Онлайн

Мирские заботы Сандро Боттичелли: истории из жизни гениального флорентийца (часть 2)

2020-01-25 21:33 , Минутка истории, 472

Мирские заботы Сандро Боттичелли: истории из жизни гениального флорентийца (часть 2)

В первой части публикации был представлен ряд житейских историй и бытовых подробностей из жизни певца гармонии и романтика Ренессанса Сандро Боттичелли. Сегодня продолжим повествование о гениальном флорентийце.

Верить нужно

Художник не стремился играть заметные роли в кипении общественных страстей, а личные облек в художественную форму. Но натурой он был увлекающейся. Имя Боттичелли связывают сначала с двором правителей Флоренции — домом Медичи, и с прекрасной Симонеттой Веспуччи. А позже — с последователями Савонароллы. Художнику всегда нужна опора, основа своего собственного мира. Он желает идеализировать окружение, быть вовлеченным в среду адептов разного рода, будь то светская компания любителей философии, круг воздыхателей первой красавицы города, или же клан религиозных последователей.

Молодому Сандро пришлась по нраву придворная суета и образ жизни первых лиц Флоренции — Лоренцо и Джулиано Медичи. Он даже выучил греческий, чтобы быть своим в просвещенном обществе — об этом свидетельствует надпись на его картине, сделанная по-гречески. В учителях недостатка не было, ведь после падения Константинополя во Флоренции было много беженцев-греков. А еще молодой мастер примкнул к «неоплатоникам»: Медичи финансировали так называемую Платоновскую академию, в рамках собраний которой философы, поэты, художники, люди знатные и просвещенные вели диспуты о синтезе античной мудрости и христианских основ.

Сандро Боттичелли. Весна (Примавера). Деталь: Флора, 1482г

Как отметила искусствовед, историк культуры Паола Волкова, Сандро при Медичи — не просто художник. Он еще и мастер-декоратор: Боттичелли с головой окунается в организацию праздников, торжеств — событий, которые будоражили всю Флоренцию. И этому художнику, похоже, вовсе не нужна жена. У него уже есть идеал, объект для поклонения. Все восхищаются Симонеттой, юной супругой Веспуччи, брата путешественника, чьим именем назовут Америку. Боттичелли — пленник ее сияющего образа, но не ее самой. И дело не только в том, что Симонетта считается возлюбленной блистательного Джулиано Медичи. Как бы все повернулось, будь эта обаятельная красавица свободной — добивался бы Боттичелли склонности реальной женщины? После смерти 23-летней Симонетты от чахотки художник ни с кем не связал свою судьбу. В его мастерской бывали натурщицы, но если Рафаэль с легкостью переводил таковых в ранг возлюбленных, то в связи с именем Боттичелли никто не упоминает ничего подобного. Боялся ли он плотских отношений, был ли ревностным католиком, верным лишь Деве Марии, испытывал ли влечение к слабому полу вообще? Имеется лишь один, не вполне очевидный ответ: изображения типажа Симонетты на многих работах Сандро Боттичелли.

Сандро Боттичелли. Идеализированный портрет дамы (Симонетта Веспуччи), 1480г

Сандро Боттичелли. Симонетта Веспуччи, 1476г

На старости лет художника обвиняли в мужеложстве, но сей смутный эпизод исследователи относят к проискам противников Савонароллы. В идеи этого яростного поборника истинной веры, отрицавшего мирские блага и воевавшего с излишествами, художник тоже верил со всем пылом: изгнали Медичи, за кем следовать Боттичелли? По легенде, художник даже бросал свои картины в костер, когда горожане предавали огню «предметы роскоши». Вряд ли это так, однако и он, и его брат были среди «плакс» — так называли сторонников монаха-доминиканца. А после казни Савонароллы Боттичелли, пишут, сломался — картины тому свидетельство.

Сандро Боттичелли. Клевета, 1497г

Богач? Бедняк?

О своем самостоятельном финансовом плавании взрослый Сандро мог бы сказать словами персонажа книги Макса Фрая: «А, они все время куда-то деваются, эти маленькие кругляшки, я не впиливаю — куда!.. Полный конец обеда!» Пир духа на картинах Боттичели хорошо оплачивался, и мастер никогда не отказывался нарисовать Мадонну. «Золотой середины» заработка в виде знаменитых флоринов, которые чеканили во Флоренции из желтого драгметалла и которые котировались в Европе, как сегодня доллары и евро, художник достиг уже к открытию собственной мастерской в 1470 году. С ним работают ученики-подмастерья, а значит — есть клиентура.

