Онлайн

История любви, породившая шедевры: Василий Суриков и Елизавета Шаре – 10 лет счастья и 28 лет скорби

2020-03-19 20:56 , История любви, породившая шедевры, 782

История любви, породившая шедевры: Василий Суриков и Елизавета Шаре – 10 лет счастья и 28 лет скорби

Личная жизнь выдающихся людей всегда привлекает внимание читателей, в особенности если она насыщена пикантными подробностями, невероятными историями, тайнами и загадками. Но сегодня речь пойдет о личной жизни художника Василия Сурикова, о которой известно не так уж и много. Зато удивительная история его любви не оставит никого равнодушным.

Василий Иванович Суриков

Немного из биографии

Художник Василий Иванович Суриков родом из Красноярска, его предки были из донских казаков, покорявших Сибирь с Ермаком, после гибели которого, они прошли вверх по Енисею и основали Красноярские остроги. Родился художник в 1848 году в семье канцелярского служащего, который и был выходцем из старинного енисейского казачьего рода. И нужно ли говорить о том, что характер будущего живописца, сформировавшийся в суровой среде сибирского края, был таким же сильным и непоколебимым. Годами позже эта мощь воплотились в героических образах его картин.

Маленький Василий рано увлекся творчеством, и ему частенько доставалось от матери за разрисованную мебель. Первые уроки живописи были получены им в уездном училище. Позже талантливого юношу приметил губернатор и решил отправить на учебу в Академию художеств в саму столицу.

Василий и Александр Суриковы с матерью Прасковьей Фёдоровной

Однако 20-летний Василий Суриков, приехавший из Красноярска в Петербург для поступления в Академию, с треском провалил экзамены. Один из членов приемной комиссии, увидев работы Сурикова, сказал: «Да вам за такие рисунки даже ходить мимо Академии запретить надо!». «Мимо Академии» Василий ходил недолго - всего один год, а потом успешно сдал вступительные экзамены и стал одним из лучших студентов. В 1875 году, уже после получения аттестата, совет Академии художеств присудил Сурикову звание художника первого класса, позже за творческие работы он был награжден золотой медалью и орденом Святой Анны III степени.

Любовь всей жизни художника

Однажды, когда в очередной раз Василий зашел в католический костёл, чтобы послушать звучание органа, он встретил свою первую и единственную в жизни любовь – Елизавету Шаре. Девушка была из французско-русской семьи. Её отец, Огюст Шаре, в молодые годы, влюбившись в русскую девушку Марию Свистунову, переехал из Парижа в Россию, принял православие и женился. В их браке родилось пятеро детей: сын и четыре дочери, которых воспитывали на французский манер.

Елизавета Шаре

Поэтому Лиля (так называли юную барышню родные) по-русски изъяснялась с небольшим акцентом. Она, так же, как и Василий, интересовались музыкой и живописью. Девушке тогда было девятнадцать лет, а Сурикову - двадцать девять. И невзирая на то, что молодой художник был старше на десять лет, во время их встреч он краснел и смущался, как юнец.

По окончании Академии художеств начинающий живописец получил заказ на четыре картины для храма Христа Спасителя. Некоторое время, подготавливая эскизы, Суриков работал в Петербурге, а потом нужно было ехать в Москву. Влюблённым предстояла длительное расставание. Однако по выходным Василий мчался на крыльях любви в Петербург и, побыв несколько часов с любимой, возвращался назад.

Мучительно протекали дни в разлуке, и художнику многолюдная Москва казалась пустынной без любимой девушки. Поэтому, закончив работу в храме и получив гонорар, Василий решает незамедлительно жениться. Он делает предложение, и они с Лилей венчаются. Свою мать живописец решил не оповещать о своей женитьбе, так как наверняка знал, что утончённая невестка-француженка придётся не по нраву суровой сибирской казачке.

Василий Суриков. Портрет жены художника

Елизавета Августовна была добродушной, приятной в общении, весьма красивой женщиной. Как и муж, она сторонилась светских сборищ, неловко чувствуя себя в большом обществе. «Все о ней говорили как об ангеле», - вспоминала позже дочь Ольга.

Молодожены после венчания обосновались в Москве и зажили, хотя и бедно, но счастливо. Суриков пошел на вольные хлеба, он больше никогда не писал на заказ, а лишь только то, что велело его сердце. Молодая жена жила интересами супруга, избавив его от всех бытовых хлопот и буквально из ничего создавая домашний уют. А Василий безмерно радовался тому, что его Лиля с изнеженной барышни превращалась в настоящую хозяйку дома, научилась вести хозяйство и готовить. Вскоре у четы Суриковых родилось две дочери, и молодая мама научилась ко всему прочему шить своим дочерям красивые платьица.

Жизнь художника омрачало только одно обстоятельство – врождённый порок сердца жены, у которой рано развился ревматизм, и ей очень тяжело пришлось переносить даже простую простуду. Да и сам Василий едва не умер от воспаления легких в первый год после женитьбы. Лишь благодаря заботе жены, не отходящей от него круглосуточно ни на шаг, он выжил. Врачи уже было потеряли всю надежду на его выздоровление, и лишь разводили руками. Суриков знал, что выжил он только благодаря своей любимой Лиле.

