Онлайн

Эдриен Барбо: армянские мемуары американской актрисы

2019-07-27 22:26 , Немного О..., 1629

Эдриен Барбо: армянские мемуары американской актрисы

Американская актриса театра и кино Эдриэнн Барбо приобрела известность еще в семидесятых годах, благодаря роли дочери героини Беатрис Артур в комедийном сериале «Мод». Дебют Барбо в 1977 году номинировали на «Golden Globe» и юная актриса получила награду «Best Supporting Actress». После успеха сериала Барбо начали называть секс-символом того периода, а ее карьера в кино пошла в гору. Она снялась в нескольких весьма успешных фантастических фильмах. Помимо актерского таланта Эдриенн обнаружила в себе и писательский талант, написав в мемуары, ставшие бестселлером.

В 2006 году вышла ее автобиографическая книга под названием «Я могла бы сделать вещи и похуже» («There are Worse Things I Could Do»), в которой она рассказала о своей личной жизни, пройденном пути, актерской карьере. В своей книге автор не единожды упоминает о своих связях с армянами. Более того, вторая глава книги озаглавлена «Большей частью армянка» («Mostly Armenian»).

Итак, дочь французско-канадского отца и армянской матери, Эдриэнн Барбо, родилась 11 июня 1945 года в Сакраменто, Калифорния.

«Летние каникулы она обычно проводила у деда Симона Налбаняна, который был родом из Вана – на его ферме, где «царила армянская атмосфера». Как признается Эдриенн, она с самого детства разучивала армянские танцы, принимала участие в жизни армянской общины. «Быть армянином – это нечто необычно, никто не знал, что это такое. Мои подруги удивлялись, видя сходящиеся нас переносицей густые брови. Я многое знала о трагедии своих предков, а приняв решение стать актрисой, решила для себя, что никогда не буду играть роль жертв, а только лишь роли сильных и волевых женщин», - рассказывает она. А на первых страницах ее книги читаем следующее:

«Я – армянка. Настолько, насколько это меня интересует, все становится объяснимым. Ну, пожалуй, за исключением моего носа. Мой нос – франко-канадский, доставшийся от отца. Но все остальное во мне армянское – кудрявые волосы, большая грудь, способность продержаться 45 лет в шоу-бизнесе, которую мне передали мои предки, спасшиеся от ученного турками геноцида в 1915 году.

В действительности я наполовину армянка, но это именно та часть, в которой я выросла. Родителям моей матери принадлежал виноградник площадью в 20 акров – в Мерме, под Фресно, в «мировой столице изюма», и именно там я проводила летние месяцы – сидя под рефрижератором и слушая бабушкины пластинки на проигрывателе. У нее была песня «Уска Дара» Эрти Кит на турецком языке и «Караван мулов» Фрэнки Лейна на армянском языке.

По-армянски я могу досчитать до 20. Могу по-армянски сказать – «не хочу», «не знаю», «не люблю».А также – «что делаешь?», «что хочешь» и «что же, собачье отродье, хочешь я тебе всыплю?».

Я слышала все рассказы о резне, учиненной турками, читала «Хента» Раффи и «Сорок дней Муса-Дага» Франца Верфеля. Я могу приготовить плов, фаршированные листья винограда и пахлаву. Я знакома с большей частью работников бензозаправок в Южной Калифорнии. Но на этом все почти кончается. Моя мать вышла замуж за иностранца, и из-за его работы нам приходилось разъезжать, так что мы не могли жить во Фресно, у своих родственников. И я никогда по-настоящему не выучила армянский, не выросла в армянской церкви. Вместо этого я потратила подростковые годы на то, что выпрямляла волосы «Кикс Кингсом» и пытаясь сгладить горбинку на носу.

Но когда я выросла, мне нравилось говорить людям, что я армянка. За пределами Фресно, казалось, никто не знал – кто такие армяне. Мы были своеобразны, трогательны и таинственны. И мы, безусловно, знали, как нужно танцевать».

Танец сыграл важную роль в армянской идентичности Эдриенн. «Я выросла под восточную музыку. Я выросла, танцуя армянские танцы на свадьбах, крестинах, выпускных балах и вечеринках. Я и мои кузины всегда спорили с дядюшками, когда надо было занимать места на танцевальной площадке. Я смотрела, как моя мать разучивает танец живота в нашей гостиной». Во времена учебы в Сан-Хосе и Фаутхилле Эдриенн посещала также уроки балета и вокала. Впоследствии, описывая, с какой тщательностью она готовилась ко своей второй свадьбе, актриса отметила, что на протяжении трех часов записывала мелодии армянских танцев, а среди приглашенных были ее родственники по материнской линии – Налбандяны и Шамшояны…

Первым серьезным успехом Барбо было участие в театральной постановке «Король и я» - в составе труппы San Jose Light Opera. С этой труппой она в 1963 году выступала в Японии, Корее и Тайване. Вспоминая свою поездку в Корею и тогдашнюю нищету местных жителей, она пишет: «Я никогда не видела нищеты, не знала, что такое насилие. Я знала, что мои родственники бежали из Армении, чтобы избежать уничтожения, но это, казалось, было сто лет назад».