Полученные деньги тратятся легко, но как иначе в высоком обществе, где царит дух Козимо ди Медичи с его знаменитым: «Умение тратить деньги еще важнее, чем умение их зарабатывать…»? Расходы на светский образ жизни велики, но мотовство себя окупает. Идут заказы не только от богатых горожан, но и от представителей клана Медичи и высшего круга флорентийской знати. Наконец, от самого Папы Римского. Вазари пишет: «И вот как во Флоренции, так и за ее пределами Сандро настолько прославился, что когда папа Сикст IV приказал соорудить капеллу в римском дворце, то, желая ее расписать, распорядился, чтобы он стал во главе этой работы». На счету самого Боттичелли — три фрески Сикстинской капеллы и щедрое вознаграждение: «…от папы получил изрядную сумму денег, которую тотчас же истратил до конца, еще не выезжая из Рима и живя, согласно своему обыкновению, как придется».

Здесь он, как человек полный неожиданностей, комментировал часть «Божественной комедии», иллюстрировал и издал «Ад», на что потратил весьма много времени. Он ничего не зарабатывал, и это было причиною бесконечных неурядиц в его жизни… Еще рассказывают, что он любил свыше всякой меры всех занимающихся искусством, кого только знал, и очень заботился них; но неумение устраивать свои дела и беспечность погубили его.

Между тем престижный заказ римского понтифика позволил Боттичелли увеличить расценки на свои работы.

Сандро Боттичелли. Наказание восставших Левитов, 1482г

По сведениям флорентийских документов, за работу «Благовещение» (1490) для капеллы Гварди в церкви Санта-Мария Маддалена (ныне картина находится в галерее Уффици) Боттичели заплатили 30 дукатов — венецианских аналогов золотых флоринов. Это хорошие деньги: за 3 флорина можно было купить свинью, заказать художнику небольшой сюжет на религиозную тему (плюс расходы на золотую краску), а участок в шесть «соток» в городских окрестностях стоил 24−30 флоринов. Что касается себестоимости работ — Боттичелли для своих Мадонн труда, золота и краски из лазурита по флорину за унцию не жалел. Истинный художник!

Сандро Боттичелли. Благовещение, 1490г

Взлет и падение Флоренции, словно зеркало, отразились на судьбе Боттичелли, и монах-аскет Савонаролла богатства ему не прибавил. Мастер, согласно опять-таки Вазари, «…сделался как бы одним из приверженцев его секты; это было причиною того, что он оставил живопись и, не имея средств к существованию, впал в величайшее разорение. Упорствуя в этом направлении, он сделался (как их тогда называли) «плаксою» и отбился от работы. Так, в конце концов, он дожил до старости и был до такой степени беден, что, вероятно, умер бы с голоду, если бы, пока он еще был в живых, его не поддерживал Лоренцо де Медичи, для которого он помимо многого другого достаточно поработал при постройке госпиталя в Вольтерре, а вслед за Лоренцо и многие поклонники его дарования».

Тем не менее, Савонаролла появился во Флоренции в 1490 году, а в 1494 году 49-летний Сандро вместе с братом Симоне стал владельцем имения с виллой за 156 больших флоринов (большой, «длинный» флорин — еще более весомая золотая флорентийская единица). Через 4 года доход от него, по записи в кадастре, составил 157 больших флоринов. Так что нищий и одинокий финал жизни Боттичелли, даже при отсутствии крупных выгодных заказов — скорее всего, преувеличение. Ведь дом, где живут племянники с семьями — и его дом.

Сандро Боттичелли. Сцены из жизни святого Зиновия IV, 1505г

Где родился – там и пригодился

В то время, как иные мастера колесили по Европе в поисках богатых покровителей и клиентов, следовали географии заказов на картины и фрески для дворцов и соборов, домосед Боттичелли лишь дважды в своей жизни надолго покидал Флоренцию. Сначала для обучения у Филиппо Липпи, мастерская которого из-за крупного заказа — фресок для собора, — находилась в Прато, что в 20 км от Флоренции.

Потом учитель, встревоженный политической обстановкой после смерти Козимо Медичи, решил покинуть Флоренцию и звал своего лучшего и любимого ученика с собой в Сполето. Однако Сандро остался. Конечно, его прельщали наметившиеся перспективы при дворе наследников Медичи, но нежелание резко менять привычный уклад тоже играло свою роль.

Вторая «уважительная причина» покинуть город представилась в 1481 году: это была «рабочая командировка», поездка в Рим для создания фресок Сикстинской капеллы. Пробыв там чуть больше года, Сандро Боттичелли примерно с 1482 года и до конца своих дней в 1510 году жил в родной Флоренции. Его похоронили в церкви Оньиссанти (chiesa di Ognissanti), находящейся неподалеку от дома, в котором Сандро жил ребенком. В семейной капелле Веспуччи той же церкви покоится и Симонетта.

Источник – artchive.

Лента

Рекомендуем посмотреть