«Мои руки привычны скорее к кистям, чем к перу…»: Вазари-художник и Вазари-архитектор (часть 2) - RadioVan.fm

Онлайн

«Мои руки привычны скорее к кистям, чем к перу…»: Вазари-художник и Вазари-архитектор (часть 2)

2020-07-01 21:22 , Немного О..., 372

«Мои руки привычны скорее к кистям, чем к перу…»: Вазари-художник и Вазари-архитектор (часть 2)

Парадоксально, но Джорджо Вазари, написавший знаменитые «Жизнеописания наиболее знаменитых живописцев, ваятелей и зодчих», сам себя осознавал не литератором, а художником: «Мои руки привычны скорее к кистям, чем к перу… Занята моя голова скорее рисунками, чем писаниной».

Учителем и другом Вазари был великий Микеланджело. Заказчиками – правители Флоренции и сменявшие друг друга римские Папы. И как художник, и как писатель Вазари был необычайно удачлив и чрезвычайно плодовит.

Родился Вазари 30 июля 1511 года в городе Ареццо, в Тоскане. В семье, которая из поколения в поколение занималась гончарным делом. Нет ничего удивительного, что отец рано заметил, как хорошо рисует его старший сын Джорджо, и всячески его поощрял: и рисунок, и живопись, и гончарное, и ювелирное дело – всё это воспринималось как вещи одного порядка, ремесленного. Интересно, что именно Вазари своими «Жизнеописаниями» окончательно закрепит переход живописи из статуса ремесла в ранг искусства. Ну, а само прозвище «Vasari», со временем превратившееся в фамилию, означает «гончар», «горшёчник».

В 12 лет Вазари впервые попадает во Флоренцию, в школу Андреа дель Сарто. Там он получает универсальное гуманитарное образование, а пластические искусства ему преподает Микеланджело Буонарроти. Они будут общаться и в дальнейшем: Вазари станет постоянно искать советов Микеланджело при выполнении своих архитектурных проектов, последний навсегда останется для ученика не только вершиной ренессансного искусства (о чем с большим чувством говорится в «Жизнеописаниях»), но и просто идеалом человека. А памятник Микеланджело станет одной из известнейших работ Вазари-художника.

Джорджо Вазари. Памятник Микеланджело

Ранняя смерть отца переложила на плечи Джорджо заботу о младших Вазари – двух братьях и трех сёстрах. В XVI веке существовало всего два источника доходов для художника. Первый – заказы от соборов и монастырей. Второй – патронат влиятельного синьора. И обе возможности Вазари использовал сполна.

Кардинал Ипполито Медичи, проезжая через Ареццо, забрал юного Вазари, подвизавшегося на росписях местных церквей, в Рим и дал ему необременительную работу. Начинающих художников, молодых да ранних, при дворе Ипполито было множество. Глядя, как легко они идут в гору, добиваясь ошеломительных успехов, Вазари вдруг понял о себе, что чертовски честолюбив. К счастью, честолюбие не уступало его трудоспособности. С товарищем Франческо Сальвиати они с утра до ночи зарисовывали древние и новые произведения искусства в разных концах Рима. А чтобы сэкономить время, ночами копировали друг у друга то, что успели зарисовать за день. Потом Вазари будет вспоминать, что не осталось в Риме ни единого незарисованного шедевра и они с Сальвиати были настолько поглощены этим занятием, что «чаще всего закусывали не иначе как стоя».

Скоро Вазари удалось угодить своему патрону. Медичи заказал ему изобразить в натуральную величину Венеру и граций, занятых туалетом богини.

Джорджо Вазари. Туалет Венеры, 1558г

Вазари на этом не остановился – он стал фантазировать и изобретать новых персонажей: «Я в числе прочего вздумал изобразить на ней сладострастного сатира, который, спрятавшись за какие-то кустики, веселился и наслаждался при виде голой Венеры и голых граций, это так понравилось кардиналу, что, одев меня с иголочки, он приказал мне написать на картине еще большего размера, но тоже маслом, сражение сатиров в окружении фавнов, сильванов и путтов так, чтобы получилось нечто вроде вакханалии».

Джорджо Вазари. Триумф Вакха, 1560-е

Конечно, всё это весьма специфическим образом характеризует вкусы кардинала. Но и о творческом методе Вазари тоже многое говорит: в дальнейшем он всегда будет предпочитать композиции многофигурные и несколько избыточные. И, кстати, признается, что никогда не любил писать портреты. А античная Венера останется с Вазари навсегда: он умудрится поместить её даже рядом с христианским аскетом Иеронимом.

Джорджо Вазари. Искушение Святого Иеронима, 1541г

Получив первые серьёзные деньги, Вазари займётся устройством судьбы сестёр: одну отдаст замуж, а вторую – в монастырь, снабдив в качестве приданого собственными работами на религиозные темы.

