«Король пейзажа»: честный и скромный «человек без биографии» Камиль Коро превратил изображение природы в высокую поэзию - RadioVan.fm

Онлайн

«Король пейзажа»: честный и скромный «человек без биографии» Камиль Коро превратил изображение природы в высокую поэзию

2020-07-17 21:57 , Немного О..., 315

«Король пейзажа»: честный и скромный «человек без биографии» Камиль Коро превратил изображение природы в высокую поэзию

Особенности творчества художника, о котором мы сегодня рассказываем, – стремление изображать обыденную и скромную природу без салонной помпезности, внимательное наблюдение за изменчивыми состояниями природы. Цветовая гамма, используемая им, часто строится на тончайших градациях одного цвета (любимая фраза художника – «валёры прежде всего»). Пейзажи художника подтолкнули французскую живопись обратиться от «исторического» сюжетного пейзажа, написанного по академическим правилам, к пейзажу более реалистичному, основанному на непосредственном живом наблюдении за природой. Его считают создателем «пейзажа настроения» и прямым предшественником импрессионистов, чьё творчество художник, тем не менее, не принял.

Жан-Батист Камиль Коро (фр. Jean-Baptiste Camille Corot, 17 июля 1796, Париж – 22 февраля 1875, Париж) – выдающийся французский живописец, еще при жизни признанный критиками и зрителями «королём пейзажа».

Жан-Батист Камиль Коро. Автопортрет. 1834г

Камиль Коро превратил изображение природы в высокую поэзию. Его называли «королём пейзажа», «поэтом деревьев» и «певцом рассвета». Правда, первый президент Франции Наполеон III однажды пошутил об утренних пейзажах Коро: «Чтобы понять картины этого художника, нужно слишком рано вставать», а Илья Репин, предубеждённый ко всему французскому, называл Камиля Коро «скучным».

Жан-Батист Камиль Коро. Порыв ветра, 1860-ые

Пейзажи Коро, действительно, почти всегда безмятежны. Тихо спящие воды, уходящие вдаль горизонты, залитые солнцем города, сонные лощины и дремлющие рощи – главные темы Коро. Официальное признание он получил довольно поздно, но любовь к живописи Коро быстро перешагнула границы Франции. Его творчеством восторгались Шарль Бодлер и Теофиль Готье. Коро был кумиром для импрессионистов Камиля Писсарро и Берты Моризо. Исаак Левитан был настолько без ума от лирических пейзажей Коро, что даже выучил французский язык, чтобы прочитать в оригинале биографию любимого художника. А Эрих Мария Ремарк дарил картины Камиля Коро своей возлюбленной – Марлен Дитрих.

«Не сошлись характерами…»

Художник прожил вполне заурядную жизнь без ярких событий и бурных страстей, отчего его иногда называют «человеком без биографии». Он родился 16 июля 1796 года в Париже, в семье, далёкой от искусства.

Мать Камиля Коро, урождённая Мари Франсуаза Оберсон, была дочкой швейцарского винодела, от которого унаследовала не только состояние, но и коммерческую жилку. Она стала известной модисткой и открыла в Париже шляпный салон, пользовавшийся большой популярностью. Он располагался на берегу Сены, прямо напротив Лувра.

Потом сын изобразит мадам Коро, её кружевной чепец с лиловыми лентами и темно-синее платье с модными рукавами «жиго» (от франц. gigot – баранья нога) на известном портрете 1835 года. В это время Камилю было уже под 40, а он всё еще оставался до смешного зависимым от родителей. И так будет всю его жизнь: Коро никогда не создаст собственной семьи, но мать с отцом и старшая сестра (младшая умрёт, когда Камилю будет чуть за 20) будут занимать в его жизни огромное место.

Жан-Батист Камиль Коро. Мать художника (Мари Франсуаза Оберсон), 1840г

Луи Жак Коро, отец художника, был из потомственных землевладельцев, но предпочёл посвятить себя семейному делу: в ателье своей супруги он отвечал за финансы. Дела шли так бойко, что дочек Анетту Октавию и Викторию Анну и сына Камиля пришлось отправить на воспитание в деревню. Тенистые уголки и живописные сельские улицы – первое, что помнил маленький Коро. И первое, что он рисовал.

