Онлайн

«Арт-дилер № 1»: Ларри Гагосян – царь Мидас современного искусства

2019-07-19 22:46 , Немного О..., 1188

«Арт-дилер № 1»: Ларри Гагосян – царь  Мидас современного искусства

Он – тот, кто превращает бедных художников в звезд, а их картины — в доллары, он сделал Мишеля Баския звездой галерей и помог Дэмиену Херсту стать миллионером. Он – основатель империи, насчитывающей 14 галерей по всему миру, владелец многомилионного состояния, которого полиция обвиняла в уклонении от налогов, а партнеры — в редкой циничности. Он превратил современное искусство в бизнес, продвигал молодых художников по всем правилам маркетинга, как продукт, чтобы заработать на их картинах миллионы. Он – Ларри Гагосян, арт-дилер № 1.

Предприимчивый внук армянских эмигрантов еще студентом придумал торговать картинками: «Я покупал постеры по 2 доллара, вставлял в рамки и продавал по 15». Постеры молодой Ларри продавал в лавке прямо напротив Калифорнийского университета, где изучал английскую и американскую литературу. Диплом об образовании он заработал одновременно с первым заметным капиталом.

К слову, еще до продажи постеров Гагосян успел поработать продавцом в книжном и музыкальном магазинах, кассиром в супермаркете и секретарем-ресепшионистом. Нет сомнений, угадывать желания клиента и исполнять их с выгодой для себя, он научился быстро. Неудивительно, что калибр клиентов довольно быстро стал расти — параллельно с амбициями самого Ларри.

Ларри Гагосян в Financial Times

Сегодня Ларри Гагосян имеет годовой доход более $30 млн. и состояние, близкое к миллиарду (по неофициальным данным). Среди клиентов Ларри Гагосяна: Чарльз Саатчи, миллиардеры Дэвид Геффен и Эли Брод.

Казалось бы, всемирно известный британский галерист Чарльз Саатчи должен считать Гагосяна конкурентом. Однако вместо этого он публично восхищается лондонскими Gagosyan Gallery и говорит, что у Ларри безупречный нюх на будущих звезд. В 90-х Саатчи одним из первых начал активно скупать работы Дэмиена Херста — естественно, через Гагосяна. Саатчи и Гагосян не из тех, кто считает, будто в художественном смысле работы Херста не сильно превосходят постеры.

В 1976 году Гагосян открыл в Лос-Анджелесе Broxton Gallery. Вместо принтов с фотографиями Дианы Арбус и Ли Фридлендера, которыми торговал магазин Ларри времен института, в новой галерее выставлялись работы современных художников. Бизнесмен приглашал к партнерству мастеров, которые вот-вот должны были стать знаменитостями. И они становились — не без его помощи.

В 1979 году Ларри переехал в Нью-Йорк, где открыл галерею в районе Сохо. В те времена он завел полезную дружбу с влиятельным арт-дилером Лео Кастелли. В кругу Кастелли всегда встречались «нужные люди»: общаясь с ними, Гагосян совершал первые сделки, набирался опыта, обрастал связями и развивал чутье на таланты и выгодные контракты.

В интервью Гагосян однажды заметил: «Рядом с Лео я всегда держал ухо востро, наблюдал за ним и так многое понял об этом бизнесе».

Гагосян умеет создавать ажиотаж: нагнетать цену, делать рекламу и предпринимать все, чтобы его художники росли в цене.

«Сделай так, чтобы иметь картину нужного автора было также престижно, как купить Ferrari — и ты богат», — таков его рецепт.

Со стороны может показаться, что Гагосян остро чувствует тренды. На самом деле, он их и создает — взять хотя бы Жана-Мишеля Баския.

В 80-х Ларри Гагосян познакомился с Жаном-Мишелем Баския и представлял его интересы до самой смерти самородка от передозировки. Арт-дилер не только организовывал подопечному выставки, но и предоставил лофт одной из своих студий для работы. Друзья говорят, что Гагосян хотел поддержать талант, враги — что по сути он таким образом получил бесплатную рабочую силу. Если Баския работал где попало, эскизы он забывал, выбрасывал или дарил, если работал у Ларри — Гагосян их продавал.

