«Чудо всегда нас ждет где-то за углом отчаяния»: как коллекция Ремарка сыграла исключительную роль в его личной жизни (часть 1) - RadioVan.fm

Онлайн

«Чудо всегда нас ждет где-то за углом отчаяния»: как коллекция Ремарка сыграла исключительную роль в его личной жизни (часть 1)

2020-06-22 21:19 , Минутка истории, 550

«Чудо всегда нас ждет где-то за углом отчаяния»: как коллекция Ремарка сыграла исключительную роль в его личной жизни (часть 1)

Эрих Мария Ремарк не просто восхищался импрессионистами, упоминая их в своих романах. Мир искусства писатель знал не понаслышке: в его личном обширном собрании были работы Ван Гога, Моне, Тулуз-Лотрека, Писсарро, Сезанна, Дега, Ренуара и не только. Коллекция Ремарка также сыграла исключительную роль в его личной жизни.

Благодаря своему увлечению искусством писатель обрел лучшего друга — галериста Вальтера Файльхенфельдта, пережил болезненный разрыв с Марлен Дитрих и, несмотря на свое фатальное влечение к актрисам, с которыми не складывались отношения, нашел свою единственную любовь — голливудскую звезду Полетт Годдар.

«Красота — это совершенство. Как бесконечность, мы пытаемся ее постичь, но никогда не сможем. Я собираю то, что обогащает мою жизнь, наполняет смыслом и озаряет удивлением. Здесь, рядом со мной, в моем доме я могу видеть эти вещи, чтобы каждый мой день был до краев наполнен красотой»,— Эрих Мария Ремарк.

Говорят, дорожить каждым мгновением и по-особенному воспринимать красоту способны те, кто испытал сильные душевные потрясения. На долю Ремарка их выпало немало. В 20 лет он вернулся с фронта Первой Мировой войны — пораженный бессмысленным кровопролитием и пренебрежением к человеческой жизни, он долго не мог обрести покой и вернуться к мирному существованию. Когда к власти в Германии пришли нацисты, Ремарку — 30. Его книги, признанные антипатриотическими, запрещены и сожжены, а самого автора лишили гражданства. В 40 лет Ремарк — эмигрант в Америке. Как герои его романов, Ремарк прошел свой скорбный путь Виа Долороса, превратившись в «воинственного пацифиста», но какие бы испытания он не встречал, его всегда воодушевляли два любимых занятия — литературное творчество и увлечение искусством.

Для Ремарка искусство демонстрировало достижения человечества, его гуманистические ценности, и служило оружием и противоядием от варварства, преследований, диктаторской политики и угрозы, которая исходит от войны.

Эрих Мария Ремарк на своей вилле в Порто Ронко, Швейцария. 1950−1960 гг.

Мировая известность и рождение коллекционера

Через десять лет после окончания Первой Мировой войны в 1928 году, Ремарк, пытаясь освободиться от преследующих демонов войны, написал роман «На Западном фронте без перемен». Книга принесла автору всемирную известность. Гонорары от публикаций и права на экранизацию потекли к писателю щедрым потоком.

Внезапно разбогатев, Ремарк решил инвестировать средства в акции, золото, недвижимость и, по совету своей новой приятельницы Рут Альбу, к которой испытывал романтические чувства, — в произведения искусства. Берлинская актриса Рут Альбу была дочерью коллекционера и неплохо разбиралась в антиквариате, и когда в 1931 году Ремарк купил виллу на берегу озера Маджоре в швейцарском Порто Ронко, помогала оформлять интерьеры. Вскоре дом писателя наполнился изысканными предметами старины, раскрывая эстетические предпочтения своего хозяина. Бронзовые статуэтки и вазы мастеров древнего Египта, Китая и Греции, мебель рококо, персидские ковры XVII века, венецианское стекло — дивные вещи мастеров далеких эпох дарили беспокойному сердцу писателю умиротворение. С большим интересом он принялся изучать историю искусства, покупая десятки книг. Со временем самостоятельные исследования, последующие знакомства с арт-дилерами, визиты в музеи и собственное собрание помогут Ремарку стать не только тонким ценителем искусства, но также эрудированным коллекционером и экспертом.