В книге Барбо вспоминает, что когда в Лос-Анджелесе работала в одном из баров и мечтала стать актрисой, одним из посетителей был некий седовласый мужчина по имени Майкл, который затем часто ходил обедать в ближайший армянский ресторанчик. Однажды он пригласил Эдриенн на балет «Щелкунчик». И только в тот день девушка узнала, что фамилия этого человека – Саакян. «Армянский друг. Я сказала ему, что армянка только наполовину, и мы сразу же подружились», - пишет она. Однажды Майкл в канун Рождества подарил Эдриенн открытку, в которой девушка нашла чек на 300 долларов и такую же сумму в банкнотах. Через месяц, встретив своего старшего друга, Эдриенн сказала, что никоим образом не может принять его подарок. «Пожалуйста, возьми, - сказал Майкл Саакян. – Когда я приехал из своей страны, одна армянская пара протянула мне руку помощи – до тех пор, пока я не нашел свою первую работу. Они оба уже умерли, и я ничего не могу сделать для них, но я действительно хотел помочь кому-нибудь из армян. Потрать сумму на уроки актерского мастерства. Я не хочу из брать обратно». Эдриенн так и поступила и, фактически, благодаря доброте соотечественника молодая официантка сделала свой первый шаг на пути к актерской карьере.

Спустя годы, после успеха в фильме «Туман» (1979г), режиссером которого был ее первый муж Джон Карпентер, Эдриенн Барбо посетила Бостон и на встрече с поклонниками щедро раздавала автографы. И в толпе она внезапно увидела Майкла Саакяна, который, как выяснилось, обосновался в Бостоне, у своей сестры. Эдриенн обняла его и представила публике, сказав: «Дамы и господа, этот человек частично ответственен за то, что я сегодня здесь нахожусь», и рассказала, как Майкл помог ей. Но ее друг, покраснев до корней волос, поспешно распрощался и исчез – даже не оставив свой адрес. Через 15 лет после этого Эдриенн получает письмо от сестры Майкла, в котором та сообщает, что ее брату уже больше девяноста лет, живет он в одном из бостонских пансионов для пожилых людей и желает связаться с Эдриенн. Актриса немедленно начала переписываться со своим старым другом, которая продолжалась вплоть до его смерти в 1998 году…

В 1964 году Барбо отправляется в Нью-Йорк – работать на Бродвее, где сразу же завоевывает популярность участием в мюзикле «Скрипач на крыше». В связи с этим она вспоминает, что в мюзикле рассказывается о жизни русских евреев, которые из-за начавшихся погромов вынуждены бросить свои дома и родственников. «Та же самая история произошла и с моими армянскими предками», - отмечает она. Позже, в 2000-2002гг в Южной Калифорнии, затем в Сивик Лайт Опера в Питсбурге Барбо в этом же мюзикле сыграла роль главной героини – Голди.

В качестве киноактрисы Барбо дебютировала в 1972 году. На больших и маленьких экранах лицо Эдриенн сияло в более чем 90 фильмах. Отметим, что в 1993 году она также сыграла в короткометражном фильме «Сад петрушки» по рассказу Вильяма Сарояна, снятый племянником писателя – Хэнком Сарояном.

Говоря об одной из своих ролей в фильме ужасов, Барбо отмечает: «Не знаю почему, но я люблю такие вещи. Героинь, держащих ружье, которые спасают людей. Может быть, это мое армянское наследие. Я выросла, слушая истории о сильных женщинах, которым удалось избежать смерти от руки турок. Теща моего кузена на протяжении недель босая брела по пустыне и осталась в живых, хотя у нее пропало молоко и она была вынуждена оставит своего двухлетнего сына – в надежде, что турки подберут его, посчитав своим. Затем она попала в плен к курдам, которые заставили ее работать в притоне для курильщиков гашиша, пока ей не удалось бежать, добраться до Бейрута, а затем и до Америки… Она вновь вышла замуж, затем узнала, что жив и ее первый муж, который тоже добрался до Америки, но не смогла с ним встретиться – опасалась, что может быть обвинена в наличии двух мужей, потом осталась вдовой – на четвертом месяце беременности, ожидая близнецов….».

Армянский дух, способность преодолевать все трудности, у Эдриенн проявились и в личной жизни. В 1979 году она вышла замуж за режиссера Джона Карпентера, от которого родила сына (сегодня он композитор Коди Карпентер).

Ее второй муж тоже кинодеятель – продюсер и сценарист Билли Ван Зандт. Будучи уже не способной к деторождению, Эдриенн в 50 лет решается на отчаянный шаг – искусственное оплодотворение и спустя год производит на свет близнецов Уокера Стивена и Уильяма Дэлтона – «наши голландско-итальянско-армянско-франко-канадские эльфы», характеризует их она. О материнстве она пишет следующее: «Всегда трудно иметь близнецов, не имеет значения в каком возраст. Я беру пример со своих армянских родственников: моя мать в 81 год – за три месяца до смерти, делала две работы. Моему дяде Ральфу 78, а его брату Кену – 70, но они продолжают танцевать по вечерам. Моя 76-летняя тетя Анна в одиночку ухаживает за моим дядей Джорджем, у которого болезнь Паркинсона. Моя тетя Руби заботится о всей нашей семье. Когда мы отмечали ее 90-летие, на которое были приглашены 100 человек, тетя моя пошла к себе домой о приготовила обед на 45 человек, затем веселилась до полуночи, а на следующее утро приготовила завтрак на 35 человек… И в два часа дня подала обед. Она так делает на все праздники, уикэнды. А недавно она вновь продлила срок водительских прав на пять лет. Когда она не готовит еду, то делает уборку или гуляет по саду, а нас убеждает сходить поиграть в ближайшем казино. Так что… все начать заново в 51 год? Это ничто».

И в заключении: в январе 1989 года актриса присоединилась к группе американских певцов, которые на английском языке исполнили песню Шарля Азнавура «Для тебя, Армения», написанную в память жертв разрушительного землетрясения в Армении 8 декабря 1988 года.

Материал подготовила: Тамара Хачатрян

Лента

Рекомендуем посмотреть