Онлайн

«Соперник» Рубенса: Антонис Ван Дейк уже в 14 лет знал – ему дано от природы слишком много

2019-12-09 21:34 , Немного О..., 853

«Соперник» Рубенса: Антонис Ван Дейк уже в 14 лет знал – ему дано от природы слишком много

Сама судьба благоволила таланту художника, которого впоследствии назовут великим фламандским художником. Антонис Ван Дейк прожил всего лишь 42 года, но успел войти в историю живописи благодаря созданным им картинам в жанре портрета, мифологии и религии.

Питер Рубенс. Антонис Ван Дейк, 1627—1628гг

В 1613-м году 14-летний вундеркинд Антонис, сын фламандского торговца шёлком Франса Ван Дейка, написал маслом на дереве небольшой автопортрет. Он сейчас в Вене, в Академии изобразительных искусств – и это потрясающая вещь! Дело не только в зрелой технике, в той превосходной степени мастерства, которая не всегда даётся и вдвое старшим художникам – чего стоит один только воротничок, лихо и точно проложенный единственным мазком белил и буквально вспарывающий темноту. Гораздо сильнее впечатляет выражение лица подростка – в нём виден ум, самоуверенность и… вызов. Это лицо человека, который уже в 14 лет знает: ему дано от природы слишком много – и он ещё всем покажет!

Антонис ван Дейк. Автопортрет, 1613г

Набожная и состоятельная купеческая семья из Антверпена. 12 детей, которых учат языкам (французский и английский, испанский и итальянский – это помимо родного, фламандского), истории и даже немножко теологии. Кто-то продолжит семейный бизнес, кто-то станет священником, девочки – монахинями, а вот у седьмого по счёту ребёнка Ван Дейков, Антониса, особого выбора не было. Всем и так было ясно: он наверняка станет художником.

Антонис ван Дейк. Автопортрет, 1640г

В этом нет ничего скандального или из ряда вон. В конце концов, это же был не отсталый Лондон, где к XVII веку еще даже не начался Ренессанс и не имелось понятия о живописи, а просвещённый и благополучный Антверпен. Здесь была живописная традиция, была школа. Здесь функционировала Гильдия святого Луки. Здесь работали Рубенс и Снейдерс. Мать Антониса Мария вышивала на шёлке великолепные пейзажи, маленький сын срисовывал фрагменты материнской вышивки на кусочки холста. Вскоре Мария умерла, а её муж остался перед необходимостью как-то устроить быт многочисленных детей. Так 10-летний Антонис попадёт в мастерскую живописца Ван Балена, а оттуда – к мастеру, имеющему мировую славу, Питеру Паулю Рубенсу.

Ван Дейк и Рубенс

Снаружи это благостный сюжет об учителе и благодарном ученике: Рубенс неоднократно пишет портреты 16-летнего Ван Дейка, делает его своим первым помощником, признаёт и поощряет талант; Ван Дейк изображает Рубенса и, отдельно, его первую жену Изабеллу Брандт – в ответ. Но изнутри отношения Рубенса и Ван Дейка – история жгучего соперничества, особенно болезненная для честолюбивого Ван Дейка, но не вполне безоблачная и для Рубенса.

Хрестоматийно известна история о том, как Рубенс закончил большую картину и сразу отправился на 5-часовую конную прогулку, свой ежедневно совершаемый моцион. Зная, что мэтр вернётся нескоро, подмастерья, толкаясь локтями, ринулись к полотну, на котором еще сохла краска. Кто-то задел картину, и рука рубенсовского персонажа оказалась безнадёжно смазанной. Все замерли в ужасе. Ван Дейк хладнокровно взялся за кисть. К возвращению учителя всё стало «как раньше». Рубенс даже не заметил подмены. А среди учеников утвердилось крамольное: Ван Дейк-то может не хуже! Заказчики передавали друг другу: манера 20-летнего Ван Дейка «мало уступает мастерству Рубенса», а цены на картины ниже (пока ниже!). Рубенс начинает ревновать. Ван Дейк – тяготиться доминированием Рубенса.

Когда в 1620 году английский граф и коллекционер Томас Хауэрд позвал Ван Дейка в Лондон, все испытали облегчение. Художник успел поработать для герцога Бекингема, король Яков I назначил ему жалованье в 100 фунтов, но оставаться в Британии Ван Дейк всё же раздумал. По версии одного из биографов, Лондон ему показался «мерзким», а внимание к собственной персоне – недостаточным. И это вполне объяснимо: интерес к живописи родится там только когда на престол взойдёт сын Якова, Карл I.

Ван Дейк возвращается в Антверпен, а оттуда уезжает в 6-летнее путешествие по Италии. Известнейший исследователь Ван Дейка Кристофер Браун считает, что художник видел некоторые работы итальянцев в Лондоне и именно поэтому захотел посетить колыбель искусства Возрождения. Но вообще-то это была прямая рекомендация Рубенса, и есть те, кто считает, что таким образом он деликатно спровадил из Фландрии своего не в меру амбициозного питомца.

Пожалуй, только в Италии образ и стиль Рубенса перестали довлеть над Ван Дейком: слишком ярки были новые художественные впечатления. К тому Ван Дейк нашёл для себя новый ориентир – Тициана. И окончательно определился с жанром: он продолжал выполнять многофигурные композиции на мифологические или религиозные темы, но уже понимал, что его призвание – портрет.

