Онлайн

Григор Шилтян долго и упорно шел к своей цели: тернистый путь художника (часть 2)

2019-12-11 22:03 , Немного О..., 460

Григор Шилтян долго и упорно шел к своей цели: тернистый путь художника (часть 2)

Григор Шилтян – известный итальянский художник. Однако до того, как прославиться в Италии (да и в Европе), он прошел долгий и тернистый путь. В первой части нашей публикации мы рассказали о молодых годах художника, его семье и бегстве из России после революции. Сегодня продолжим начатое.

Григор Шилтян. Автопортрет

«... 20 ноября 1919 года стало поворотным днем моей жизни. ...Выйдя из дому на заре в поисках новостей, я встретил знакомого, который рассказал мне, что сегодня ночью с товарного разъезда будет отправлен эшелон с ранеными и тяжелобольными. ....Я вернулся домой в большом волнении, мне предстояло принять главное решение своей жизни. Я тешил себя надеждой, что расстаюсь с родными месяцев на шесть, ну максимум на год. Не может же продолжаться так долго эта кошмарная бойня! ... Было девять часов вечера. Мы решили в последний раз поужинать вместе, но никто не сумел проглотить ни куска. ... Я обнял младших брата и сестру и спустился по лестнице вместе с матерью, которая несла керосиновую лампу. На пороге она крепко обняла меня в последний раз: она была очень бледна, но уже не плакала, а только все смотрела на меня. Я тоже обнял ее и шагнул в темноту. Мама осталась на пороге. Шагов через двадцать я обернулся и разглядел сквозь густую тьму слабый свет ее лампы. В этот момент я чуть было не вернулся назад – поэтому еще больше ускорил шаг. Через некоторое время я обернулся снова, и снова разглядел огонек, уже еле видный. Потом он пропал совсем. Все! Все было кончено бесповоротно! Но тот огонек и сейчас трепещет в моей памяти и бередит мне душу», - вспоминал художник в своей автобиографии.

В Италию Шилтян попал только в середине 1920-х гг. – через Тифлис, Батум, Крым, Константинополь (1919), а потом Вену (1920–1921), Берлин (1922) и Париж (1923–1924).

Несмотря на тяжелейшие условия эмигрантского существования, художник (за границей он начинает подписывать свои работы «Шилтян») упорно шел к своей цели и совершенствовал мастерство.

«Следует сказать, что я подписал свои рисунки оригинальной фамилией — Шилтян, в то время как отец, как делали почти все армяне, жившие в России, заменял армянское окончание «-ян» на соответствующее русское «-ов». Мне, однако, такая замена не нравилась, потому что Шилтян мне казалось более звучным, более западным, более романтическим, почти как Д'Артаньян, Сурбаран или Тициан, и тогда я решил воспользоваться этой формой, более соответствующей моим понятиям», - из автобиографии художника.

Он быстро получил признание (его творчество ценили такие критики, как Роберто Лонги), его персональные выставки в галереях Италии и Франции имели успех, его участие в выставках русского искусства в 1928 г. в Брюсселе, где три работы – картина Шилтяна «Обнаженная», мраморная скульптура Гюрджяна «Сиамская кошка» и деревянная скульптура Стеллецкого «Всадник» – были приобретены государством и вошли в собрание Бельгийского национального Королевского музея изящных искусств, и в Копенгагене в 1929 г., а также в крупных художественных выставках европейских столиц всегда было отмечено особо.

Но жизнь его продолжала оставаться нелегкой вплоть до начала 1940-х гг., начиная с которых Шилтян становится признанным в Италии художником, особенно прославленным как портретист.

Григор Шилтян. Занятие музыкой

Тернистость его пути объясняется тем, что он, вне зависимости от общего настроения своего века, всегда отстаивал реализм как главный принцип художественного отражения жизни и считал, что нефигуративное искусство есть порождение кризиса культуры. В 1943 г. Шилтян начал писать автобиографическую книгу «Мои приключения»: она вышла в Италии в 1963 г. в престижном издательстве «Риццоли». Автор обмолвился в частной беседе, что текст книги писался по-русски, а потом им же самим переводился на итальянский язык. Об оригинале на русском языке сведений нет.

Возможно, эта книга была задумана как первая часть автобиографии. Автор заканчивает свои воспоминания 25 февраля 1942 г. – днем, в который он, что называется, «проснулся знаменитым» – в утреннем выпуске центральной миланской газеты «Коррьере делла сера» появилась хвалебная статья престижного критика Уго Ойетти, посвященная творчеству Шилтяна, что положило, как считает сам художник, начало его славе.

Григор Шилтян. Уголок в студии

Вторая половина долгой жизни Григория Шилтяна (1942–1985) осталась без автобиографии, которая была бы посвящена, конечно, этапам творческого поиска. Художник постоянно отстаивал принципы реализма в изобразительном искусстве. Уже после первой его персональной выставки в Риме, в 1925 г., критика отметила абсолютную обособленность живописи Шилтяна в современной художественной среде: выдающийся историк искусства Роберто Лонги отметил, что творческий метод Шилтяна опирается на лучшие достижения великих мастеров прошлого – художников фламандской школы, караваджистов, барбизонцев, причем реализм Шилтяна превосходит их своей фотографической точностью отображения натуры. Год спустя принимает участие в Венецианской биеннале. Последующие пять лет он проводит в Париже.

Обосновавшись в Париже, выставляется в Салоне Независимых (Salon des Indеpendants). Одна из его работ была приобретена музеем Люксембурга. В 1928 году он принимает участие в выставке русского искусства (all'Exposition de l'Art Russe), проходившей во Дворце изящных искусств в Брюсселе. Его работы приобретает Королевский музей Бельгии. Визитной карточкой его живописи становится натюрморт, с приёмом «trompe-l'il» («обманки»), то есть с применением иллюзионистических эффектов.

