В своем намерении написать балет «Спартак» Арам Хачатурян утвердился, стоя у стен Колизея: интересные факты из жизни гениального композитора - RadioVan.fm

Онлайн

В своем намерении написать балет «Спартак» Арам Хачатурян утвердился, стоя у стен Колизея: интересные факты из жизни гениального композитора  

2020-06-06 20:49 , Минутка истории, 911

В своем намерении написать балет «Спартак» Арам Хачатурян утвердился, стоя у стен Колизея: интересные факты из жизни гениального композитора

Сегодня, 6 июня, исполняется 117 лет со дня рождения выдающегося армянского композитора, дирижера, педагога Арама Хачатуряна. Арам Хачатурян начал учиться музыке поздно — лишь в 19 лет. Однако уже к 30 годам композитор стал известен всему Советскому Союзу, а чуть позже — и всему миру. В 2014 году рукописи Арама Хачатуряна внесены ЮНЕСКО в Международный реестр всемирного документального наследия «Память мира».

О самом композиторе и о его выдающихся произведениях, по праву считающихся шедеврами мирового искусства, мы писали неоднократно. Поэтому сегодня, по случаю дня рождения маэстро мы решили рассказать интересные и малоизвестные широкой публике факты из жизни гениального композитора, подкрепленные его собственными воспоминаниями.

«Старый Тифлис — звучащий город»

С раннего детства Арам Хачатурян пытался воспроизводить те мотивы, что слышал дома и на улицах. «Старый Тифлис — звучащий город, — писал Хачатурян впоследствии, — музыкальный город. …Вот из открытого окна слышится характерное звучание хоровой грузинской песни, рядом кто-то перебирает струны азербайджанского тара, пройдешь дальше — наткнешься на уличного шарманщика, наигрывающего модный в ту пору вальс».

Нелегкие годы учебы

Арам Хачатурян участвовал в школьной самодеятельности, но музыке не учился: родители не поддерживали увлечения сына. В семье считалось, что профессиональные музыканты и актеры — это люди без серьезного образования. Поддавшись желанию отца видеть в нем инженера или врача, Хачатурян поехал Москву — поступать на биологическое отделение физико-математического факультета Московского государственного университета. Но вскоре он поступил в Музыкальное училище имени Гнесиных. Не имея специальной подготовки, он исполнил на вступительном экзамене романс «Разбей бокал» и сыграл несколько фортепианных пьес. Его приняли, несмотря на большой конкурс. «...Я легко справился со всеми испытаниями слуха, чувства ритма и музыкальной памяти, несмотря на то, что все эти задания мне приходилось выполнять впервые в жизни», — вспоминал Хачатурян.

Арам Хачатурян в молодости

Начались нелегкие годы учебы. Хачатуряну приходилось восполнять пробелы в теоретических знаниях, параллельно осваивая виолончель и фортепиано, учиться в университете (который он бросил не сразу) и зарабатывать на жизнь. Сначала он трудился грузчиком в винном магазине, а позже — репетитором и участником церковного хора. Будущий композитор старался находить время, чтобы следить за культурной жизнью столицы: посещал симфонические концерты, спектакли и поэтические вечера.

Арам Хачатурян в студенческие годы

«Черт возьми, в угоду балету»

В декабре 1942 года прошла премьера балета «Гаянэ». Он появился из первого армянского балета «Счастье», который Хачатурян решил переписать. Многие критики считают «Гаянэ» лучшим достижением современной симфонической музыки, а самым известным фрагментом стал «Танец с саблями». Хачатурян сочинил его по просьбе балетмейстера едва ли не за сутки и отдал ему с надписью: «Черт возьми, в угоду балету». Как сказал о композиции армянский композитор Тигран Мансурян, это «контрапункт армянского свадебного танца из Гюмри и настоящего американского саксофона, приведший к очень интересному и органичному синтезу». Благодаря произведению во многих странах мира Хачатуряна стали называть «мистер «Танец с саблями».

«Есть в моем музыкальном семействе одно непокорное и шумливое дитя — это «Танец с саблями» из «Гаянэ». Честное слово, если бы я знал, что он получит такую популярность и начнет расталкивать локтями остальные мои произведения, я бы никогда его не написал! Кое-где за границей меня рекламируют как «мистера Сэйбрданс»: от английских слов sabre — сабля и dance — танец. Это меня даже злит. Я считаю это несправедливым», - возмущался композитор.

