Онлайн

Единственная в Армении: как Сильва Капутикян встала на защиту Параджанова, направив письмо министру культуры и председателю КГБ СССР

2019-10-20 20:36 , Минутка истории, 2124

Единственная в Армении: как Сильва Капутикян встала на защиту Параджанова, направив письмо министру культуры и председателю КГБ СССР

В 70-е годы, после ареста советского режиссера Сергея Параджанова, поэтесса Сильва Капутикян – единственная в Армении – направляет письмо в защиту Параджанова министру культуры СССР и председателю КГБ Юрию Андропову, в котором особо подчеркивает: «если мы позволим, чтобы эта пылкая душа, полная силы, огня и таланта, данного богом, погасла в тюремных подвалах, нас не простит ни народ, ни будущее».

Портрет Сильвы Капутикян кисти Арутюна Галенца

В своей книге «Страницы из закрытой шкатулки» Сильва Капутикян подробно рассказывает об этом эпизоде, прилагая и копию письма:

«Несколько армянских режиссеров, которые хорошо понимали, кто такой Параджанов, обвиняли армянское руководство и интеллигенцию в том, что они не защищают как должно своего заключенного соплеменника. Особенно по этому поводу сокрушался и обвинял талантливый рано умерший режиссер Баграт Ованнисян. И каждый раз при встрече он возвращался к этому вопросу. Я сочла своим долгом направить в Москву следующее письмо-заявление.

Министру культуры СССР товарищу Демичеву, председателю КГБ СССР Ю.В. Андропову

Копия в Верховный суд СССР

К вам обращается писатель, член Коммунистической партии с 1945 года, лауреат государственной премии СССР Сильва Капутикян.

Кинорежиссер Сергей Параджанов, родившийся в Тбилиси, проживающий в Киеве с 1973 года, был приговорен Киевским судом за аморальное поведение к 5 годам лишения свободы в колонии строгого режима.

Сергей Параджанов большой мастер кино. Его два фильма «Тени забытых предков» и «Цвет граната» прославили его имя не только у нас, но и за пределами нашей страны. И сейчас он считается одним из самых талантливых режиссеров наших дней.

Можно соглашаться или не соглашаться с художественными выдумками Параджанова, но не нельзя не принять, что то, что он делает, свежо, самобытно и талантливо и раскрывает неизвестные возможности кинематографа.

Я не собираюсь отрицать вину Сергея Параджанова. Его сверх меры взволнованная натура и слабохарактерность довели его до патологии в интимных отношениях, которая скорее является болезнью, несчастьем и нуждается в лечении и помощи.

Результатом этой натуры также является его поведение в обществе, несдержанность, заносчивость, которые, постоянно вызывая по отношению к нему нежелание и даже враждебность, больше вредили ему, чем остальным.

Я не знаю подробности поведения Параджанова, но убеждена, что если он даже позволил себе действия, похожие на политическое преступление, то для него это не постоянные убеждения и платформа, а результат его неуравновешенной натуры, которая с легкостью попадает под влияние как чужих, так и собственных сумасбродств и неудержимого стремления к оригинальности.

Я, также как и многие, которые подписались бы под эти письмом, если бы я обратилась к ним, просим вас проявить снисходительность в отношении Сергея Параджанова, уменьшить срок его заключения и дать ему возможность вернуться к своему искусству.

Для такого человека как он пятилетняя тюремная жизнь будет означать физическую и духовную гибель, и если даже после пяти лет он выйдет оттуда, для искусства он будет отныне потерянным человеком.

Талант также является народным достоянием, и он принадлежит не только современникам, но и будущему. Поэтому мы все ответственны за талант и для настоящего, и для будущего. Сергей Параджанов является одним из талантливейших деятелей искусства нашего времени.

В его голове и сердце есть еще много замыслов, которые должны открыться миру. И если мы позволим, чтобы эта пылкая душа, полная силы, огня и таланта, данного богом, погасла в тюремных подвалах, нас не простит ни народ, ни будущее».

Несмотря на то, что я обратилась в Москву в союзные министерства, ответ пришел из украинской прокуратуры. Сухой, бездушный, отрицательный ответ. Напрасно в моем письме говорилось о судьбе человека человечности, оценки таланта. Для бюрократической бетонной стены они являлись всего лишь игрой в камешки, стукающие о бетонную стенку и отскакивающие назад».

Для человека, не знакомого с советскими нравами, может показаться странным напоминание автором о своей партийной принадлежности в самом начале письма. Однако это, как отмечает сама Капутикян в своих воспоминаниях, являлось своеобразным входным билетом, который давал право отметить какой-либо недостаток или защитить человека, нежелательного для советской власти.

И неудивительно, что, освободившись из тюрьмы и попав в Армению, Сергей Параджанов из аэропорта напрямую поехал домой к Сильве Капутикян.

После теплой длительной беседы Параджанов в знак благодарности преподносит ей подарок, сотканный им самим изящный гобелен в армянском стиле и с армянскими узорами. Этот гобелен сейчас находится в доме-музее Сильвы Капутикян и является одним из самых значимых экспонатов.

Позже поэтесса получает еще один подарок от режиссера – изящное серебряное колье, которое с удовольствием будет носить до самой смерти.

Лента

Рекомендуем посмотреть