Онлайн

Шер: «У меня есть мечта – никогда не стареть»  

2020-05-20 21:20 , Немного О..., 443

Шер: «У меня есть мечта – никогда не стареть»

«Все мы изобретаем себя. Просто у некоторых воображение работает лучше, чем у других».

Она – единственная исполнительница, чьи песни занимали верхние строки списка топ-100 рейтинга Billboard 5 десятков лет подряд, обладательница музыкальных наград «Грэмми» и Billboard Music Awards, четырех престижных кинопремий «Золотой глобус» и «Оскара». Она икона икон. Её список достижений можно перечислять очень долго. Она – королева эпатажа, непревзойденная Шер. И сегодня ей исполняется уже 74. Всего несколько месяцев назад она стала лицом молодежной марки Dsquared2, в очередной раз доказав поклонникам, что цифра в паспорте не имеет никакого значения.

«Если бы я действительно сделала столько пластических операций, сколько мне приписывают, я бы давно перестала узнавать себя в зеркале. А сейчас я смотрю в него и вижу ровно ту же девчонку, что и 60 лет назад».

Урожденная Шерилин Саркисян всегда была бесстрашна: носила что хотела, встречалась с кем хотела и говорила, что хотела. «Мужчин у меня было чуть меньше, чем у Клеопатры», - когда-то призналась Шер в эфире шоу Дэвида Леттермана. Личная жизнь американки армянского происхождения и правда была не менее бурной, чем творческая, и она этого не скрывает.

Мне нравится заводить бойфрендов. Девушка может сколько угодно ждать правильного мужчину и параллельно весело проводить время с неправильными.

Я ушла из дома в 16 лет. Это было легко. Мать просто сказала мне: «Чтобы быть успешной, не обязательно зарабатывать много денег. Живи, рожай детей, не теряй веры в себя, оставайся красивой и пой, чтобы себя прокормить».

Мама сказала мне: «Однажды ты остепенишься и выйдешь замуж за богатого мужчину». А я ответила: «Мама, я сама очень богатый мужчина».

До одиннадцати лет я не знала, что я армянка. А когда я встретила отца, то увидела, что мы очень похожи.

Шер во время первого визита в Армению, 1992г

Академики меня ненавидели: говорили, что у меня нет таланта, ужасный вкус в одежде и я всегда встречаюсь с мужчинами на десять лет моложе. И все же им пришлось дать мне «Оскар».

Главная проблема некоторых женщин в том, что они сначала возбуждаются на пустом месте, а потом еще и умудряются выйти за него замуж.

Сонни Боно и Шер с дочерью Честити

Пока ты не будешь готов выглядеть идиотом, не получишь шанс стать великим.

Ричард Аведон говорил, что меня никогда не поставят на обложку глянцевого журнала. Рада, что мне удалось его уесть много, очень много раз.

У жизни есть очень простое правило: если не можешь пройти прямо, сверни за угол.

«Что я чувствую, когда нынешние селебрити повторяют мои старые образы? Удивляюсь тому, как безошибочно они выбирают самые неудачные.

Ким Кардашьян в образе Шер на обложке глянца

Мужчина не предмет первой необходимости; это предмет роскоши. Именно поэтому без него можно и обойтись.

Я до смерти боюсь бедности. Я выросла в нищете и всегда чувствую ее внутри. Это как толстая женщина, которая сбрасывает 500 фунтов, но внутри все равно остается толстой.

Нет никакого закона, согласно которому после 65 люди должны жрать собачий корм, становиться ненужными и поскорее умирать. В старости нет ничего плохого хотя бы потому, что она приходит ко всем, кто до нее дожил. Но старость — это как враг. Лучше с ним договориться, чем вступать в бой.

Я совсем перестала узнавать страну, в которой выросла. Наверное, это самое страшное, что приносит возраст, — ощущение, что твоя страна тебе больше не принадлежит.

Шер на митинге против избранного президента США Дональда Трампа в Нью-Йорке, январь 2017 года

Как я прожила жизнь? Не боялась принимать риск и никогда не беспокоилась, что обо мне подумают.

Единственный день рождения, на котором я плакала, — это мое сорокалетие. Когда я увидела торт со свечками, слезы стояли у меня в глазах. Я подумала: «Все, молодость прошла». Но на следующий день меня пригласили в «Иствикские ведьмы». Моим партнером стал Джек Николсон, и я подумала, что все не так уж плохо.

Не так давно я приобрела себе место на Пер-Лашез. Но по законам Франции там может быть похоронен только французский гражданин или тот, кто умер во Франции. Так что, если я заболею, сразу же куплю себе билет в Париж.

Как жить? Встань — и пусть тебя сосчитают, или сядь и останься незамеченным. Не мусори, не брезгуй жвачкой и не улыбайся, проходя мимо бездомных. И неважно, что будет через пять лет. Скорее всего, только любовь и страх.

Когда-то мне было сорок лет, теперь гораздо больше. Я точно знаю, что сорокалетней быть лучше. Меня пугает, что наступит день, когда я проснусь старой брюзгой и… мне не захочется поехать в Диснейленд. У меня есть мечта – никогда не стареть. Поэтому я извожу себя упражнениями.

Лента

Рекомендуем посмотреть