Григор Шилтян. Портрет жены

В 1933 возвращается в Италию, поселяется в Милане. Работает в качестве портретиста, делая на заказ портреты представителей итальянской культуры и политики. Он отправляет свои работы на различные зарубежные выставки, проходившие в Льеже, Берлине, Лондоне. В Милане Шилтян подготовил персональную выставку в Галерее Скопиник (Galleria Scopinich), рецензию на которую сделал арт-критик Карло Карра в газете «Амброзиана». В том же 1933г. – выставку в Галерее Ван Леер в Париже, в 1937г. – в пресс-клубе в Болонье, в 1939г. – снова в Милане в галерее Этторе Джан Феррари. Он экспонирует в Британском павильоне на Венецианской биеннале 1936 картину «Вакх в таверне», которую приобрела Национальная галерея современного искусства в Риме. В 1940г. совместно с Фабрицио Клеричи выполняет иллюзионистические эффекты для VII Миланской триеннале. В 1941 г. вместе с женой уезжает на озеро Гарда, где супруги проведут всю войну. В 1942г. художник устраивает персональную выставку в миланской частной галерее Дель Мильоне. В том же году под его работы отводят целый зал на Венецианской биеннале.

Григор Шилтян. Сентиментальные предметы

В 1947 г. Г. Шилтян активно поддержал инициативу основания группировки «Современные художники-реалисты» и написал для нее манифест. В нем в частности говорилось: «В противовес Парижской школе, появившейся во Франции, но отражающей глобальную тенденцию упадка, наше течение, родившееся в Италии, есть выражение надежды на возрождение подлинного искусства, символ начала борьбы за его спасение... Мы отказываемся от всей современной живописи, появившейся в период от постимпрессионизма до наших дней, потому что считаем ее порождением эпохи фальшивого прогресса и признаком страшной угрозы, нависшей над человечеством».

Основные идеи этого манифеста Шилтян включил в расширенном варианте в свой «Трактат о живописи» (опубликован позже, в 1960-м г., в Милане), в котором продолжал защищать идеи реализма. В трактате анализируются также художественные жанры и иллюстрируются приемы живописной техники.

Григор Шилтян. Утро

Группа выступала с регулярными выставками (только с 1947 по 1949 гг. их было устроено пять), имевшими успех у публики, но художественная среда откликнулась на это явление, как и на «Трактат о живописи» Шилтяна, краткими публикациями, где художников-реалистов называли «фотографами», «устаревшими ремесленниками», «музейными копировщиками»… Несколько лет спустя итальянская художественная критика «не заметила» и книгу-автобиографию Г. Шилтяна – именно потому, что в ней присутствуют не очень лестные «портреты» повсеместно признанных мэтров, произведения которых давно превратились в чисто материальную ценность.

В 1950 гиду Шилтян выставляет ряд работ на XXV Венецианской биеннале и на «Международной выставке художников-реалистов» в парижской галерее Марторен (Galеrie Martoren). В том же году в Милане выходит книга французского искусствоведа Вальдемара Джорджа посвящённая Григорию Ивановичу — «Шилтьян: магия реальности».

Григор Шилтян в мастерской у своей картины «Вечная иллюзия»

В апреле 1959 у Шилтяна гостила семья Михаила Шолохова. Дочь писателя Светлана Михайловна в своих «Дневниковых записях» вспоминает, что их поразило мастерство художника: «В Европе господствовал примитивизм в живописи, а Шилтян в противовес этому направлению писал свои картины в подчеркнуто реалистическом, даже натуралистическом стиле».

Посвящение Шилтяну: «Тихий Дон» с автографом Шолохова

Вообще миланский дом Шилтяна называли «русским островком» в «вечном городе», поскольку здесь часто происходили встречи с советскими деятелями культуры. К Шилтяну приезжали также Галина Уланова, Сергей Бондарчук и др. В течение многих лет его связывала дружба с Мариэттой Шагинян.

В 1958 году художник посетил Армению, где для Эчмиадзинского кафедрального собора создал картину «Армянская богоматерь».

В последующие годы художник создает костюмы для постановок оперного фестиваля Флорентийский музыкальный май и театра Ла Скала: опера Сергея Прокофьева «Война и мир» до сих пор идет в Италии в его декорациях, а также выступает в качестве книжного иллюстратора – например, в 1968 г. он оформил итальянское издание «Анны Карениной» Льва Толстого.

Григор Шилтян с супругой Еленой Боберман в своей мастерской, 1955г

В 1983 г. его работы впервые экспонировались в России – в Москве, в Государственном музее изобразительных искусств им. А.С. Пушкина, причем некоторые из представленных на выставке произведений были оставлены музею в дар. Через два года художник ушел из жизни. Супруга Шилтяна Елена Боберман сумела выполнить главные заветы художника: благодаря ей на озере Гарда, недалеко от Милана, был открыт «Музей Грегорио Шилтяна», а в 1987 г. она преподнесла в дар московской Государственной Третьяковской галерее сепии К.П. Брюллова из собрания художника.

К сожалению, по ее смерти, в 1992 г., остальные заветы художника так и не были выполнены, а средства, им оставленные, в частности на устройство приюта для бездомных художников при церкви Санта Мария-ин-Трастевере в Риме, были расхищены душеприказчиками супругов Шилтян.

Материал подготовила: Тамара Хачатрян

Лента

Рекомендуем посмотреть