Онлайн

Елена Тангиева–Бирзниеце – ученица Агриппины Вагановой и педагог Михаила Барышникова: армянский след в латвийском балете

2019-08-07 23:29 , Немного О..., 473

Елена Тангиева–Бирзниеце – ученица Агриппины Вагановой и педагог Михаила Барышникова: армянский след в латвийском балете

В Латвии (да и в Прибалтике вообще) присутствие армян всегда было небольшим. Но даже несмотря на это, представительнице прибалтийского армянства все же удалось стать одной из легендарных и выдающихся персон в латвийской культуре.

Среди самых известных солистов и педагогов Латвийской национальной оперы и балета Елене Александровне Тангиеве–Бирзниеце (1907-1965гг) по праву отведено выдающее место.

С материнской стороны Тангиева была внучкой известной русской писательницы 19-го века Авдотьи Панаевой (Брянская), взявшей фамилию своего первого мужа – писателя Ивана Панаева, который, к слову, имел армянское происхождение. После его смерти Авдотья на протяжении 20 лет была гражданской женой поэта Николая Некрасова. Разойдясь с Некрасовым, она вышла замуж литературного критика Аполлона Головачева. В этом браке родилась дочь Авдотьи – Евдокия, которая во многом повторила судьбу матери – писала женские романы, не единожды была замужем и один из ее мужей также имел армянские корни – Александр Тангрин был потомком армянской дворянской фамилии – Бек Мелик-Тангрянов из Сюника.

Елена Тангриева родилась в 1907 году в Павловске, под Петербургом. В их доме часто собиралась артистическая богема: поэты, художники, музыканты, артисты. Не случайно девочку отдают в знаменитую в Петербурге балетную школу — в класс прославленной Агриппины Яковлевны Вагановой, у которой учились многие будущие звезды балета.

1925 году, по завершению учебы способную молодую балерину приняли в труппу Мариинского театра. Многие мастера сцены в это время бегут из большевистской России — и драматические актеры, и артисты балета. Елена не становится исключением – в 1927 году она выходит замуж за латышского консула Александра Бирзниекса и уезжает с ним в Ригу.

В том же 1927-ом году Елену Тангиеву сразу же принимают в труппу латвийского театра. Критика оценила появление новой солистки –красавица, виртуозно владеющая техникой классического танца, одаренная искрометным темпераментом.

В 1928 году балерина открыла свою балетную школу – уже тогда желающих учиться у нее было достаточно.

Она успешно исполняла сольные и главные партии в балетах П. И. Чайковского, танцевала «Коппелию» Л. Делиба и «Шахерезаду» на музыку Н. А. Римского-Корсакова. Настоящий триумф в 1931 году принесла ей роль Китри в балете Л. Минкуса «Дон Кихот». Готовясь к премьере, артистка съездила в Ленинград к Вагановой, чтобы отшлифовать до совершенства технику танца и сценический образ своей героини. Высокую оценку получила и роль Тао Хоа в балете Р. Глиэра «Красный мак» в 1933 году, а уже через год Елена блестяще танцевала Одиллию в «Лебедином озере» Чайковского.

В мае 1935 года состоялась премьера первого латышского балета «Победа любви» Яниса Мединьша в хореографии О. Леманиса, где балерина исполнила роль Айны. Также успешно она танцевала в новых постановках — возобновленном «Дон Кихоте» и оригинальном балете «Скарамуш». А сезон 1935–1936 года начался премьерой «Корсара», где уже сама прима–балерина заявила о себе как балетмейстер–постановщик.

С этим спектаклем труппа отправилась на гастроли в Швецию, где ее ждал успех. Хвалебные отзывы сопровождали балерину и на гастролях в Финляндии, состоявшихся в 1937 году. Карьера танцовщицы на какое–то время прервалась из–за проблем со здоровьем, но в 1939 году она вновь вернулась в театр. А в 1940 году, когда Латвия вошла в состав СССР, балерину назначили художественным руководителем балетной школы при театре.

Что касается личной жизни балерины, то сведений об этом немного. Известно, что в 1930–е муж-дипломат балерины умер, и она связала свою жизнь с директором известного в Риге коммерческого училища Олава. Во время войны, в 1944–ом, вместе с сотнями беженцев супруги решили отправиться в Вентспилс, чтобы оттуда кораблем уехать на Запад. Так получилось, что Елена Александровна опоздала. Народу на судне было много, и произошла трагедия: судно перевернулось, большая часть пассажиров погибла. Среди них был и муж балерины. Не успела на корабль и еще одна ее коллега — балерина Иева Гротусе. В результате обе остались живы, но Тангиева больше не стала искушать судьбу – вернулась в Ригу, где прожила до самой смерти в 1965 году.

В 1945 году Елена Тангриева стала главным балетмейстером двух рижских театров — оперы и балета, и оперетты. В послевоенные годы она активно восстанавливает шедевры русской балетной классики — все балеты Петра Ильича Чайковского, балеты «Дон Кихот» и «Раймонда». В них танцуют уже ее ученики.

Свое 50–летие в 1957 году балерина и хореограф отмечает созданием великолепного балета на музыку Иоганна Штрауса «У голубого Дуная». Параллельно с крупными формами рождаются одноактные балеты: «Симфонические танцы» Сергея Васильевича Рахманинова, «Болеро» Мориса Равеля.

Вместе с музыкальным руководителем Латышского государственного ансамбля песни и танца Гунаром Орделовским были созданы обработки латышских народных танцев «Латышская танцевальная сюита», «Ачкупс», «Где росла ты, девица?».

Елена Тангиева–Бирзниеце (она так и сохранила эту фамилию) почти 40 лет руководила рижским балетом. Достаточно назвать имя лишь одного из ее учеников, которому она помогла сделать путь к вершине, — Михаил Барышников. Он ведь мог и не стать солистом: был маленького роста.

Но его педагог сказала: нужно дорасти. И он добрал, дотянул эти 3–4 сантиметра, решившие его будущее. Вот что он сам вспоминал:

«Это именно Тангиева мне сказала: если вырастешь, то станешь. Она не надеялась, но очень хотела. Она все видела. Замечала, когда у меня что–то получалось. Например, хорошо станцевал в «Щелкунчике», и она мне за кулисами дает шоколадку… Я был на седьмом небе. А когда я уехал в Ленинград, она приезжала смотреть на мой класс. Занятия в школе начинались рано, в восемь тридцать, сугробы были до ушей, а она все равно приходила. Память почему–то сохранила эту картинку с сугробами. Может быть, потому что сугробы и женщина в них — красивый, благородный образ…».

Мемориальная доска в память о балерине в Риге, по адресу Виландес, 4 – в доме, где она прожила большую часть своей жизни

Материал подготовила: Тамара Хачатрян

Лента

Рекомендуем посмотреть