Онлайн

Нам предопределено предупредить остальных: у турка за пазухой топор. Л. Мелик-Шахназарян. Минутка Истории

2019-07-22 21:50 , Минутка истории, 1390

Нам предопределено предупредить остальных: у турка за пазухой топор. Л. Мелик-Шахназарян. Минутка Истории

Л.Мелик-Шахназарян в 1974 году поступил в Институт русского языка и литературы в Ташкенте, а после его окончания работал преподавателем кафедры русского языкознания в Ташкентском госпединституте.

В 1988 году переехал в Нагорный Карабах, где работал заведующим отделом Облисполкома по работе с беженцами из Азербайджана. Являлся заместителем председателя движения «Миацум»

В ноябре-декабре 1988 был одним из руководителей самообороны армян города Ганджа (Кировабад). В декабре 1991 года был избран депутатом Верховного Совета Нагорно-Карабахской республики первого созыва.

С января 1992 до июня 1995 года являлся председателем постоянной комиссии Верховного Совета Нагорно-Карабахской Республики по внешним сношениям, а также членом Президиума Верховного Совета Нагорно-Карабахской Республики.

В 1995—1997 годах Левон Мелик-Шахназарян работал редактором русской версии газеты «НК Республика». К концу 1997 года переехал в Ереван, где и жил в последние годы.

Являлся преподавателем кафедры политологии Ереванского университета международных отношений имени Анания Ширакаци. Имел свыше 500 публикаций на политологические темы. Был женат. Имел троих детей.

Скончался 11 августа 2015 года после тяжёлой и продолжительной болезни.

«В городе, большая часть которого была построена армянскими строителями, особый, неповторимый колорит которому был придан армянскими зодчими, в эти дни происходили жесточайшие погромы и убийства армянского населения. Огромная толпа закавказских турок, состоявшая из многих десятков тысяч вернувшихся в первобытное состояние нелюдей, начиная с 13 января грабила и убивала, насиловала и сжигала армян… Только потому, что они были армянами», - пишет он.

Как бы ни было тяжело вспоминать об этих днях жертвам погромов, говорить об этом надо. Необходимо.

«И не только потому, что наше скорбное молчание создает для руководства Азербайджана возможность вопить и кричать на весь мир о вводе советских войск в «мирный» Баку и придумывать очередную черную дату в календаре. Говорить об этом надо, в первую очередь, в знак уважения к памяти сотен наших соотечественников, павших от топора в кровавой столице «толерантной» Азербайджанской республики. Да, как бы это кощунственно не звучало, но власть и государственная пропаганда незаконнорожденного Азербайджана именно так пытается представиться миру.

Нельзя промолчать и о том, что в страшной трагедии Баку до некоторой степени были виноваты и сами армянские жители города. Виноваты не в том, что родились армянами, а в том, что по-армянски наивно продолжали до конца верить в то, что соседи, которым они не раз протягивали руку помощи, чьих детей зачастую нянчили, учили читать и писать… так вот, армяне надеялись, что эти соседи не дадут их в обиду. Так до января 1990-го не поняли, что именно эти «соседи» помогали преступному руководству преступного образования держать их в заложниках.

Да, это необходимо понять и признать: армянское население Баку пребывало в заложниках у азербайджанских политиков. Ноябрь 1988 года, когда по всей Азербайджанской ССР прошли массовые организованные погромы армянского населения республики, наглядно продемонстрировал это. Можно возразить, что в ноябре 1988 погромы армян были и в Баку. Это действительно так, и не только в ноябре 1988, но и до самого января 1990, однако, необходимо признать, они худо-бедно пресекались, и значительная часть армянского населения города осталась там… В надежде, что государство и друзья-соседи защитят их», - пишет Л. Мелик-Шахназарян.

Есть «армянская болезнь»: проецирование на других собственной морали, понимания жизни, благородства, готовности оказать помощь близкому и не очень человеку.

