«Чудо всегда нас ждет где-то за углом отчаяния»: как коллекция Ремарка сыграла исключительную роль в его личной жизни (часть 2) - RadioVan.fm

Онлайн

«Чудо всегда нас ждет где-то за углом отчаяния»: как коллекция Ремарка сыграла исключительную роль в его личной жизни (часть 2)

2020-06-24 21:46 , Минутка истории, 407

«Чудо всегда нас ждет где-то за углом отчаяния»: как коллекция Ремарка сыграла исключительную роль в его личной жизни (часть 2)
«Картины — такие же эмигранты, как и вы, — сказал Силверс. — Иногда они попадают в самые неожиданные места. Хорошо ли они себя там чувствуют — вопрос особый». Эрих Мария Ремарк. «Тени в раю»

Ремарк, Дитрих, Сезанн. Кто «третий лишний»?

В 1937 году на Венецианском кинофестивале Ремарк познакомился с Марлен Дитрих. Богиня-кинозвезда и интеллектуал-одиночка казались полными противоположностями, но многое их сближало: ранний успех и финансовая независимость, каждый в свое время публично отвернулся от нацистов, хотя они не были евреями и переехали в Америку, и накануне войны оба переживали личные кризисы: «У нас слишком много прошлого, — писал Ремарк актрисе, — и нет будущего».

Историю их отношений Ремарк отчасти опишет в романе «Триумфальная арка».

Марлен Дитрих и Эрих Мария Ремарк

Дитрих всецело овладела помыслами Ремарка. Писатель мучился из-за непостоянства и холодности актрисы, ревновал к поклонникам и любовникам, которые не исчезли с его появлением в жизни актрисы. В периоды терзаний, тоски и ревности спасением для Ремарка становились новые приобретения для своего собрания, как никогда его успокаивали акварели Сезанна.

Что ж, единственное, что было неподвластно влиянию Марлен, — это коллекция писателя, та страсть, с которой он отдавался своему увлечению. Сезанн всего дороже? Что ж, Дитрих время от времени требовала подарить ей работы французского художника в залог его любви к ней. И Ремарк одаривал свою возлюбленную изысканными украшениями, дарил рисунки Коро, Сезанна и Делакруа (у самой актрисы было несколько живописных пейзажей Коро и Утрилло).

Марлен Дитрих в своей квартире в Нью-Йорке. 1948 год

Их роман был непродолжительным, но пройдут еще долгие годы годы прежде, чем писатель полностью освободится от наваждения по имени «Марлен». И тогда их отношения предстанут перед ним как грандиозная иллюзия, полная лжи и самообмана. Своей переводчице и другу Ремарк как-то с горечью скажет, мол, чтобы удержать Марлен, ему пришлось бы подарить ей всю свою коллекцию.

Земля обетованная

Накануне войны в сентябре 1939 года Ремарк приехал в Америку и поселился в Лос-Анджелесе. Первый год в Штатах был для Ремарка сложным: несмотря на финансовую независимость, он страдал от одиночества и депрессии, связанной с вынужденным переездом. Искусство и коллекционирование стало важной частью жизни Ремарка в эмиграции.

Поль Сезанн. Гора Сент-Виктуар со стороны Lauves, 1906г

В Лос-Анджелесе в то время не было крупных музеев и галерей, и когда в июне 1940 года арт-дилер Сэм Зальц открывает там филиал своей галереи — Ремарк в числе первых посетителей. По иронии судьбы Зальц был заклятым врагом Файльхенфельдта, но Ремарк и на этот раз стал спасательным кругом для эмигранта Сэма Зальца, познакомив его с голливудскими актерами и продюсерами.

Зальц специально для Ремарка разыскивает Сезанна, но также обращает внимание писателя на работы других модернистов. Собрание Ремарка пополняется работами новых для него художников — Тулуз-Лотрека, Утрилло, Пикассо, Домье и Писсарро.

Камиль Писсарро. Портрет девочки с куклой

В сентябре 1940 в Лос-Анджелес прибыла коллекция Ремарка — более года он был разлучен со своими «Сезаннами, Дега и Ренуарами». Он немедленно принялся распаковывать работы, ведь «в этих вещах есть ощущение дома» — отметил он в своем дневнике, после того, как разместил их в новой квартире. Через несколько дней он пригласит новых друзей посмотреть его собрание. Среди приглашенных — Сэм Зальц, литературный агент Отто Клемент, актер Эдвард Робинсон, режиссер Джозеф фон Штернберг (оба последних также коллекционеры), актриса Элизабет Бергнер с супругом, арт-дилер из Нью-Йорка Герман Селигман и Марлен Дитрих.

Клод Моне. Эффект тумана в окрестностях Дьеппа, 1882г

Летом 1940 года Ремарк изменил свое отношение к коллекционированию. Обычно его собрание могли увидеть лишь друзья, а теперь он хочет показать свою коллекцию широкой публике. В феврале 1941 писатель передал четыре работы в Музей Метрополитен на выставку «Французская живопись от Давида до Тулуз-Лотрека», а в январе 1942 — работу Ван Гога на выставку в нью-йоркскую галерею Розенберга.

