Онлайн

Саак Партев: «родившись смертным, оставил по себе бессмертную память»

2020-02-15 21:15 , Минутка истории, 663

Саак Партев: «родившись смертным, оставил по себе бессмертную память»

Сегодня, 15 февраля, Армянская Апостольская Церковь отмечает День памяти Святого Саака Партева.

Саак Партев – сын католикоса Нерсеса Великого, последний представитель рода Св. Григория Просветителя. Саак Партев был избран Католикосом в 387 году и 52 года стоял во главе армянского патриаршего престола. Будучи искусным в музыке и ораторском искусстве, философии и языкознании, Саак Партев привнес большой вклад в развитие армянской национальной культуры, был поборником создания армянской письменности и вместе со Св. Месропом Маштоцем стал основателем армянской литературы и церковной библиографии.

После создания армянского алфавита Свв. Саак и Месроп приступили к переводу Библии и сделали это настолько совершенно, что Священое Писание на армянском языке до сих пор продолжает считаться «королевой переводов» Библии.

Надо отметить, что почти во всех трудах, посвященных истории создания армянских письмен, основное внимание сосредоточено на деятельности Месропа Маштоца. В этом немалую роль сыграло широко известное в древности «Житие Маштоца», написанное биографом и учеником Месропа Маштоца Корюном. Оно же послужило источником и для Мовсеса Хоренаци и Лазара Парбеци, труды которых также содержат ценные сведения по истории создания армянского алфавита и развития древнеармянской литературы. Но, безусловно, выдающуюся роль в этом деле, кроме Маштоца, сыграл именно Саак Партев.

Степанос Нерсисян. Саак Партев

Важным источником сведений о жизни великого армянина является труд «Армянские жития и мученичества V-VII вв», изданный мхитаристами в Венеции в 1853 году. В него вошло анонимное сочинение под заглавием «История Св. Саака и вардапета Маштоца», однако большая часть этого сочинения посвящена Сааку и его деятельности.

Придя к Св. Сааку, великий Месроп принес с собой божественный дар, т. е. письмена нашего языка, пожалованные Божьей благодатью. Чрезвычайно обрадовавшись этому, Св. Саак вознес большую благодарственную молитву всеблагому Богу, который не пренебрегает мольбами слуг своих и верно исполняет желание богобоязненных [слуг] своих, слышит их молитвы и охраняет их, ибо «Бог прославляем в помыслах своих святых и Сам прославляет прославляющих Его».

«Поистине, —[говорил он], — Господь воздал нам не по грехам нашим, приумножив милость свою к имеющим страх Божий, он отдалил от нас темное невежество наше и, смилостившись над творениями рук своих, возвеличил нас по своему щедрому человеколюбию, создав для нас [письмена]. Давайте же веселиться о Господе, вознесем хвалу милостивому Спасителю нашему, поспешим исповедаться перед ним и восславим его за щедрую милость. Народ верующий и служители желанной матери нашей Сионской, восславим Бога! Благословим Господа Бога нашего! Восхвалим милость Божью, превознесем имя его едиными устами, возблагодарим благодетеля Господа нашего, ибо сладка и вечна милость его. Ныне слепые узрят, глухие услышат, выправится хромота языка нашего, который не мог говорить на горловом сирийском и шепелявить на ломаном греческом. Ныне будут истолкованы труднодоступные языки, и слабость наша, идущая от невежества нашего, во славу и хвалу человеколюбивого Бога, сменится силой.

…Отныне никто не будет нуждаться в переводе и ни один не обратится к другому со словами: «Прочти мне это». А объединенные общностью мысли в самой [Армении] и за ее пределами, далекие и близкие, от мала до велика — все познают истину, все познают справедливость и будут прославлять вознаградителя. Уста разомкнулись, рассеялся мрак, столп облака освещает [нам путь], духовная грудь вскармливает [нас], поглощаемая без разбора неоднородная духовная пища сменилась истиной, горечь вод — сладостью, духовный стол накрыт. Чаша познания у виночерпия. Спеши, народ верующий! Подходи вкушай! Иди любуйся! Не дорого продается, дается даром. Не с трудом усваивается, легко познается. Берите, радуйтесь! Вкушайте и смотрите, как благ Господь. Кормящему воздайте славу, ибо безмерно его человеколюбие. Хвала создателю! Слава Спасителю! Славословие человеколюбцу! Благодарение хваленому царствию! Хвала хозяину житницы! Благословение милосердному! Хвала исцелителю! Чем же мы отплатим Господу за все то, что он сделал для нас? Ведь мы не можем сделать для него взамен ничего, а лишь с благословением постоянно взываем к имени Господа за то, что всемогущий Бог, прославленный во всем, сподобил нас величайших даров».