«Чтобы стать истинным знатоком, требуется время, терпение и любовь» — Эрих Мария Ремарк. «Тени в раю».

Свои познания в искусстве Ремарк «одолжил» героям создаваемых произведений. Экспертом поневоле стал его главный герой романа «Тени в раю» — журналист Роберт Росс, эмигрант из Германии. Два года он скрывался от нацистов в Брюссельском художественном музее. Днями он просиживал взаперти в маленькой каморке, не смея шелохнуться, а ночью бродил по музею, изучая картины импрессионистов и богатую коллекцию китайской бронзы, которой славился музей. Приехав в Америку, Росс устроился на работу к крупному нью-йоркскому арт-дилеру и коллекционеру Силверсу. Благодаря знаниям своего нового помощника Силверс частенько представлял Росса своим клиентам как эксперта из Лувра. «За то время, что я пробыл в Брюссельском музее, я усвоил одну истину: вещи начинают говорить, только когда на них долго смотришь. А те вещи, которые говорят сразу, далеко не самые лучшие. […] Так у меня выработалось особого рода умение оценивать на ощупь патину. К тому же я провел много ночей у музейных витрин и узнал кое-что о фактуре старых окисей, хотя никогда не видел их при дневном свете. Но как у слепого вырабатывается безошибочное осязание, так и у меня за это время появилось нечто похожее».

Ритуальный сосуд Дин. Китай, Западная династия Чжоу. Частное собрание

«Эта бронза показалась мне в лавке на ощупь настоящей; правда, ее очертания и рельефы были чересчур определенны, что, возможно, как раз и не понравилось музейным экспертам, но все же она не производила впечатления позднейшей подделки. Линии были четкие. А когда я закрыл глаза и начал обстоятельно, очень медленно водить пальцами по фигуре, ощущение, что бронза настоящая, еще усилилось.

В Брюсселе я не раз встречался с подобными скульптурами. И о них тоже сперва говорили, что это копия эпохи Тан или Мин. Дело в том, что китайцы уже во времена Хань, то есть примерно с начала нашего летоисчисления, копировали и закапывали в землю свои скульптуры эпохи Шан и Чжоу. Поэтому по патине трудно было определить подлинность работы, если в орнаменте или в отливке не обнаруживали каких-либо характерных мелких изъянов».

Кошка. Бронза. Египет, 664−332 гг. до н. э. Частное собрание. Скульптура была продана на аукционе Сотбис в 1977 году вдовой писателя

Ремарк — истинный писатель, — уделяет внимание собственным ощущениям, объясняя свое особенное пристрастие к бронзе: «Я быстро вбил крючок под недоверчивым взглядом Купера. А потом позволил себе поглазеть на китайские фигурки из бронзы и даже подержать их в руках. Я сразу же почувствовал нежную теплоту и в то же время прохладу патины. Это была чудесная бронза, и у меня возникло странное чувство, будто я вернулся домой, к своему погасшему очагу. Фигурки отличались безукоризненным совершенством. Это было неописуемое чувство, возникавшее от сознания того, что кому-то, много веков назад, посчастливилось овладеть материализованной „иллюзией вечности“».

Два товарища: Бони и Файльхен

В 1930 году Рут Альбу познакомила Ремарка с Вальтером Файльхенфельдтом — крупнейшим экспертом живописи модернистов в Европе, который сыграл решающую роль в постепенном превращении коллекции Ремарка в одно из лучших частных собраний своего времени. Писатель в свою очередь со своим огромным состоянием стал для арт-дилера очень важным клиентом в годы Великой депрессии в Германии. Со временем взаимная симпатия и обоюдный интерес к искусству, где Вальтер выступал одновременно экспертом и наставником, переросли в долголетнюю искреннюю дружбу. Ремарк по-приятельски зовет галериста «Файльхен», а Вальтер обращается к писателю, как и другие друзья Ремарка, — «Бони».

Ремарк и Файльхенфельдт

Ремарк увлекается искусством импрессионистов и покупает у Вальтера работы Моне, Писсарро, Дега, Сезанна и Ренуара. Одним из первых его приобретений была пастель Дега «Три танцовщицы».