Ларри Гагосян с Анной Винтур

Ничто не может помешать Гагосяну завладеть картиной, на которую он положил глаз. В доказательство — тиражируемый слух от анонимного бывшего партнера: «Я не хотел продавать редкую картину, но согласился на условиях, что она попадет в руки конкретного коллекционера. Гагосян уверил меня, что покупает полотно именно для этого человека, подписал бумаги о покупке — и тут же по телефону продал картину совсем другому человеку. Проводя сделку, он усмехался мне в глаза. С тех пор я ни разу с ним не разговаривал и не разу не подал руки».

О том, как Гагосян ведет переговоры, тоже ходят легенды. Он может легко послать собеседника к черту так, что тот даже не обидится, наорать на него, а следом продать картину за десятки тысяч.

Ларри Гагосян с Элтоном Джоном

В редких интервью «акула» современного искусства говорит, что арт-рынок — это «игра, танец с долларом».Так и есть, а Гагосян в этом танце — ведущий. Он может перебить ставки конкурентов на торгах, чтобы купить работы в 5 раз дороже, а продать — в 15 раз.

В 1988 Гагосян поставил свой первый рекорд, купив Фальстарт Джаспера Джонса за 17 миллионов долларов. Основной капитал в 80-е арт-магнат создал, продавая работы малоизвестных модернистов и представителей современного искусства, как горячие пирожки — быстро и недорого. Он зарабатывал не за счет цены лота, а за счет объема продаж. Так к Гагосяну приклеилась кличка «Go-Go».

Гагосян в компании коллекционера и филантропа Жана Пигоцци

Есть и такая история. После первого Международного признания, связанного с Венецианской биеннале 1993 г., британец Дэмиен Херст нуждался в хорошем арт-дилере. Дерзкому художнику нужен был «еще более смелый, а лучше даже беспринципной менеджер».

Говорят, серый кардинал нашептал Херсту стратегию: брать рынок не качеством, а количеством, буквально наводняя его эпатажными работами имени себя. Писать полотно необязательно — достаточно придумывать концепцию, а работу пусть делают подмастерья. Чем быстрее и больше, тем лучше.

Ларри Гагосян и Дамиан Херст

Все шло отлично, но в 2010 году Херст и Гагосян внезапно заявили о разрыве отношений. Завистники потирали ладошки: Ларри конец! В тот год от него ушли также Джефф Кунс и японская дива эпатажа Яёи Кусама. Оказалось, Гагосян просто раньше времени спрогнозировал падение интереса к Херсту: его работы на тот момент не купил только ленивый, а за ширпортреб миллионы не платят.

Из скандала гений менеджмента выдавил максимум: организовал во всех Gagosian Gallery прощальную выставку Херста, заработав напоследок пару миллионов. На момент расторжения контракта цены на Херста упали примерно на 30%.

Что еще о нем известно? Ларри Гагосян носит удобную классику, любит яхтенный спорт и хорошую еду. Осенью 2014 г. он открыл ресторан Kappo Masa рядом со своей штаб-квартирой на Мэдисон-авеню — зачем далеко ездить на обеды? В партнеры по ресторанному бизнесу арт-легенда выбрал любимого шеф-повара Масу Такаяму. Гагосян превращает в золото все, за что берется, так что и ресторан обязан быть успешным.

Иногда может показаться, что Ларри Гагосян — бизнесмен, торгующий шедеврами-однодневками. На самом деле это не так. В галереях Гагосяна представлены и Пикассо, и скульптор Альберто Джакометти, и классики фотографии вроде Ричарда Аведона — это далеко не полный список имен модернистов, проверенных временем.

Что именно хранится в домашних собраниях бизнес-гения, публике неизвестно. Возможно, искусство для него — как женщина. Одну ты выставляешь напоказ, заставляя всех завидовать. О той, что дорога сердцу, предпочитаешь молчать.

Гагосяна можно любить или ненавидеть, и тем не менее, он в числе первых научился зарабатывать на современном искусстве. Еще век назад меценаты максимум любезно поддерживали художников своей эпохи, но никто не умел сделать так, чтобы те не умирали в бедности и бесславии. И если бизнесмен учит художников не быть голодными, ему нельзя не симпатизировать. Тем более, при таинственной харизме Гагосяна — царя Мидаса современного искусства.

В статье использованы материалы с сайта artchive.

Лента

Рекомендуем посмотреть