По приказу Саака Партева тотчас же отбираются умные, смышленые, рассудительные ученики, обладающие нежным голосом. Он открывает в разных областях школы, обучение в которых ведется с «великим упорством».

…Святые мужи особенно пекутся о скорейшем обучении юношей на местах. Отбирают 60 особо любознательных учеников, обладающих голосом и долгим дыханием, и посылают к разным народам и языкам чужих краев изучать философию и риторику и делать переводы. Среди них были Мовсес Хоренаци и брат его Мамбрэ, Давид Непобедимый и Егишэ, Иссеп, Езнак, Ардзан, Аган, Муше и многие другие, отправившиеся с ними в Александрию, Византию, Афины и иные страны изучать философию подобно другим народам, ибо в то время у всех народов замечалась тяга к учению и в мире процветали науки.

Переводческая деятельность Саака Партева также была чрезвычайно плодотворной. Он перевел или принимал участие в переводе многих догматических и богословских трудов. Его перу приписываются церковные каноны, а также письма константинопольскому патриарху Проклу, написанные совместно с Месропом Маштоцем.

И великий Месроп, после столь огромных трудов по изобретению нашей письменности, данной нам благодатью Божьей, и повсеместного основания школ для юношей, в которых обучение велось с великим усердием, направляет свои стопы в Иверию и там создает также для их языка алфавит, открывает для них школы и ставит учителей. После этого он отправляется в Агванк и создает письменность также для их горлового варварского языка, открывает и там школы, согласно пословице — «От львиной охоты кормится множество лис, и при венчании престолонаследника на царство богатеют многие принцы». Затем он вновь возвращается в Армению и находит Св. Саака, всецело поглощенного переводческим делом. Однако в связи со смертью царя Армении Врамшапуха великий Саак отправляется к персидскому царю Йездигерду и просит его отпустить заключенного Хосрова в Армению, дабы он занял место Врамшапуха. Йездигерд исполняет просьбу святого мужа и дает Хосрову армянское царство. Но при вторичном своем воцарении он прожил не более одного года и умер. После же смерти Иездигерда в Персии воцарился Врам V. Он совершил в отношении армян много жестоких злодеяний, подорвав установленный порядок и доведя страну до разрухи.

Видя эти злодеяния, Св. Саак отправился в греческий удел, ибо Армения была разделена на две [части] между императором и Персией. Великий Феодосий, который вначале не желал принять его, узнав от многих, что он исполнен Божьей благодати и благочестия, с большими почестями принял его, оказав ему такое гостеприимство, как если бы он был посланником самого Христа, и повелел немедленно начать обучение на письменах, дарованных им Богом; расходы же школ он приказал делать за счет царского двора. В то же время Св. Саак послал внука своего Вардана к персидскому царю Враму просить у него мира. И он, чтя святого, выполнил его просьбу и посадил на армянский престол Арташира, сына Врамшапуха. Этот предавался гнусному пороку — сластолюбию, что стало причиной злословия нахараров, которые с омерзением отступили от него. Придя к великому Сааку с жалобой, они просили его стать их сообщником и обвинителем перед царем персидским, чтобы тот либо заключил в оковы армянского царя, либо сверг его. Саак же, хотя и не считал их хулу наветом, однако не соглашался предать царя своего в руки царя-язычника, надеясь на то, что катящийся вниз отрезвеет. «Упаси [Боже], — говорил он, — предать [мне] заблудшую овцу [свою] волку. Ибо хоть он и развратен, но отмечен священным крещением; безнравствен, но христианин; осквернен телом, но не безбожник душой; человек без правил, но не огнепоклонник». Словом, он не желал больную овцу свою променять на здорового зверя.

