Это было для меня задачей сложной, но чрезвычайно интересной и благодарной: Арам Хачатурян и киномузыка - RadioVan.fm

Онлайн

Это было для меня задачей сложной, но чрезвычайно интересной и благодарной: Арам Хачатурян и киномузыка  

2020-05-01 22:00 , Минутка истории, 626

Это было для меня задачей сложной, но чрезвычайно интересной и благодарной: Арам Хачатурян и киномузыка

Имя Арама Хачатуряна хорошо знакомо любителям классической музыки по всему миру. Маэстро писал такие замечательные произведения, что многие из них после премьерного исполнения мгновенно становились популярными. Искрометный «Танец с саблями» из балета «Гаянэ», Адажио из «Спартака», восхитительный «Вальс» из сюиты к драме М. Ю. Лермонтова «Маскарад», блестящий «Концерт для скрипки с оркестром» - это мизерный перечень произведений, которые покорили сердца слушателей не только в нашей стране, но и за ее пределами. Но сегодня мы отойдем от классических произведений великого композитора и изучим его работу в ином жанре – кинематографии.

Арам Хачатурян создал музыку к 25 кинофильмам. В 30-40-е годы он с увлечением работал над музыкой для кино, проявляя отличное ощущение его специфических законов и понимая роль музыки в раскрытии замысла.
Две замечательные работы – «Пэпо» (1935) по классической пьесе Г.Сундукяна и историко-революционный фильм «Зангезур» (1938) рождаются в результате сотрудничества с известным режиссером Амо Бек-Назаровым. «Пэпо» и «Зангезур» – первые национальные звуковые фильмы.

Фильм «Пэпо» – дебют Хачатуряна в кино, в то же время он стал этапным для армянского кинематографа. Особую любовь в Закавказье завоевала песня героя фильма Пэпо, бытующая там и поныне как «своя», народная песня.

Говорят, во время работы Арам Хачатурян был очень требователен к самому себе. Например, ему понравилась лишь седьмая версия песни Пэпо. А по вечерам Амо Бек-Назарян и Арам Хачатурян вместе ходили в тифлисские кабаки, где слушали игру сазандаров и записывали понравившиеся мелодии.

В «Зангезуре» Хачатурян выступил как мастер симфонической киномузыки. Большой популярностью пользовался «Зангезурский марш» из музыки к этому фильму. Некоторые принципы, заложенные в музыке к фильму «Зангезур» в дальнейшем нашли свое отражение в Скрипичном концерте, в балете «Спартак», в музыке к другим кинофильмам.

«Писать для кино всегда было для меня задачей сложной, но чрезвычайно интересной и благодарной», - признавался Арам Хачатурян.

За музыку к фильмам «Пэпо» и «Зангезур» Хачатурян был в 1938 году удостоен звания заслуженного деятеля искусств Армении.
Однако творческие интересы композитора в кино не ограничились национальными рамками. В 1938 году он пишет музыку к первому таджикскому звуковому фильму «Сад» (режиссер – Н.Досталь), а в 1940 году – к историко-революционной ленте «Салават Юлаев» режиссера В.Протазанова…

В 1943 году ему довелось впервые встретиться и начать работать с режиссером Михаилом Роммом, ставившим тогда картину «Человек №217» о советской девушке, работавшей на фашистской каторге. Здесь Хачатурян музыкальными средствами блестяще выразил чувства негодования, возмущения, протеста.

«Я был обязан высказать свое отношение к факту вместе с драматургом и режиссером. Музыка должна была привести зрителя в состояние большого душевного волнения и гнева», – говорил композитор.

Через некоторое время М. Ромм предложил Хачатуряну написать музыку к «Русскому вопросу». По словам самого автора, самым интересным приемом была замена речи героя музыкой. «Лицо артиста взволновано, но мы слышим не слова его, а музыку, выражающую его чувства. И мне кажется, все зрители поняли, о чем говорил в своем страстном выступлении Смит», – вспоминал композитор о сцене, где герой фильма (журналист Смит) должен принять решение, писать ли ему правду о Советском Союзе.

Три последних фильма Ромма, в которых Хачатурян принимал участие – это «Секретная миссия», «Адмирал Ушаков» и «Корабли штурмуют бастионы».

Большое значение для Хачатуряна имело сотрудничество с режиссером В. Петровым по фильму «Сталинградская битва». Две серии фильма разворачивают перед зрителями целостную картину небывалого сражения. Труд композитора, по его же признанию, состоял в создании музыки, очень мало разбавленной другими настроениями. Тут не нужно было ни лирики, ни песни. Только очень большое напряжение.

Автор вспоминал: «Материал такого размаха встал передо мной впервые. Два часа батальной музыки! Все, что приходилось делать в этом роде до сих пор, не шло ни в какое сравнение с нынешним заданием, как и сама битва превосходила по своим масштабам все известные до сих пор в истории…»

Хачатуряну далеко не всегда удавалось реализовать свои принципы в киномузыке. И это в немалой степени зависело от режиссера-постановщика фильма. Часто композитор оставался неудовлетворен, выступая со статьями-претензиями к кинематографистам, в которых он был против сокращения музыкального материала, наложения шумов без согласия автора музыки и т.д. Он также сетовал на допущенную кем-либо небрежность, снижающую драматургический эффект музыки. Такое отношение говорило прежде всего об огромной ответственности, с которой подходил Хачатурян к киномузыке.

«Я очень люблю театр и кино, – признавался композитор. – Люблю писать, имея перед собой четкий драматургический план, вытекающий из содержания пьесы и замысла режиссера. Я придаю очень большое значение этой работе, ибо сцена, сюжет, кинокадр, живой актерский образ – все это помогает мне оформлять музыкальные мысли, конкретизирует творчество, обогащает форму».

В публикации использованы материалы сайта khachaturian.am.

Лента

Рекомендуем посмотреть