должен был следовать в "русле" решений этой сессии. С другой, как последователь И.П. Павлова в изучении генетики высшей нервной деятельности и поведения животных, продолжать исследования на основе открытий классиков генетической науки. Несмотря на то, что Орбели как руководитель ряда физиологических учреждений был вынужден хотя бы формально включиться в "антигенетическую" кампанию, как ученый он отказался в ней участвовать. От Орбели потребовали не только изменить план генетических исследований, но и пересмотреть состав своих сотрудников, вплоть до увольнения некоторых из них (Р.А. Мазинг, И.И. Канаев). Орбели не только не сделал этого, но, проявив немалое мужество, ввел в свой штат уволенного из Ленинградского университета генетика М.Е. Лобашова. Однако вопреки мнению Орбели в Колтушах все-таки сняли с пьедестала бюст Г.Менделя, была прекращена работа с мушками дрозофилами.

Поведение Левона Абгаровича в сложных политических коллизиях было безукоризненным, так же как и взаимоотношения с коллегами, учениками и оппонентами. Примечательно, что, несмотря на все перипетии борьбы с космополитизмом, он навсегда сохранил верность своим зарубежным учителям Э.Герингу и Дж.Ленгли.

После смерти Сталина работать академику становится легче. В январе 1956 года на базе лаборатории, созданной в октябре 1950 года для индивидуальной работы академика Л.А. Орбели, организуется Институт эволюционной физиологии АН СССР и ему присваивается имя И.М. Сеченова. С 1956 года и до самой смерти Л.А. Орбели являлся директором Института.

7 марта 1956 года Орбели выступил с программным докладом "Основные задачи и методы эволюционной физиологии" на 1-м совещании по эволюционной физиологии. Годом раньше, в августе 1955 года в Киеве состоялся 8-й Всесоюзный съезд физиологов. Когда на пленарном заседании, проходившем в Оперном театре, было предоставлено слово Л.А. Орбели, и он поднялся на трибуну, участники съезда встали и наградили его такими бурными аплодисментами, которым мог позавидовать любой из артистов - любимец зрителей в этих стенах. Так физиологи страны выразили свое глубокое уважение и признание выдающемуся ученому, организатору науки, гражданину и человеку.

Умер академик Л.А. Орбели 9 декабря 1958 года в Ленинграде. Похоронили его на Богословском кладбище, рядом с дочерью Марией Орбели (1916-1949), биофизиком, работавшей в Радиевом институте АН СССР и умершей от лучевой болезни. В 1961 году рядом похоронили его младшего брата - Иосифа Абгаровича Орбели (1887-1961) - крупнейшего востоковеда, археолога, академика, многолетнего директора (1934-1951) Эрмитажа, в последние годы жизни возглавлявшего Ленинградское отделение Института востоковедения АН СССР (1956-1961). А в 1974 году здесь же похоронили и жену Л.А. Орбели - Елизавету Иоакимовну (1879-1974). В Санкт-Петербурге с XIX в. жили и ныне живут шесть поколений династии Орбели. Братья Рубен, Леон и Иосиф Орбели, получив высшее образование в Петербурге.

Было время, когда об их могилах забыли. К 300-летию города, благодаря помощи дирекции Эрмитажа, памятники семьи Орбели были приведены в порядок.

На гранитном камне, поставленном на его могиле, выбита надпись «Навстречу сыну человеческому»…

Ближайший ученик первого русского лауреата Нобелевской премии Ивана Павлова, Л.А. Орбели по праву считается не только основоположником новой науки - эволюционной физиологии, но и создателем большой научной физиологической школы. Идеи Орбели ныне разрабатываются его учениками и последователями в Петербургском Институте эволюционной физиологии и биохимии имени И.М. Сеченова РАН и в Институте физиологии, носящем его имя, в Ереване. Труды Орбели, выстроенные в эволюционном аспекте, в значительной степени определили развитие эволюционной физиологии. Важные исследования Орбели касались вопросов жизнедеятельности организма в экстремальных условиях. Он по праву считался выдающимся организатором научного дела в СССР.

Материал подготовила: Марина Галоян

В статье использованы материалы А.Е. Аствацатуровa, также отрывки из книги Л. Лейбсон, «Левон Абгарович Орбели» (Л., 1973).

Лента

Рекомендуем посмотреть