В 11 лет за успехи в учебе Камиля перевели из парижского интерната Летелье в привилегированную школу в Руане. Но там он так тосковал по своим, что родителям пришлось забрать его учиться поближе к семье. После школы отец настоял, чтобы Камиль стал помощником торговца тканями Деладена, чья лавка «У багдадского калифа» располагалась на улице Сант-Оноре в Париже.

Камиль страстно мечтал быть художником, а не продавцом сукна, но долго не мог решиться пойти против воли любимых родителей. Целых 6 или 7 лет подряд, в один и тот же день отцовских именин, Коро приходил к нему с просьбой разрешить оставить торговлю ради живописи. Но каждый раз – безуспешно.

Жан-Батист Камиль Коро. Утро в Венеции, 1834г

Коро исполнилось 26 лет, когда отец всё-таки смирился, что коммерсантом сыну не быть. «Мы с торговлей не сошлись характерами, – якобы, произнёс в тот судьбоносный вечер Камиль, – и поэтому я развожусь». Отец ответил, что в таком случае он не сможет унаследовать свою часть семейного бизнеса, но выделил Коро ежегодную ренту, которая позволяла не заботиться о пропитании и посвятить себя искусству.

«Моя единственная цель – писать пейзажи»

В 1822 году Коро поступил в мастерскую художника Ашиля Мишалона, где этюдам на открытом воздухе уделялось не меньше внимания, чем работе в мастерской. Через полгода Мишаллон скоропостижно умер от пневмонии, и Коро переходит в ученики к Жану Виктору Бертену.

И Мишалон, и Бертен были академистами. Они учили историческому пейзажу. И, следуя их науке, Коро никогда не стал бы тем, кем стал. Но ему посчастливилось уехать в Италию. Там Коро обрёл собственную манеру – более свободную и более реалистичную. Отец Коро, хоть и шутил беззлобно, что картины сына скоро перестанут помещаться в мастерской и придётся приплачивать тому, кто согласится их купить, соглашался финансировать его поездки. И с 1825 по 1828 Камиль исколесил всю Италию, а также Швейцарию и Францию, заполняя бессчетными набросками увесистые альбомы.

Жан-Батист Камиль Коро. Рим. Форум и сады Фарнезе, 1826г

В 1827 году из Италии Коро посылает для участия во французском Салоне несколько работ и в их числе – ставший впоследствии знаменитым пейзаж «Мост в Нарни». Интересно, что с этой картины начнётся восприятие Коро как авангардного художника, опережающего своё время, но сам Коро больше всего в жизни будет жаждать как раз обратного – не славы авангардиста, а официального признания Салона.

Жан-Батист Камиль Коро. Мост в Нарни, 1826г

Коро посетит Италию и во второй раз, и в третий. Он вообще будет много путешествовать. Густые леса центральной Франции и знаменитые швейцарские озера станут неизменным источником его вдохновения. На родине его любимыми местами для работы являлись предместье Парижа Виль д'Эвре и леса Фонтенбло. Вместе с другими художниками Коро любил приезжать в Барбизон – деревушку, давшую название целой живописной школе.

Жан-Батист Камиль Коро. Лес Фонтенбло, 1846г

Но его новаторские романтические пейзажи долго не продавались. «Ослы! – ругал Коро публику. – Они заказывают картины с условием, чтобы те, кто их напишет, как можно дальше отстояли от природы!».

«Валёры – прежде всего»

Те 6 или 7 лет, когда Коро торговал тканями, его география ограничивалась Парижем. Теперь же перед ним был открыт весь мир. Благодаря отцу (человеку скептическому, но щедрому) Коро мог ехать писать природу туда, где ярче рассветы или выше деревья. Туда, где ландшафт лучше всего соответствовал его душевному настрою. И это станет важным творческим принципом Коро: главное в пейзаже – уловить настроение, поймать сиюминутное движение, передать изменчивость. И именно потому зарисовки и этюды Коро ценятся иногда даже выше его законченных картин.