Антонис ван Дейк. Самсон и Далила, 1620г

Болезнь и смерть сестры заставляют Ван Дейка в 1627 году прибыть на родину. Рубенс как раз в разъездах: он занят на дипломатической миссии в Испании, а в Англии расписывает для Якова I потолок великолепного дворца на берегу Темзы. Место первого фламандского художника вакантно – и его занимает Ван Дейк. Он становится штатным живописцем испанских наместников в Нидерландах Изабеллы и Альбрехта. Однако с возвращением Рубенса заказчики Ван Дейка перетекают к нему – всё-таки мировая знаменитость! Для самолюбия Ван Дейка это невыносимо. Он едет в Брюссель, потом в Гаагу, работает на износ, но его известность, вопреки уверенности в собственной гениальности, не перекрывает славы Рубенса.

А в это время английский король Карл I, фанатично влюблённый в искусство, буквально заболевает идеей, что его личным портретистом должен стать не кто иной, как фламандский живописец Антонис Ван Дейк.

Считается, Карл впервые услышал о Ван Дейке от своей супруги, королевы Генриетты Марии в формулировке «портретист уровня Тициана». А она, в свою очередь, узнала о нём от матери – королевы Франции Марии Медичи. Но всё же нельзя исключать, что именно Рубенс из вполне благих побуждений порекомендовал британскому монарху своего лучшего ученика.

Антонис ван Дейк. Двойной портрет короля Англии Карла I и королевы Генриетты Марии Французской, 1635г

Второй английский период Ван Дейка станет наиболее насыщенным и плодотворным в его биографии. Более 400 превосходных полотен. Близость ко двору и невероятные почести: особняк Лондоне, 200 фунтов в год, поместье в Блэкфайерсе, наконец, вожделенное дворянство – титул баронета.

Антонис ван Дейк. Пятеро детей короля Карла I, XVII век

Ван Дейк пишет по портрету в неделю в своей особой, несравненной манере. Он умеет показать своих героев изящными и глубокими, героическими и возвышенными. Он делает их лучше и приподнимает над грешной землёй. И все это – с необыкновенной виртуозностью. Знатоки уже почти четыре столетия соревнуются в эпитетах: утонченная элегантность Ван Дейка, лирический мазок Ван Дейка, его танцующая кисть… Кто-то простодушно примет метод Ван Дейка за лесть. Нет! Это явление называется по-другому: аристократический портрет. И равных в этом жанре Ван Дейку не будет не только в его времена, но и в последующие.

Антонис ван Дейк. Король Карл I, 1635г

В каком-то смысле Карл I и Ван Дейк нашли друг друга. Два невысоких болезненных человека с непоколебимой уверенностью в собственной избранности. Только Карл видел свою божественную миссию в утверждении абсолютизма и объединении Британии под знаменем единой религии, а вот в чем видел Ван Дейк – свою? Не в необузданной же роскоши (кареты, драгоценности, слуги, приёмы, сам король приплывает на лодке, чтобы поприсутствовать при работе любимого художника)?

Антонис ван Дейк. Тройной портрет Карла I, короля Англии, 1635г

Когда мы оказываемся один на один с загадкой гения, на помощь приходят автопортреты.

Автопортретов Ван Дейк оставил больше, чем кто-либо из его современников. Тут с ним не мог тягаться даже Рубенс. Пожалуй, только Рембрандт так же часто фиксировал собственный облик, как и Ван Дейк. Но искусствоведы скептически говорят, что мотивом Ребрандта было «Познай самого себя», тогда как в творчестве Ван Дейка – «Прославь самого себя»; первый писал автопортреты ради самоанализа, а второй – из тщеславия. Ван Дейк на портретах предстаёт человеком с тонким и нервным лицом, с тщательно завитыми рыжими волосами и ухоженной эспаньолкой, с красивыми длинными пальцами и вызовом в глазах, в роскошной одежде и изысканно-небрежных позах. И, несмотря на кажущуюся рисовку, Ван Дейк не лжёт: он был именно таким.

Антонис ван Дейк. Автопортрет с подсолнухом, ок. 1633г

Но Ван Дейк двоится, он полон противоречий. Замкнутый и «себе на уме», но обожающий шумные праздники и роскошь напоказ. Учтивый на грани развязности. С взрывным характером и затаённой меланхолией. Ван Дейк набожен и даже вступил во Фландрии в иезуитское «Братство холостяков», а после из тщеславия женился на королевской фрейлине.

Образ жизни Ван Дейка, как свидетельствовали его современники, более подходил наследному принцу, чем художнику. Это не располагало к аскетизму. Он сорил деньгами. Но у него была постоянная возлюбленная – некая Маргарита Лемон, его лучшая натурщица, с которой Ван Дейк немало времени прожил под одним кровом.

Антонис ван Дейк. Мадонна с младенцем, 1632г

В 1639 году Ван Дейк неожиданно вступает в брак с Мэри Ратвен. Не до конца понятно, женился ли он по велению страсти или же стать мужем королевской фрейлины Ван Дейка заставила его идея фикс быть как можно ближе к аристократии. Маргарита Лемон и раньше закатывала скандалы, если какая-то знатная дама являлась позировать Ван Дейку без всякого сопровождения, тет-а-тет. Весть о помолвке художника привела бедную женщину в исступление. Она кидалась на Ван Дейка, как взбеленившаяся фурия, колотила его и в ходе драки пыталась откусить ему палец, чтобы он больше никогда не мог взяться за кисть, но, к счастью, не преуспела.

В 1640-м умрёт Рубенс, а Ван Дейк получит депешу от испанского короля. Он почти не сомневался, что ему предложат место при дворе – английскому двору было далеко до блеска испанского. Но Филипп IV просит его прежде закончить картины, не завершённые Рубенсом. «Даже из могилы он сумел унизить меня!», - скажет с досадой Ван Дейк. Жить ему оставалось совсем недолго: спустя год после смерти Рубенса 42-летний Ван Дейк умрёт от загадочной болезни и будет похоронен в один день с крестинами своей новорожденной дочери Иустинианы.

Источник – artchive.

Лента

Рекомендуем посмотреть