Онлайн

«Любую боль, коварство, напасть, гнев, осилим мы, вооружась любовью»: известный живописец и скульптор и неизвестный поэт Микеланджело

2019-07-24 21:32 , Немного О..., 487

«Любую боль, коварство, напасть, гнев, осилим мы, вооружась любовью»: известный живописец и скульптор и неизвестный поэт Микеланджело

Надежная опора вдохновенью

Была дана мне с детства в красоте, –
Для двух искусств мой светоч и зерцало.
Кто мнит не так, – отдался заблужденью:
Лишь ею влёкся взор мой к высоте,
Она резцом и кистью управляла.

Микеланджело Буонарроти

Поэзия не стала его призванием, она отвечала его внутреннему влечению, была делом сердца и совести. Он брался за перо в самые трудные минуты своей жизни, чтобы выразить свой образ в слове, когда не мог передать его в камне или рисунке.

Микеланджело на портрете Даниэле да Вольтерра, ок. 1544г

Сам Микеланджело был не очень высокого мнения о своем поэтическом даре. По свидетельству Асканио Кондиви, биографа Микеланджело, Микеланджело «занимался поэзией только для собственного развлечения, воспрещая себе из этого делать профессию, постоянно умаляя свои литературные способности и говоря, что в этой области он невежда». Вазари тоже подтверждал, что Микеланджело не доверял своему поэтическому таланту, думая, что он «не умеет письменно выражать свои мысли».

Сонет Микеланджело с карикатурой

Слава Микеланджело – скульптора и живописца – пробудила интерес современников и к его поэзии. Далеко не все были готовы понять и принять его поэзию, не отвечавшую чопорным вкусам того времени. Обаяние и сила стиха Микеланджело заключаются в его неизменной шероховатости: ведь в работу над словом он перенес свои приемы каменотеса и художника. Микеланджело часто упрекали в этой неотшлифованности стиха, хотя она спасла его от слащавой пустой риторики, наполнявшей поэзию многих современных ему поэтов. Один из них, Франческо Берни, обращаясь к поэтам своего времени, мужественно признал превосходство Микеланджело: «он говорит вещи, а вы говорите слова».

Микеланджело был поэтом мысли, поэтому внешние события его не вдохновляли. Его поэзия наполнена раздумьями о назначении человека, о смысле искусства, о призвании художника и его отношении к несовершенной действительности. Трагические ноты звучали и в ранних произведениях Микеланджело, когда он осознал невозможность воплощения в жизнь своих высоких ренессансных идеалов героизма, величия и красоты, созданных благодаря общению с гуманистами из кружка Лоренцо Великолепного.

В «Академии Медичи» Микеланджело увидел и услышал самого яркого поэта XV века – Полициано, чтение Данте и Петрарки укрепило его привязанность к поэзии. Но крушение свободолюбивых надежд Италии, ставшей объектом борьбы двух сильных соседних государств, реакционное давление католической церкви на гуманистическую культуру эпохи Ренессанса, собственное одиночество – все это привело к нарастанию трагизма в образах Микеланджело. И это скорбное настроение, которое раньше только проскальзывало в его произведениях, теперь стало преобладающим душевным состоянием. Об этом свидетельствует незаконченное стихотворение, написанное в период создания капеллы Медичи:

В плену таком, в таком уныньи

С обманчивой мечтой, с душою под ударом

Божественные образы ваять!

Микеланджело выпал гордый удел – он стал титаном Возрождения, но цена этого взлета была высокой и горькой – одиночество, сопровождавшее его всю жизнь.

Посмертная маска Микеланджело

Художник Асканио Кондиви, который одно время был учеником Микеланджело и в 1553 году написал книгу «Жизнь Микеланджело», основанную на рассказах мастера и своих личных наблюдениях, так объяснил причины этого одиночества: «…Микеланджело посвятил себя смолоду не только скульптуре и живописи, но также и тем областям, которые либо причастны этим искусствам, либо с ними связаны; и делал он это с таким рвением, что одно время чуть ли не вовсе отошел от всякого общения с людьми, ни с кем не встречаясь, разве только с очень немногими. Поэтому иные считали его гордецом, а иные чудаком и сумасбродом, в то время как он не обладал ни тем, ни иным пороком, но (как это случается со многими выдающимися людьми) любовь к мастерству и постоянное упражнение в нем заставляли его искать одиночества, а наслаждался и удовлетворялся он этим мастерством настолько, что компании не только его не радовали, но доставляли ему неудовольствие, поскольку они нарушали ход его размышлений, так как он никогда (как обычно говорил о себе великий Сципион) не был менее одинок, чем находясь в одиночестве».

У Микеланджело не было своей семьи. На назойливые расспросы он отвечал: «Живопись ревнива и не терпит соперниц: она заменяет мне жену и доставляет совершенно достаточно домашних хлопот. Моими детьми будут мои произведения». Всю жизнь он заботился о своем отце и братьях.

Микеланджело был богат (по современным меркам – мультимиллионер), но никогда не тратил на себя много денег и всегда помогал нуждающимся. По свидетельству Кондиви: «Он щедро раздавал не только свои произведения, но часто и деньги, приходя на помощь бедным, трудолюбивым и талантливым писателям и художникам».

В последние годы жизни это одиночество стало особенно мучительным: ушли из жизни его римские друзья Томмазо Кавальери и поэтесса Виттория Колонна, с которой Микеланджело связывали 10 лет прекрасной платонической любви.

Микеланджело и Виттория Колонна

1555 год тоже принес тяжелые утраты – умерли последний из его братьев и преданный слуга. Вазари вспоминал: «Дожив до 81 года, Микеланджело чувствовал себя одряхлевшим. Только о смерти он и думал». Ожидание близкой смерти звучит в последнем сонете Микеланджело:

Средь бурных волн и в горестных блужданьях

Закончен круг земного бытия.

Мой челн пристал и скоро должен я

Поведать о моих земных деяньях.

Когда-то я в пылу моих влечений

Искусство, как кумир, боготворил,

Но вижу ныне, что во мраке жил

И мучился тщетой людских волнений.

Горенье творчества в душе остыло,

Я двух смертей предчувствую приход.

Одна близка, другая наступает.

Резец и кисти стали мне постылы.

Небесная любовь к себе влечет

И длани благостные простирает.

Этот последний сонет принято считать доказательством того, что к концу своих дней Микеланджело пришел к христианскому благочестию, чему во многом способствовала его дружба с Витторией Колонна, славившейся своей набожностью.

Микеланджело сам собрал свои сонеты и мадригалы воедино, вполне возможно, он предполагал издать их. Некоторые мадригалы Микеланджело уже при его жизни были положены на музыку и пользовались популярностью. До наших дней сохранились более 300 поэтических произведений мастера. Изданы они были впервые только спустя столетие, в 1623 году, внучатым племянником Микеланджело, но остались почти незамеченными из-за того, что издатель подверг стихи такой переработке, что они утратили свой обаяние и своеобразие.

Его чистая и суровая поэзия была «открыта» только в XIX веке. Микеланджело будет что сказать потомкам в любом столетии из-за сложности однозначно воспринимать его произведения. Ведь он сам однажды сказал, что создает свои произведения для тех, кто будет жить через тысячу лет после него.

Прожив долгую творческую жизнь высочайших достижений и горьких разочарований, он создал формулу успеха, которую передал нам:

«Любую боль, коварство, напасть, гнев

Осилим мы, вооружась любовью»…

По материалам 2queens.

Лента

Рекомендуем посмотреть