Накануне Дня влюбленных: самые захватывающие романы в мире искусства XX века, изменившие ход истории (часть 1) - RadioVan.fm

Онлайн

Накануне Дня влюбленных: самые захватывающие романы в мире искусства XX века, изменившие ход истории (часть 1)

2020-02-13 20:59 , История любви, породившая шедевры, 582

Накануне Дня влюбленных: самые захватывающие романы в мире искусства XX века, изменившие ход истории (часть 1)

Муза, любовник, соперник — когда речь заходит о влюблённых художниках, один человек часто может предстать в этих трёх ипостасях. И трудно предсказать, что произойдёт, когда творческий дух оказывается вовлечён в запутанный роман. Иногда встреча двух родственных начал превращается в длительное общее счастье. А иногда — и такое случается чаще — их союз сгорает в драме, ревности и неверности. В преддверии Дня святого Валентина мы ближе познакомимся с самыми захватывающими романами в мире искусства XX века, изменившими ход истории.

Гала и Сальвадор Дали

Несмотря ни на что. Когда Гала и Сальвадор Дали встретились в 1929 году, то столкнулись с, казалось бы, серьёзными препятствиями для романа: она была старше его на десять лет, состояла в браке с художником и поэтом Полем Элюаром и имела дочь от него. Ничто из этого не помешало 25-летнему Дали. Он был полностью очарован русской эмигранткой и позже написал: «Ей суждено было стать моей Градивой, той, кто движет вперёд, моей победой, моей женой». Однако отец Дали был настолько шокирован союзом, что оборвал все контакты и прекратил финансовую поддержку, когда влюблённые поженились в 1934 году. Они состояли в браке до смерти Галы в 1982 году, доказав всем скептикам свою правоту.

Сальвадор Дали, «Первый этюд «Мадонны Порт-Льигата», 1949г

Муза и менеджер. Их любовь была и объединяющей, и нетрадиционной. Гала верила, что Дали — гений, а он считал её источником всего своего творческого вдохновения и энергии. Она часто выступала его музой и моделью, и прославилась в образе Девы Марии в картине «Мадонна Порт-Льигата» (1949). Согласившись играть второстепенную роль на публике, Гала, тем не менее, была менеджером успеха своего мужа, занимаясь продажами, выставками и финансами.

Нестандартные договорённости. Дали открыто признавал, что боится интимных отношений. Выходом из проблемы стал открытый брак — художник регулярно поощрял жену подыскивать себе сексуальных партнёров. Однако с годами это привело к напряжению: учитывая время и деньги, которые Гала тратила на любовников, Дали всё больше боялся расставания. Дело подчас доходило до агрессии с обеих сторон. И хотя у живописца десятилетиями копилась злость на жену, её смерть в возрасте 87 лет настолько опустошила его, что он оставшееся время он провёл в уединении.

Михаил Ларионов и Наталья Гончарова

Раскройте глаза. Они родились в 1881 году с разницей в один месяц: Михаил Ларионов — 3 июня, Наталья Гончарова — 3 июля. Оба поступили в одно и то же Московское училище живописи, ваяния и зодчества (МУЖВЗ), где и встретились, чтобы полюбить друг друга. Он первым открыл в ней живописца, а не скульптора: «У вас глаза на цвет, а вы заняты формой. Раскройте глаза на собственные глаза!».

Наталья Гончарова. «Автопортрет с желтыми лилиями», 1907г

Поздний брак. Было всё — скандальные выходки, аресты Гончаровой и её картин «за порнографию», изгнание Ларионова из МУЖВЗ, авангардистские общества, круг друзей, нацеленных на постоянный поиск новаторских решений в живописи.

Михаил Ларионов. «Автопортрет в тюрбане», 1907г

Официально в брак они вступили только в самом конце жизни. Ими двигали исключительно практические соображения: оба хотели, чтобы их общее наследие, работы, коллекция и архивы сохранились и попали на родину.

Два на два. Поселившись в Париже после Первой мировой, каждый из художников обустроил собственную личную жизнь. Однако семейный очаг они сохранили, соблюдая верность друг другу в творческом союзе. Уважая личную свободу, Ларионов и Гончарова по-прежнему общались, и в переписке всегда передавали поклоны и приветы «половинам» друг друга. Иногда художники ездили на отдых вчетвером, со своими пассиями, иногда — вдвоем.

Верная Шурочка. Александра Томилина, пассия Ларионова, помогала супругам до смерти Гончаровой в 1962 году. Через год Ларионов женился на ней, а затем сделал наследницей их общего с Гончаровой архива. Он поручил верной Шурочке переправить все их наследие на родину, в СССР.

Марина Абрамович и Улай

Исключительная близость. Художница-перформер югославского происхождения Абрамович и Уве Лейсипен (Улай) из Германии встретились в Амстердаме в 1975 году. Они сразу начали работать вместе, образовав коллектив, который назвали «Другое». Пара называла себя «двуглавым телом» и заявляла, что испытывает такую же близость, как близнецы.