Эдгар Дега. Три танцовщицы, 1893г

К моменту знакомства с Ремарком Вальтер уже несколько лет возглавлял известную берлинскую галерею Пауля Кассирера. С приходом к власти Гитлера деятельность Файльхенфельдта была рискованной и самоотверженной. Он всячески поддерживал коллекционеров и советовал своим клиентам отдавать работы на выставки за пределы Германии, чтобы избежать конфискации коллекций нацистами. Он и сам успел организовать несколько «спасительных» выставок в Швейцарии и Голландии до того, как его лишили гражданства в 1933 году (участь многих евреев в Германии) и законного права работать. Вид на жительство он получит в Швейцарии только в 1940 году, а разрешение работать — в 1948. Покинув Германию, Файльхенфельд кочевал по Европе. Он появлялся в Амстердаме, где работал филиал галереи «Paul Cassirer», а в Лондоне и Париже устанавливал контакты. Некоторое время жил в Цюрихе и был частым гостем на вилле Ремарка. Лето 1934 года он провел с женой на вилле Ремарка.

Многие события из скитальческой жизни Файльхенфельдта — мастера своего дела, вынужденного работать нелегально, пребывая в бесконечном страхе быть депортированным, — войдут в романы Ремарка «Триумфальная Арка» и «Возлюби ближнего своего».

Эрих Мария Ремарк, Вальтер Файльхенфельдт, Ютте Замбона (первая жена Ремарка) и Марианна Бреслауэр (супруга галериста) на вилле писателя в Порто Ронко в Швейцарии, 1933−1935 годы

Ремарк стал крестным отцом сына Вальтера Файльхенфельдта. По семейному преданию Файльхенфельдтов, Ремарк согласился быть крестным, если мальчика назовут в его честь. Родители малыша посчитали имя Эрих «отвратительным», поэтому взяли второе имя писателя — Мария — и сын Файльхена был назван Вальтер Мишель Мария. Сегодня Вальтер Файльхенфельдт — известный эксперт по творчеству Ван Гога и Сезанна, автор монографий и каталогов об этих художниках, один из организаторов он-лайн каталога-резонне работ Поля Сезанна, а также автор публикации «Бони и Файльхен. Коллекционер и его арт-дилер», отдельной главой она вошла в книгу «Импрессионисты Ремарка: Коллекционирование и деятельность арт-дилеров в изгнании».

Наиболее значительная картина в коллекции Ремарка — работа Ван Гога «Железнодорожный подземный переезд в Арле», ранее она принадлежала известной актрисе Тилле Дюрье. Писатель приобрел картину в декабре 1933 года и отдал за нее весь гонорар, полученный за серию рассказов в американском журнале «Collier's». Эта работа — одна из самых больших радостей Ремарка. Где бы он ни жил, он будет брать ее с собой, в его гостиной перед его глазами всегда будет висеть городской пейзаж, наполненный пронзительным ощущением так хорошо ему знакомого отчаянного одиночества.

Винсент Ван Гог. Железнодорожный мост на авеню Монмажур, 1888г

Особенное влечение Ремарк испытывает к творчеству Сезанна, причем за художественные достоинства он наиболее ценит акварели художника. Сезанн был наиболее последовательной страстью Ремарка, это увлечение будет длиться долгие годы. Из 150 произведений в коллекции Ремарка восемнадцать — работы Сезанна.

Поль Сезанн. Деревушка Валермей, Овер-сюр-Уаз, 1881г

Позже писателю представится возможность принять участие в проекте по сохранению наследия любимого художника — он стал одним из спонсоров Мемориального Комитета Сезанна, основанного в 1952 году, который выкупил студию Поля Сезанна в Экс-ан-Прованс. В 1954 году в доме открылся музей художника — «Мастерская Сезанна».

Поль Сезанн. Два черепа. 1890 г

В 1939 году Ремарк покупает через Вальтера первое большое полотно Сезанна «На равнинах Бельвю». Словно предчувствуя, что это их последняя сделка, Вальтер дарит Ремарку акварель Сезанна «Два черепа», шутя называя работу их двойным портретом. Вскоре их на долгие годы разлучит война, Ремарк будет часто писать своему «единственному другу юности».

Продолжение следует…

По материалам artchive.

Лента

Рекомендуем посмотреть