Поближе познакомившись с директором Городского музея в Лос-Анджелесе Роландом МакКинни, он представляет всю свою коллекцию на выставке под названием «Коллекция Э. М. Р.», которая проходила с ноября 1942 по июль 1943 года. Событие для города было значительным и не осталось незамеченным.

Летом 1940 года Ремарк изменил свое отношение к коллекционированию. Обычно его собрание могли увидеть лишь друзья, а теперь он хочет показать свою коллекцию широкой публике. В феврале 1941 писатель передал четыре работы в Музей Метрополитен на выставку «Французская живопись от Давида до Тулуз-Лотрека», а в январе 1942 — работу Ван Гога на выставку в нью-йоркскую галерею Розенберга.

Анри де Тулуз-Лотрек. В цирке. Испанская прогулка, 1899г

Поближе познакомившись с директором Городского музея в Лос-Анджелесе Роландом МакКинни, он представляет всю свою коллекцию на выставке под названием «Коллекция Э. М. Р.», которая проходила с ноября 1942 по июль 1943 года. Событие для города было значительным и не осталось незамеченным.

С приездом в Нью-Йорк Ремарк проявляет еще большую активность. Он познакомился со многими нью-йорскими владельцами галерей, включая Пола Розенберга, Германа Селигмана, Джорджа Валденштайна, Альфреда Салмони, и продолжает приобретать новые работы. Также он знакомится с известными коллекционерами. С одной стороны, ему интересно взглянуть на их собрания, с другой — эти люди становятся объектами его наблюдений и «появляются» в романах Ремарка: «Посоветуйте вновь испеченному миллионеру купить Ренуара, и он поднимет вас на смех. Для него что Ренуар, что велосипед — один черт. Но скажите ему, что Ренуар придаст ему больший вес в обществе, и он тут же купит две его картины» («Тени в раю»).

В 1943 году Ремарк предоставляет для выставки в Галерее Knodler 13 живописных работ, 32 рисунка и два фаюмских портрета. Критик New York Times Эдвард Алден Джевелл писал о «необыкновенно большой роли» коллекции Ремарка в тогдашнем арт-сезоне. Затем произведения из собрания Ремарка из Галереи Knodler отправились на выставку в Музей Метрополитен, а еще позже — в Цюрихский художественный музей.

Портрет женщины. Фаюмский портрет. ІІ век нашей эры. Дерево, энкаустика. Частное собрание

Свое собрание работ Сезанна Ремарк передал на временную экспозицию в музей Метрополитен, где они находились с 1949 по 1956 год, а с 1956 до 1979 года они заняли место в Художественном музее Цюриха.

Ремарк был признан публикой, критикой и коллекционерами одним из важнейших собирателей и знатоков искусства своего времени.

В коллекции Ремарка были два фаюмских портрета — редкие образцы искусства Древнего Египта римского периода. В начале ХХ века эти работы принадлежали коллекционеру Рудольфу Моссе — немецкому издателю еврейского происхождения, владельцу богатейшего собрания. Он умер в 1920 году, оставив все свое состояние дочери Фелисии Лахманн-Моссе. Нацисты конфисковали коллекцию и в 1934 году более 400 произведений из собрания Моссе были проданы на аукционе. Неизвестно, при каких обстоятельствах приобрел эти портреты Ремарк, так как писатель не покупал работы с сомнительным провенансом. В 1970-е фаюмские портреты на аукционе приобрел Цюрихский университет, а в 2015 году по закону реституции они были переданы наследникам семьи Моссе.

Портрет мужчины с бородой. Фаюмский портрет. ІІ век нашей эры. Дерево, энкаустика. Частное собрание

В Нью-Йорке Ремарк любил бывать в музее Метрополитен, каждый его визит вдохновлял его на философские размышления и дарил мятежному сердцу писателя необыкновенное умиротворение.

«В первый раз придя в музей, я боялся, что во мне всколыхнется что-то более сильное, однако теперь я знал, что Метрополитен лишь снова погружает меня в ту же защитную тишину. Ничто во мне не дрогнуло, пока я медленно бродил по залам. Мир и тишина исходили даже от самых бурных батальных композиций на стенах — в них было что-то странно метафизическое, трансцендентное, потустороннее, какая-то поразительная умиротворенность оттого, что прошлое безвозвратно кануло в небытие, умиротворенность и тишина, какую имел в виду пророк, говоря, что Бог являет себя не в буре, а в тишине; эта всеобъемлющая тишина оставляла на своих местах, не давая войне взорвать этот мир, — мне казалось даже, что она защищает и меня самого. Здесь, в этих залах, у меня родилось безгранично чистое ощущение жизни, которое индийцы называют „самадхи“, когда возникает иллюзия, будто жизнь вечна и мы вечно пребудем в ней, если только нам удастся сбросить змеиную кожу собственного „я“ и постигнуть, что смерть — всего лишь „аватара“, превращение. Подобная иллюзия возникла у меня перед картиной Эль Греко, изображающей Толедо — мрачный и возвышенный пейзаж; она висела рядом с большим полотном — портретом Великого Инквизитора, этого благообразного прообраза гестаповца и всех палачей мира. Я не знал, существует ли между ними взаимосвязь, и вдруг в мгновенном озарении понял: ничто не связано друг с другом и все взаимосвязано, и эта всеобщая взаимосвязь — своего рода извечный человеческий посох в земном странствии, один конец которого ложь, другой — непостижимая истина. Но чем является непостижимая истина? Непостижимой ложью?». Этих Мария Ремарк, «Тени в раю»