Василий Суриков. Меншиков в Берёзове

Едва оправившись, художник взялся за работу. Многие женские образы он писал с жены, называя ее «идеальной моделью». Создал он несколько и её портретов. Но всё же основным творением можно считать полотно «Меншиков в Берёзове», где он изобразил свою жену в образе старшей дочери Меншикова, которая по замыслу сюжета была больна и умирала от оспы. В то время и у самой Елизаветы Августовны был тяжелейший приступ, и художник, глядя на измождённую жену, увидел в ней дочь Меншикова. Тогда его вдруг пронзило предчувствие: его Лиля смертельно больна. Но в тот момент эта мысль показалась ему такой страшной, что Суриков напрочь отогнал её от себя. Это было за пять лет до смерти Елизаветы Августовны.

Василий Суриков. Старшая дочь Меншикова, написанная с жены художника. Эскиз. 1882 год

Вскоре полотно было закончено, и на вырученные за него деньги живописец вместе с женой и дочками уехал за границу. Они давно мечтали вместе посмотреть Европу и надеялись, что средиземноморский воздух поможет поправить здоровье Елизаветы Августовны. Лиля действительно после поездки немного окрепла.

Василий Суриков. Автопортрет

Тогда Суриковы решили посетить Красноярск. Василий очень скучал по родной Сибири, да и хотел, чтобы мать все же познакомилась с невесткой и внучками. Однако переезд на лошадях через всю страну длился полтора месяца только в одну сторону. И несмотря на то, что они путешествовали летом, суровый сибирский климат отразился на здоровье Елизаветы Августовны самым неблагоприятным образом.

Портрет жены Василия Сурикова.

А в родительском доме произошло то, чего так боялся художник. Прасковья Фёдоровна с первого дня невзлюбила невестку. Но Лиля, боясь огорчить любимого, не жаловалась ему на нарекания свекрови. Психологическая атмосфера в доме также усугубила ее состояние, и она тяжело заболела после возвращения в Москву. Теперь уже художник не отходил от постели жены, которую лечили лучшие врачи. Но каждый день приближал ее к концу, ей становилось всё хуже. Смерть жены стала для Сурикова страшным потрясением. Ей было всего 30 лет. Впоследствии он сильно винил себя за необдуманный шаг, когда он решил свозить свою семью в Сибирь.

Василий Суриков. Портрет матери художника

Для Василия Ивановича это было самым тяжёлым ударом в его жизни. Он много времени проводил на могиле жены на Ваганьковском кладбище, постоянно ходил в церковь, заказывал сорокоусты и панихиды. Друзья начали всерьез опасаться за его рассудок. Как-то в порыве ярости художник переломал в доме всю мебель и сжёг свои рисунки, проклиная себя за то, что не сумел остановить болезнь Лили. Что не услышал «звоночка», который прозвенел, еще тогда, когда жена позировала для «Меншикова в Берёзове».

Василий Иванович Суриков с дочерьми Ольгой (справа) и Еленой и братом, Александром, перед отъездом в Сибирь. Лето 1889 года.

Овдовев в сорок лет, художник больше никогда не женился. Всю свою нерастраченную любовь отдал дочерям, которым полностью заменил мать. Никакой другой женщине он не мог доверить воспитание их с Лилей дочерей. Когда не стало мамы, девочкам было девять и семь лет.

Василий Суриков. Портрет Ольги Васильевны Суриковой, 1888 год

Два года Суриков не брал кисти в руки. Днями простаивал в церкви перед образами, а вечерами запоями читал Библию. Ему нужно было работать, чтобы кормить детей, а сил ни творческих, ни физических не было. Первой картиной, которую он написал после смерти жены было полотно «Исцеление слепорождённого Иисусом Христом». В образе слепого Суриков изобразил себя.

Василий Суриков. Исцеление слепорожденного Иисусом Христом, 1888г

В то тяжкое для художника время ему помог брат, приехавший в Москву из Красноярска. Именно Александр Иванович подал идею Василию - уехать в Сибирь, где мало что напоминало бы о жене. И Суриков с дочерями вернулся на малую родину. Все исследователи его творчества сходятся во мнении, что Сибирь исцелила душу художника, он смог пережить свое горе и снова начать творить. По совету брата Суриков начал работать над новой темой – героической, где воспел удаль и героизм русского народа. Картины того периода: «Взятие снежного городка», «Покорение Сибири Ермаком», «Переход Суворова через Альпы».

Душевная боль Сурикова и тоска по любимой жене с годами утихла, но осталась тихая печаль. С ней художник прожил 28 лет. Он много писал, забываясь в работе, и создал немало женских портретов. И в каждом из них кисть художника непроизвольно выводила незабываемые черты Лили.

И, наверное, излишне говорить о том, что художник завещал похоронить его рядом со своей женой. На Ваганьковском кладбище он нашел свое последнее пристанище.

По материалам kulturologia.

Лента

Рекомендуем посмотреть