Хотя святой муж сей говорил по справедливости, однако клеветники донесли на него Враму. Особенно старался Сормак, чей язык подобен был губительному мечу, он надеялся занять место Саака. В итоге Арташир был заключен в темницу, в Армении назначен марзпан-перс, а вместо Св. Саака на патриарший престол был возведен клеветник Сормак. Этот удержался не более одного года и был свергнут с престола теми же нахарарами. После него Врам назначил некоего сирийца, по имени Бркишу, мужа невоздержанного, расхитителя, который домом своим управлял с помощью женщин. Поскольку и его возненавидели нахарары, он дал им другого мужа — сирийца Шмуэла, который вел такую же жизнь, что и Бркишу, превосходя его при этом своей алчностью. [Царь] разрешил великому Сааку наставлять [свою паству] и рукополагать лишь тех, кого назначит Шмуэл. Но великий Саак, прибыв к персидскому царю Враму, смело выступил перед ним и обвинил [иахараров] в богохульстве, особенно же в клевете на Арташира, и говорил: «Если он оклеветан за распутство, то по вашим законам это приветствуется, если же нет, то ни в чем другом он не виноват». Столь искусно [Св. Саак] осмеял их, осудив за безрассудство, что привел их в изумление своей мудростью и смелостью. Согласно повелению пророка он перед царями смело говорил о страстях Господних. Возвратившись в свою область, блаженный не вмешивался ни во что, предаваясь молитвам и наставлениям, преисполненный любви к Богу. Он был глубоко опечален умственной слепотой безбожников и не мог утешиться из-за раскола народа своего. Нахарары же армянские, осознав постыдную необдуманность своих поступков, пришли к святому первосвященнику Сааку, пали ниц перед ним и покаялись: «Мы согрешили перед Богом и твоей святостью», и просили его вновь стать во главе паствы. Тогда он, обливаясь слезами, рассказал им: «Много лет тому назад великая печаль была в сердце моем, ибо Бог не дал мне, подобно моим предкам, сына. Тогда мне явился ангел Божий и сказал: «Не кручинься, что Бог не дал тебе сына, и не убивайся, а знай, что сие от Бога, ибо священство рода святого Григория и царствование рода Аршакуни должно прекратиться. И ныне ты не печалься и утешь себя». Поведав им подробно о своем видении, он сказал: «Дети мои, вместо меня Господь будет пасти вас, о вас печется тот, кто печется обо всех». Несмотря на то, что он не согласился вновь стать их пастырем, однако никогда не переставал предлагать духовное молоко чадам церкви. Так в благочестии и добродетельном уединении, охраняемый свыше, пребывал он в теле и жил до глубокой старости. Когда же настал его час, он тяжело заболел в Багревандской области, в селении, называемом Блур, и 30-го числа [месяца] навасард (7 сентября), в четверг, преставился. Говорят, это случилось в день рождения святого. Он переменил жизнь свою на бестелесную; телом смертный, он оставил по себе добрую бессмертную память, причислившись к сонму ангелов, воссел в блаженстве одесную Христа. Достопочтимое тело его перенесли и положили в Тароне, в селении Аштишат.

Таким образом, смерть Св. Саака в 439 году послужила началом тягостных осложнений для Армении. Сормак все еще занимал патриарший престол, как глава, признанный правительством, тогда как Месроп Маштоц продолжал управлять духовно-просветительной частью, но он тоже скоро скончался вслед за Св. Сааком, пережив его на несколько месяцев.

По прошествии всего лишь шести месяцев в городе Вагаршапате переселился в иной мир св. Месроп, по небесному провидению превзошедший всех добродетельной [жизнью] своей. На месте, где испустил он дух, воссияло чудесное знамение — крестообразный свет долгое время стоял, прославляя крестоносное тело, ибо Бог прославляет славящих его. Много споров возникло из-за [тела] блаженного, ибо каждый [из князей] желал оставить в своих владениях тело его, ставшее священным. Однако победил владетель Ошакана, великий князь армянский Ваан. С большими почестями он понес и похоронил его в деревне Ошакан. На всем пути над гробом стояло светящееся крестообразное видение, пока тело [его] не предали земле. Тогда лишь видение скрылось.

Таковы жития блаженных Св. Саака и великого Месропа, и таковой была их жизнь. Искуснее все это описано в полной истории их жизни.

Они были опорой веры, столпами церкви, защитной стеной верующего народа, вели его по пусти истинному. Они были ростками бессмертия, пустившими корни в течение вод, всегда дающими соответственно времени душеохраняющий плод познания — пищу для вечной жизни. Они — венцы церкви, любовная гордость матери Сионской среди ее сыновей; многих отцов они привели к славе и смело могут гордиться перед Богом, говоря: «Вот я и отроки, которых дал мне Господь». Они — текущие в Эдеме родники, пробившиеся по благости Господа, поящие животворными ручьями томящуюся от жажды разумную страну. Испивший однажды этой воды не пожелает иной.

Современники высоко ценили заслуги Саака, который, «родившись смертным, оставил по себе бессмертную память». Мовсес Хоренаци обещал прославить Саака Партева «возвышенным словом».

«Боясь обременить читателя пространною речью, — пишет он в своей «Истории Армении», — мы откладываем говорить о нем в другом месте и в другое время, вне этой книги, как мы обещали еще в начале нашего повествования»…

Лента

Рекомендуем посмотреть