Джорджо Вазари. Снятие с креста, 1540г

Одна из ранних сохранившихся работ художника – портрет младшего из Медичи, Алессандро. Он вышел похожим, но Вазари чуть не лишился рассудка, пытаясь достоверно передать блики и блеск доспехов Алессандро. Вконец отчаявшись, он призвал на помощь одного из художников, кого очень уважал, – Якопо Понтормо. Тот сжалился над Вазари и объяснил: «Сын мой, блеск на картине никогда не будет казаться тебе настоящим, пока рядом сияют на солнце настоящие доспехи. Убери их с глаз, и сразу поймёшь, что твоё изображение не так уж плохо!».

Джорджо Вазари. Портрет герцога Алессандро де Медичи, 1534г

Несмотря на налёт цивилизации и культуры, острые вопросы в Италии по-прежнему решались с помощью кинжала или яда. В 1537-м в результате заговора гибнет Алессандро Медичи. Потерявший покровителя Вазари понимает, что рассчитывать следует только на себя. Но он уже успел сделать себе имя и заказы из разных уголков Италии стекаются к нему рекой.

Коммуникабельность, покладистый характер и умение угодить сильным мира сего очень быстро выдвигают Вазари в число первых итальянских художников, назло многочисленным конкурентам – не исключено, что более одарённым, но гораздо менее удачливым.

«Я имел много соперников и желание завоевать себе имя», – комментирует мотивы своих поступков Вазари.

Джорджо Вазари. Оформление свода Палаццо Веккьо во Флоренции

Привечают его во многих частях Италии – от Болоньи до Флоренции и от Тосканы до Рима. Особняком стоит разве что Венеция и её корифей Тициан, чьё творчество навсегда останется Вазари чуждым. Венеция ценит исключительно колорит, художники здесь часто пренебрегают рисунком. А для Вазари рисунок – сердце искусства, его основа основ. В год смерти Микеланджело Вазари станет одним из основателей Академии рисунка – прообраза нынешних европейских художественных академий.

Получая многочисленные предложения работы (расписать алтарь, декорировать трапезную, оформить убранство богатого дома и т.п.), Вазари всё время кочует с места на место и везде находит друзей, почитателей и, главное, влиятельных покровителей. Например, будущий папа Юлий, еще будучи кардиналом, уведомил Вазари: «Джорджо, я предчувствую, что со дня на день буду избран Папой. Как только услышите об этом – немедленно отправляйтесь в Рим».

Для папы Юлия Вазари стал разрабатывать проект его резиденции – виллы Джулия (сейчас там размещается Музей этрусского искусства), но через некоторое время настолько устал от постоянно меняющихся причуд святейшего, что передоверил дело другим. Сегодня ее автором считается Бартоломео Амманнати — один из самых плодовитых флорентийских скульпторов и архитекторов эпохи маньеризма.

Главное детище архитектора Вазари

Но одно из архитектурных произведений Вазари-архитектора точно видели все, кто мало-мальски интересуется искусством. Улица Уффици! Тот самый крытый переход, завершающийся безошибочно узнаваемым четырёхэтажным полутупичком c аркой, который прочно ассоциируется с галереей Уффици.

Это овеянное легендами место во Флоренции пафосно называют «самым сердцем итальянского Возрождения». Но есть у него и другое, более фактически точное наименование — коридор Вазари.

Да, именно он самый, Джорджо Вазари, получив от дома Медичи поручение реставрировать галерею, соединяющую Палаццо Веккьо и Палаццо Питти, придумал эти глядящие друг на друга одинаковые фасады. И эти одинаково ритмично частящие окна под сильно выступающими карнизами. И арку со сквозными колоннами. Говорят, всё это больше напоминает не улицу, а сценическую декорацию. Но именно в этом и заключено её обаяние.

Сам Вазари в связи с работой над «коридором» особенно гордился двумя моментами. Первый — что реставрировать эту часть дворца Франческо I Медичи доверил ему перед важнейшим событием, собственной свадьбой c принцессой Иоанной Австрийской. Второй повод для гордости заключался в следующем: то, что другие, по словам Вазари, строили бы 5 лет, он каким-то чудом умудрился возвести всего за 5 месяцев.

И это, пожалуй, одна из главных загадок, оставленных нам Вазари: и в живописи, и в архитектуре, и в литературе он всегда работал феноменально, нечеловечески, дьявольски быстро, вместив в отмеренные ему 62 года жизни столько трудов, что их с избытком хватило бы на десятерых.

И всё же едва ли его живописное творчество пережило бы собственную эпоху, а имя стало столь широко известным за пределами Италии, если бы в середине 1640-х годов Вазари волею случая не взялся бы за «Жизнеописания».

По материалам artchive.

Лента

Рекомендуем посмотреть