Клод Моне. Дворец Дожей с острова Сан-Джорджио Маджоре. Венеция, 1908г

Счастье на горе Преображения

В 1948 году Ремарк вернулся на свою виллу «Каса Монте Табор» в Швейцарии. В 1930-е годы она служила ему крепостью, укрывавшей от нацистов, а теперь станет райской обителью, где он будет жить со своей второй женой, голливудской актрисой Полетт Годдар.

Полетт Годдар и Эрих Мария Ремарк

Для обоих это будет последний и самый счастливый брак. Полетт вернет ему вкус к жизни, меланхолия писателя отступит перед жизнерадостным и легким характером актрисы. Они много путешествуют по Европе: чередой идут Сант-Мориц, Зальцбург, Вена, Лондон, Париж, Канны, Венеция и любимый город Полетт — Рим.

Клод Моне. Палаццо Дукале. Дворец дожей

Искусство — их общее увлечение. Полетт также собирала произведения искусства задолго до знакомства с Ремарком. Ее интересовала антикварная мебель, декоративно-прикладное творчество древнего Египта, Азии, а также искусство доколумбовой эпохи. В 1947 году вместе со своим третьим мужем Берджессом Мередитом она открыла антикварный магазин и художественную галерею «High Tor Associates» в штате Нью-Йорк.

Полетт Годдар и Эрих Мария Ремарк на вилле в Порто Ронко, Швейцария, 1960-е годы

У актрисы была также роскошная коллекция ювелирных украшений от Cartier, Van Cleef & Arpels, Trabert & Hoeffer-Mauboussin, Paul Flato, а также эксклюзивные изделия от Сальвадора Дали. Полетт никогда не покупала драгоценности, но давала понять своим мужьям и обожателям, что именно принесет ей удовольствие.

Полетт Годдар

Когда актрису не утвердили на роль Скарлетт в фильме «Унесенные ветром», утешением стали два подарка — брошь с бриллиантами от финансиста фильма Джока Уитни и серьги с браслетом с изумрудами и бриллиантами от ее второго мужа Чарли Чаплина.

В коллекции Полетт были работы Диего Риверы, мужа Фриды Кало, с которым она познакомилась в Мексике во время фотосессии для журнала Look.

Она жила в Сан-Анджело-Инн напротив студии художника — актриса случайно узнала о готовящемся аресте и предупредила Риверу. С ее помощью он пересек границу и приехал в Калифорнию, а встретившим его репортерам заявил, что Полетт спасла ему жизнь. Ривера написал портрет актрисы в 1940—1941 годы. Работа, начатая в Мексике, была закончена в Америке.

Полетт Годдар позирует Диего Ривере

Согласно последней воле Полетт, картина была пожертвована образовательной организации и продана на аукционе Christie’s в Нью-Йорке в 1992 году за 552 500 долларов.

Диего Мария Ривера. Портрет Полет Годдар, 1941г

…Ремарк умер в 1970 году в возрасте 72 лет на своей вилле. После смерти писателя Полетт время от времени продавала работы из собрания мужа. На аукционе Sotheby’s в Нью-Йорке в 1979 году была продана значительная часть коллекции: 29 картин и эскизов Тулуз-Лотрека, Дега, Сезанна, Моне и принесли вдове три миллиона долларов. Через два десятилетия не только коллекция была разрознена, но и Эрих Мария Ремарк исчез из памяти как собиратель.

Полетт Годдар пережила мужа на 20 лет. Она завещала 20 миллионов долларов Нью-Йоркскому Университету (NYU) на развитие образовательных и исследовательских программ. Исполняя ее волю, в 1995 году Университет основал Институт Ремарка. Это учреждение ведет множество проектов, главная цель которых — поддерживать и развивать связи между Европой и Америкой. Таково было желание самого Ремарка.

Вилла писателя в Порто Ронко, Швейцария

Вилла Ремарка также была завещана Университету в Нью-Йорке, но администрация отказалась платить 18 миллионов франков налога на наследство, поэтому виллу продали частным лицам. В наше время муниципалитет швейцарского города Тичино собирает средства на выкуп виллы для создания международного культурного центра.

«Чудо всегда нас ждет где-то за углом отчаяния». Эрих Мария Ремарк

Начало здесь.

По материалам artchive.

Лента

Рекомендуем посмотреть