Жан-Батист Камиль Коро. Деревенский концерт, 1857г

Коро писал не только пейзажи: замечательны также его портреты (например, «Дама в голубом» и «Прерванное чтение»). Но и в них важнее всего – не персона, а настроение.

Жан-Батист Камиль Коро. Дама в голубом, 1874г

Второй важный принцип Коро «Валёры прежде всего!» касался живописной техники. Валёры – это разнообразные оттенки в пределах одного цвета, тончайшие градации тона, помогающие передавать настроение и наполнять пространство воздухом и светом.

Жан-Батист Камиль Коро. Прерванное чтение, 1870г

Работа на пленэре, стремление передать изменчивость природы, игра света делает Коро самым близким предшественником импрессионистов. Однако сам он к новому направлению отнёсся настороженно, а Моризо и Писсарро и вовсе отговаривал участвовать в выставках «этой банды».

Время признания

Отец долго не верил в талант Коро. Есть легендарная история о том, как он однажды увидел в журнале прекрасную литографию и похвалил выполнившего его знакомого художника. А тот удивился: «Как? Вы не знаете, что это литография с картины вашего сына Камиля?».

Жан-Батист Камиль Коро. Утро. Танец нимф, 1850г

Коро же относился к родителям с трепетом. Когда они в очередной раз профинансировали его поездку, в благодарность Камиль прислал им автопортрет. На автопортрете почти 40-летний мастер изобразил себя гладко выбритым – он вынужден был сбрить бороду, потому что этого требовали мода и буржуазные приличия круга его родителей.

Во второй половине жизни Коро настигло признание. Его картины стали популярны. Их заказывало французское правительство для галерей и музеев. За ними гонялись коллекционеры. Коро так и не получил Большой медали Салона, но сделался кавалером Ордена Почетного Легиона. Количество заказов превысило лимит человеческих сил, и Коро вынужден был прибегнуть к помощи ассистентов, делавших копии с его работ, которые художник лишь снабжал своей подписью. Именно поэтому в музеях и частных собраниях хранится немало «контрафактного Коро» и бытует шутка: «Художник создал 3 тысячи картин, из которых 5 тысяч находятся в Соединенных Штатах».

Жан-Батист Камиль Коро. Орфей и Эвридика, 1861г

Отца Коро уже не было в живых, а сам он был немолодым человеком и всемирно известным художником, но если ему предстояло уехать дальше окрестностей Парижа, Камиль всегда просил разрешения у матушки. Эмоциональная зависимость от родителей продолжалась до самой их смерти. Некоторые полагают, что она же помешала Коро создать собственную семью. Но художник считал иначе: «У меня есть единственная цель, которой я намерен следовать всю жизнь, – писать пейзажи. Это решение не подлежит изменению и не позволяет мне связывать себя узами брака».

Жан-Батист Камиль Коро. Купание Дианы, 1873.-1874гг

Коро умер в феврале 1875 года от рака желудка. Но все знали: он так и не смог оправиться от смерти старшей сестры Анетты Октавии, унаследовавшей от родителей парижский модный магазин и бывшей самым близким человеком Камиля. Незадолго до смерти ему торжественно вручат то, о чем Коро всю жизнь мечтал, – Большую золотую медаль Салона.

Современникам Коро запомнился исключительно скромным, добрым и щедрым человеком. «Слава Богу, мне хватает на тарелку супа и новые подмётки», – таким было его кредо почти всю жизнь, пока в старости, благодаря наследству и своей поздней славе, он не сделался богатым. Коро много помогал другим: приобрел домик для состарившегося карикатуриста Оноре Домье, заботился о вдове Франсуа Милле, давал средства на устройство детских ясель, мог с лёгкостью выделить щедрое приданое своей натурщице.

Жан-Батист Камиль Коро. Ателье художника, 1866г

Но главное, что подарил нам всем этот честный и скромный «человек без биографии», – это возвышенный и лирический образ мира на его картинах. «Пейзажи господина Коро, возможно, и не такие, какими мы их видим, – писал критик и журналист Максим Дюкан, – но точно такие, о каких мечтаем».

По материалам arthive.

Лента

Рекомендуем посмотреть