Марина Абрамович и Улай

Упражнения на доверие. Вместе молодые художники разработали серию гиперинтимных тестов на физическую выносливость и эмоциональное доверие. В одном из перформансов «Энергия покоя / Остаточная энергия» (1980) Абрамович держала лук, а Улай — натянутую тетиву и стрелу, направленную ей в сердце. «На самом деле мы держали стрелу весом наших тел, и она была нацелена мне в сердце, — вспоминает она. — Это был перформанс о безграничном доверии».

Расставание у Великой Китайской стены. Хотя их роман и заложил основу для будущего арт-перформансов, амбиции художников в конце концов их разлучили. В «Пересечении ночного моря» — двойном представлении, где участники должны были сидеть, глядя друг на друга через стол — нервы Улая не выдержали, и одно из выступлений Абрамович пришлось продолжить в одиночестве, лицом к пустому стулу. Пара разошлась в 1988 году, встретившись посередине Великой Китайской стены, куда каждый пришёл с её противоположного конца.

Публичное воссоединение. Спустя десятилетия оба встретились во время ретроспективы Абрамович в MoMA «Художник присутствует» в 2012 году. Там Улай (судя по всему, неожиданно) сел на стул в противоположном конце стола во время перформанса, напоминающего «Пересечение ночного моря». Пара пережила эмоциональный момент, который довёл обоих до слёз. Однако неприязнь оставалась: Улай подал в суд на бывшую партнёршу за предполагаемые невыплаченные авторские гонорары и в последующие годы вычеркнул её из соавторов. Однако с 2017 года пара, вроде бы, оставила прошлое позади.

Христо и Жанна-Клод

Точка пересечения — Париж. Он родился в болгарском Габрово, а она — в Касабланке в Марокко, но именно Париж свёл их вместе. В октябре 1958 года Христо — беженца, живущего в Городе огней — наняли, чтобы написать портрет матери Жанны-Клод. На момент их встречи Жанна-Клод была помолвлена, а затем вышла замуж — но, в конце концов, послушала своё сердце и оставила мужа во время медового месяца, чтобы быть вместе с Христо.

Христо, проект обёртывания Триумфальной арки в Париже, 2018г

Под знаком Близнецов. Оба художника родились в один день — 13 июня 1935 года.

Творческая маскировка. Дуэт мужа и жены прославился своими крупномасштабными экологическими работами из ткани, включая «Ворота» в Центральном парке в Нью-Йорке и эпическую «Бегущую изгородь» длиной в 24 мили. Кроме того, они драпировали архитектурные иконы, такие как Рейхстаг и Понт-Нёф. Пара утверждала, что единственной их целью было визуальное воздействие.

Nota Bene. В течение десятилетий Христо единолично подписывался под общими инсталляциями. Но в 1994 году под всеми их трудами задним числом стало значиться «Христо и Жанна-Клод».

Христо и Жанна-Клод с инсталляцией «Ворота» в Центральном парке Нью-Йорка, 2005г

Роберт Раушенберг и Джаспер Джонс

Мечтатели из центра. Будучи, пожалуй, «самой нью-йоркской» парой из всех, Джаспер Джонс и Роберт Раушенберг провели вместе лишь пять лет — с 1956-го по 1961 год. У них были студии на разных этажах промышленного здания на Перл-стрит, а жили они какое-то время в Нижнем Манхеттене вместе с другими художниками, включая Агнес Мартин и Эльсуорта Келли.

Роберт Раушенберг и Джаспер Джонс в 1958 году

Притяжение противоположностей. Раушенберг был общительным и болтливым парнем, а Джонс в свою очередь был сдержанным и немного отстранённым. Несмотря на различия, пара объединилась, чтобы ослабить господство абстрактного экспрессионизма: Раушенберг со своими «Сочетаниями» и Джонс с его сериями «Флаги» и «Мишени» предложили новые пути, уводящие от эгоистичной индивидуалистической эстетики эпохи.

Роберт Раушенберг. «Ретроактивный», 1964г

Джаспер Джонс. «Мишень с четырьмя лицами», 1955г

Зеленоглазый монстр. Профессиональная ревность — возможно, более ядовитая разновидность, нежели романтическая — стала на пути пары. История гласит, что известный галерист Лео Кастелли приехал в мастерскую Раушенберга, чтобы расписать запланированную выставку. Придя в здание, он наткнулся на работы Джаспера Джона и решил выставить их. Показ Раушенберга был отложен на неопределённое время. Последовавший разрыв был тяжёлым, художники не разговаривали в течение многих лет после расставания.

Главное фото: Сальвадор Дали. Явление трех изображений Галы, 1945 г.

Продолжение следует…

По материалам artchive.

Лента

Рекомендуем посмотреть