Обед за импровизированный концерт

После войны ереванские госпитали были полны ранеными. Хачатурян, приехавший в это время в Ереван, выразил желание посетить с концертом один из госпиталей. Музыка перемежалась интересными рассказами композитора о жизни музыкантов в военные годы. Среди воспоминаний Хачатуряна был и такой забавный случай, когда во время эвакуации, на одной из станций, он, Ойстрах и Шостакович в буквальном смысле голодали. Выйти из критического положения помог Ойстрах, шутя предложив дать концерт прямо на месте. Однако, Шостаковичу и Хачатуряну мысль показалась заманчивой, и они с удовольствием приняли предложение.

Арам Хачатурян и Давид Ойстрах

За импровизированный концерт замечательные музыканты получили обед.

Его музыка привлекала слушателей даже по ночам

Когда 1944 году был объявлен конкурс на гимн Армении, Хачатурян приехал в Ереван со своим вариантом музыки на слова Сармена. Однажды глубокой ночью, сев за инструмент в кругу семьи, композитор начал петь и играть свой гимн.

Дело происходило летом, и окна у всех были открыты. Оказалось, что вокруг – на балконах, в окнах, на улице – собралось множество людей, которые, воодушевленные услышанным, в едином порыве запели хачатуряновскую мелодию.

Арам Хачатурян – первый гражданином СССР, получивший аудиенцию у Папы Римского

Арам Хачатурян стал первым гражданином СССР, получившим аудиенцию у Папы Римского (в те годы СССР не имел дипломатических отношений с Ватиканом). В 1960 году композитор удостоился звания почетного профессора Музыкальной академии Санта-Чечилия. Так вот, в честь него был организован прием, на котором один из профессоров Академии предложил ему встретиться с Папой Римским Иоанном XXIII. Через несколько дней великий композитор вместе с супругой были уже в Ватикане.

Иоанн XXIII выразил свое восхищение творчеством Хачатуряна, а затем отметил, что армянский народ хоть и малочисленен, однако подарил миру множество гениев. В конце встречи Папа Римский вручил Араму Хачатуряну памятную медаль со своим изображением, а супруге композитора — крест. Через несколько дней Хачатуряну из Ватикана прислали сделанные на встрече фотоснимки, ныне хранящиеся в Доме-музее композитора в Ереване.

Состоявшиеся гастроли

Во время того же визита Арам Хачатурян встречался с тогдашним президентом Италии Сеньи, который лично пригласил Хачатуряна. На встрече присутствовал и посол СССР в Италии. Важным итогом встречи стало предложение Хачатуряна об организации гастролей оперного театра «Ла-Скала» в Москве и Большого театра – в Милане. Идея президенту понравилась, и позже такие гастроли состоялись.

Зал аплодировал стоя

Во время итальянского турне Арама Хачатуряна пригласили на спектакль в оперном театре «Ла Фениче». Маэстро прибыл с небольшим опозданием: представление уже началось, когда он вошел в зал. Но когда дирижеру сообщили, что в зале находится Хачатурян, он прервал спектакль и объявил о визите великого композитора. В этот момент оркестр сыграл в его честь приветственный марш, а зал аплодировал армянскому композитору стоя.

«Представления итальянцев о музыкальной жизни Советского Союза порой носят совершенно фантастический характер. Так, например, на одной из пресс-конференций один видный музыкальный критик задал мне вопрос: «Играют ли в Советской России музыку Баха и Бетховена?».

«Некоторые газеты, отмечая мой приезд, считали нужным при этом выразить удивления, что в Италию прибыл тот самый композитор Хачатурян, который после Постановления Центрального Комитета партии большевиков о музыке «как известно, был сослан в Сибирь». Так вспоминал маэстро о своем визите в Италию.

У стен Колизея

Именно во время своего визита в Италию композитор решил написать свой последний балет – «Спартак». По собственному признанию, в своем намерении он утвердился, стоя у стен Колизея.

Арам Хачатурян у стен Колизея

Сценарий к постановке написал драматург Николай Волков. Впервые балет поставил хореограф Леонид Якобсон в Ленинградском театре оперы и балета (сегодня Мариинский театр) 27 декабря 1956 года. Критики отметили, что Хачатурян был очень внимателен к деталям своего произведения и продемонстрировал виртуозное владение средствами музыкальной драматургии. Балет стал неотъемлемой частью репертуара множества балетных трупп, его ставили по всему миру.

