Онлайн

«На морском горизонте живописи после заката светила из крымских вод взошло новое блестящее светило»: Эммануил Магдесян – ученик и последователь Айвазовского

2019-08-01 23:54 , Немного О..., 437

«На морском горизонте живописи после заката светила из крымских вод взошло новое блестящее светило»: Эммануил Магдесян – ученик и последователь Айвазовского

К 202-летию со дня рождения художника Ивана (Ованнеса) Айвазовского 30 августа в аэропорту Симферополя открылась выставка репродукций картин как самого великого мариниста, так и его учеников и последователей: Михаила Алисова, Арсения Мещерского и, конечно, Эммануила Магдесяна.

Мы уже неоднократно писали об Айвазовском, его картинах и интересных событиях из его жизни, а сегодня расскажем о его не менее выдающемся ученике и последователе Эммануиле Магдесяне, посвятившем свою жизнь изображению Черного моря. Но обо всем по-порядку.

На севере Перекопского перешейка, соединяющего Крым с континентом расположен самый молодой город полуострова, основанный в 18 веке греками и армянами из соседнего Перекопа: в 1730 году он получил название Армянский базар, а позже – в 1921 году – был переименован в Армянск. Этот самый город и является родиной Эммануила Магдесяна.

Эммануил Магдесян

Эммануил родился в 1857 году в городе Армянске, носившем тогда, как мы уже сказали, название Армянский Базар, в бедной армянской семье Акопджана (Якова) и Гаяне Магдесян, состоящей в родстве с Иваном Айвазовским.

Творческая история художника началась с того, что по совету своего кумира и родственника, знаменитого уже Айвазовского, не раз бывавшего в доме Магдесянов в городе Армянский Базар, молодой Магдесян в 1878 году поступает в Петербургскую Академию художеств в пейзажный класс успешного мариниста профессора В. Д. Орловского, страстно любившего море и путешествия, предпочитавшего писать пейзажи только с натуры, акцентируя работу над картиной через натурные этюды. Этого же он требовал и от своих учеников. Магдесян послушно следовал советам учителя, но, конечно, эталоном, недосягаемым образцом вершин маринистики для него всегда оставался Иван Константинович.

Все 14 лет обучения Эммануила Магдесяна в Академии знаменитый родственник не оставлял своего подопечного: следил за его участием в творческих выставках, помогал профессиональными советами и деньгами. Нужно сказать, что Айвазовский, человек широкой души, помогал деньгами и всем его однокурсникам – чтобы не унизить его в бедности.

Через шесть лет учебы, а к тому времени герой нашей истории уже удостаивается за творческие успехи в живописи сначала малой, а затем и большой серебряной медали, Магдесян получает приглашение: каждое лето жить и работать в Феодосии – в мастерской самого Айвазовского.

По окончании Академии он остался стажироваться у Айвазовского и снискал его уважение и доверие настолько, что мэтр попросил перед отъездом на выставку в Чикаго сделать копии четырех огромных по формату своих оригиналов: «Торжественное вступление Христофора Колумба со свитой 12 октября 1492 года на остров Сан-Сальвадор», «Колумб спасается на мачте по случаю пожара на португальском судне», «Колумб на палубе, окруженный недовольным экипажем», «Корабль «Санта-Мария» при переезде через океан».

Это была честь, награда и обучение высокому мастерству и, по всей вероятности, фактическая благодарность за расположение к нему великого мариниста.

Столь длительное влияние Айвазовского безусловно было плодотворным, но давало поверхностным критикам и зрителям возможность обвинять художника в подражательности, хотя надо отметить, что Магдесян во многом шел своим творческим путем: в отличие от мэтра писал полотна небольших размеров, основываясь на этюдной технике пленэра с натуры, а также отличался тщательной прорисовкой деталей. Айвазовский же был импрессионистом в реализме — он писал свои картины по памяти и по ощущению морской стихии.

Если проводить параллель в музыкальном восприятии творческой манеры этих замечательных маринистов, то Айвазовский, пожалуй, — это симфония, а Магдесян — камерная музыка, близкая скорее всего к мотивам композитора Александра Спендиарова, с которым дружески общался художник, живя и вдохновенно работая в Судаке.

В 1896 году Магдесян открывает собственную картинную галерею в Симферополе, где представлены его уже признанные полотна и подаренные картины. Это была первая публичная выставка живописи в столице Крыма. И хотя критики признавали оригинальность живописных произведений Магдесяна, но все же отодвигали его в тень имени его великого учителя.

Резонансная картина Магдесяна «Прибой», с которой он приехал на очередную весеннюю выставку в Академию художеств, была настолько эстетически совершенная, что сбила с толку петербургских ценителей живописи: они в один голос относили ее к творчеству Айвазовского, не заметив ни не характерный для Айвазовского колорит, ни тщательную предметную детализацию.

Но все же в изданном в 1903 году в Санкт-Петербурге художественном альбоме памяти Ивана Айвазовского Эммануилу Магдесяну посвящены следующие слова: «На морском горизонте живописи после заката светила (Айвазовский) из крымских вод взошло новое блестящее светило – его ученик Эммануил Магдесян».

«Прибой»

Эта картина и до сих пор украшает один из залов Национальной картинной галереи имени И. Айвазовского.

Находясь в Петербурге и узнав, что Айвазовский при смерти, Магдесян спешит в Феодосию: он успевает попрощаться со своим великим учителем, о котором он скорбит все оставшиеся годы своей жизни, навещая мастерскую в Феодосии, где по разрешению вдовы он работал, в том числе и над собственным стилем. Одна из поздних его картин «Море и облака» яркое и убедительное тому свидетельство: образ вечной, величественной, гармоничной природы успешно воплощен в ритмичной соразмерности стихий воды и воздушной массы, в тонком по гамме колорите более темного моря и жемчужно-серебристых облаков в размытой дымкой голубизне неба.

«Море и облака»

Эммануил Магдесян пережил своего великого учителя всего на 8 лет: он прожил 52 года и умер, что называется, на боевом посту своей творческой деятельности — за мольбертом с кистями в руках (завершил картину «Утро» и подписал ее) — почувствовал резкую и, как оказалось, смертельную боль в сердце, и его не стало.

«В ноябре на Черном море»

Уже после своей смерти на какое-то время маринист Магдесян остается в забвении по разным причинам, одна из которых — утрата оригинальных полотен Магдесяна в 1941 году, хранившихся в большом количестве в Симферопольском музее живописи, а вторая — небольшое число остальных сохранившихся полотен является достоянием частных коллекционеров.

Хотя небольшое его полотно маслом (45,9 х 88,8) «Море и облака» хранится в Феодосийской картинной галерее имени И. К. Айвазовского, а картина «Подножие Пушкинской скалы», посвященная памяти великого поэта, которая была с успехом представлена на академической выставке в 1900 году, сегодня находится в экспозиции Симферопольского художественного музея.

«Морской вид»

Вторая картина пушкинского цикла «Скалы на берегу моря», созданная на пленэре окрестностей Алупки, выставляется в залах Айвазовского в Национальной художественной картинной галерее Армении в Ереване.

«Скалы на берегу моря»

Осталась живописная память о маринисте Магдесяне и на его исторической родине. Это картина «Церковь на фоне горы Арарат», постоянно экспонируемая в Национальной галерее Армении, написанная художником после его путешествия в 1901 году сначала по Италии, а затем кратковременно по Армении.

«Церковь на фоне горы Арарат»

Материал подготовила: Тамара Хачатрян

Лента

Рекомендуем посмотреть