«Бакинские армяне строили свои планы и лелеяли надежду на соседей так, словно это соседи были армянами с теми же благородными чувствами, что и они сами. Надеялись, будто во главе Азербайджана находились люди. Надеялись, словно потомок турка, громившего армян на протяжении всего 1905 года, а затем в 1918 году, мог измениться», - пишет политолог и напоминает, что Баку – город трех армянских погромов и массовых убийств.

«И если в 1905 году армяне, ведомые славным Николом Думаном, еще смогли защититься, то в сентябре 1918 года, когда в город ворвались подразделения регулярной турецкой армии и «правительство» Азербайджана, силы оказались неравны, и турки закавказские совместно с турками османами со звериным наслаждением вырезали свыше 30 тысяч армян. А еще до этого они убили десятки тысяч армян в Нухи-Арешском регионе, в Утике, в Арцахе, в Ширване, Шемахе… В общей сложности в 1918 году на территории будущей Азербайджанской ССР было убито свыше 250 тысяч армян. Убили бы и больше, да Турцию вынудили покинуть Закавказье, а оставшиеся без «союзника» закавказские турки умением воевать никогда не отличались», - напоминает он недавнюю историю.

Армянам в Азербайджанской республике выпала доля раньше других христианских жителей этой республики взойти на возведенный турецким топором эшафот.

«Это должны осознать оставшиеся там христиане, убаюкивающие себя, как и армяне в свое время, что соседи и государство заступятся за них. Если, конечно, желают мирного будущего себе и своим детям. Ибо за пазухой у турка всегда находится любовно наточенный топор, и он готов применить этот топор не только во имя собственных человеконенавистнических чувств, но и во имя решения политических задач своих руководителей. Против возвышенных идеалов мировосприятия человечества у турка один «аргумент» - топор.

Нетерпимость турка к представителям иных национальностей и народностей зародилась и получила идеологически практическое обоснование в их кочевой истории: когда они безжалостно уничтожали соперника, пользующегося благами оазиса в степи. Возможно, как изящно выражается Ильхам Алиев, двум головам в одном котле не свариться, а один небольшой оазис не мог прокормить и напоить все страждущие и алчущие отары. Но турок сохранил в себе эту нетерпимость к «чужим», и психологически не готов их «терпеть». Захватив «оазис», турок, словно шакал, торопится отметить ареал своего проживания, даже если понимает, что это – временный стан. И горе слабому, оказавшемуся внутри помеченной турком территории. Ибо турок признает только силу.

Сотни армянских жизней, десятки тысяч поломанных судеб – трагедия января 1990 года в Баку долго еще будет оставаться незаживающей раной в наших сердцах, бередить нашу память. Но эта трагедия, как бы кощунственно это ни звучало, имеет и положительные стороны.

Бакинская резня армян окончательно разделила нас с закавказскими турками. Отныне мы стоим с врагом лицом к лицу, и нам не придется беспокоиться за армян, живущих в тылу у врага. Отныне на пути турка к армянскому крестьянину находится Армянская Армия – единственный преданный и верный союзник армянского народа. Да, это наши дети, мы гордимся ими и беспокоимся за них. Но мы знаем точно: наши возмужавшие сыновья сторожат границу для того, чтобы наши пока еще маленькие дети, наш народ и наша страна имели гарантированное мирное будущее.

Армяне – не первый народ, изгнанный турком из своей колыбели (или уничтоженный в колыбели). Горькую чашу эту сполна испили практически все аборигенные народы Турции и Азербайджана. Однако природа создала нас слишком великими, чтобы мы могли стать эгоистами. Именно мы стали жертвой в Баку, именно наша кровь пролилась в этом городе, и именно нам предопределено предупредить остальных: у турка за пазухой топор.

Статья «Январь 1990. Баку» Л. Мелик-Шахназарян.

Материал подготовила: Марина Галоян

Лента

Рекомендуем посмотреть