«Они сократили целых 4 такта моей музыки!!!»

В Ереване шел балет «Спартак», последний при жизни Хачатуряна. На сцене – отличная постановка Яна Чанги, безупречная балетная труппа, оркестром дирижировал Я.Восканян. Однако, в середине первого акта, Хачатурян, сидевший в зале, неожиданно встал и вышел. Закончился акт, а Хачатуряна еще нет. Его нашли через некоторое время на другой улице, неподалеку от оперного театра.

«Если бы я остался, то учинил бы ужасный скандал!», – сказал в сердцах Хачатурян. На недоуменные вопросы окружающих: «А что случилось, ведь прекрасная постановка, оркестр?..», Хачатурян воскликнул: «Они сократили целых 4 такта моей музыки!!!»

Несмотря на то, что публика, естественно, не заметила «потери» крошечного фрагмента хачатуряновской музыки, самого автора (который был очень дисциплинированным музыкантом и чрезвычайно требовательным к исполнителям), подобный факт просто вывел из себя.

Арам Хачатурян и киномузыка

Арам Хачатурян написал множество композиций для кино: «Пепо» (1934), «Зангезур (1937), «Сад» (1939), «Сталинградская битва» (1949), «Адмирал Ушаков» (1953), «Корабли штурмуют бастионы» (1953), «Отелло» (1955) — всего в послужном списке композитора около 20 кинолент.

«Скажу откровенно: меня прежде всего интересует, как к моим сочинениям относится широкая аудитория подлинных любителей музыки. В ее рядах есть и знатоки, и не знатоки, сторонники модерна... и его противники. Но мне ближе не тот слушатель, который умеет все услышанное разложить по полочкам, а тот, кто слушает непосредственно и может сказать, радует ли его услышанная музыка или огорчает...»

Страсть к театру

- Музыка Хачатуряна, созданная для кинофильмов, была популярна, однако еще большую известность получили его композиции к театральным постановкам. Он говорил: «Моя страсть к театру такова, что, если бы музыка в свое время не заполнила мои думы, я, наверное, стал бы актером». Самыми известными спектаклями, к которым Хачатурян написал музыку, можно считать «Макбета», «Валенсианскую вдову», «Короля Лира» и «Маскарад».

Испанские мотивы

В «Валенсианской вдове» по пьесе Лопе де Веги Хачатурян использовал испанские мотивы. Он получил в подарок пластинки с народными испанскими песнями и был приятно удивлен тем, как они схожи с армянскими. «Я даже подумал: если передать по радио эти записи и объявить, что исполняются народные песни, скажем, Эчмиадзинского района, то многие, вероятно, не усомнились бы», — писал Арам Хачатурян.

«Я едва ли не бредил вальсом»

- «Маскарад» считается лучшей работой Хачатуряна в драматическом театре. Некоторые музыковеды утверждают: если бы даже Хачатурян не написал ничего, кроме вальса к «Маскараду», он все равно бы стал всемирно известным композитором. Сейчас уже невозможно представить бальную сцену произведения Лермонтова без эмоционального накала музыки вальса, его глубины и при этом абсолютной легкости.

«Признаться, именно вальс доставил мне больше всего хлопот при сочинении музыки к «Маскараду». Я бесконечно повторял лермонтовские слова и не мог найти темы, которая была бы, по собственному моему представлению, и «новой», и «хорошей», иными словами — достойной... Я буквально потерял покой, едва ли не бредил вальсом. В то время я позировал для портрета художнице Евгении Владимировне Пастернак. И вот в один из сеансов я неожиданно «услышал» тему, ставшую второй темой будущего моего вальса», - вспоминал композитор.

Лядо

- Арам Хачатурян очень любил животных. В Германии ему подарили королевского пуделя, которого он назвал Лядо (по нотам ля и до). Композитору очень нравилось гулять с Лядо. Он настолько души не чаял в своей собаке, что даже посвятил ей пьесу «Лядо серьезно заболел».

В гостях у Сальвадора Дали?

Существует история о том, как однажды, будучи в Испании, Хачатурян посетил Сальвадора Дали. По легенде встреча закончилась курьезным выходом обнаженного художника под звучание «Танца с саблями» перед композитором, из-за чего тот пришел в ярость. Авторство анекдота приписывают писателю Михаилу Веллеру.

Материал подготовила: Тамара Хачатрян

Лента

Рекомендуем посмотреть