«Армянское нагорье – место, где на заре истории встретились и взаимооплодотворились Армянский Дух и Армянская Земля» (часть 1) - RadioVan.fm

Онлайн

«Армянское нагорье – место, где на заре истории встретились и взаимооплодотворились Армянский Дух и Армянская Земля» (часть 1)

2020-11-10 22:40 , Минутка истории, 300

«Армянское нагорье – место, где на заре истории встретились и взаимооплодотворились Армянский Дух и Армянская Земля» (часть 1)

Левон Мелик-Шахназарян, «Трагедия длиною в 10 веков»

История армянского народа на протяжении тысячелетий развивалась согласно естественным законам человеческого бытия. Нация созидала, воевала (иногда успешно, а иногда и не очень), возделывала землю, творила. Словом, все «как у других».

Территория государства в разные периоды истории то расширялась, то сужалась, менялись внешние государственные и внутренние «административные» границы. Не менялся лишь ареал проживания армянского народа: Армянское нагорье – место, где на заре истории встретились и взаимооплодотворились Армянский Дух и Армянская Земля.

Понятие «этнические чистки», пусть и в другом стилистическом «оформлении», армянскому народу было чуждо и непонятно. Ни армяне не применяли подобных методов расового, национального и религиозного неприятия, ни соседи по отношению к армянам и друг к другу.

Неизбежные в истории войны носили экономический и территориальный характер, от которых население, напрямую, не страдало. Военные успехи или неудачи государства не отражались на быте крестьянина или ремесленника, который лишь «менял хозяина» и платил дань другому. В остальном его жизнь продолжала течь в привычной колее.

Благородное и уважительное отношение к противнику органично привело к тому, что в Армении и прилегающих странах крестьяне и ремесленники были освобождены от воинской повинности. Сегодня уже трудно сказать, на каком этапе истории это произошло, но факт остается фактом, с незапамятных времен у армян, персов, ассирийцев, в определенной степени у греков и грузин в армии служили лишь младшие сыновья представителей дворянских родов.

В Армении они назывались сепухами. Слово «сепух», возможно, имеет индоевропейские корни (ср. персидское سپاه – sepâh, армия; инд. sipaj – солдат). Это было мудрое решение, позволяющее по возможности уберечь крупные нахарарские (княжеские) роды от нежелательного дробления.

Кроме того, сепухи сызмальства готовились к ратному делу: в них воспитывался дух воина-патриота. В то же время уделом крестьянина и ремесленника оставались возделывание земли и производство необходимых для страны товаров.

Время от времени, в силу каких-либо обстоятельств, ряды дворянства пополнялись отдельными представителями «невоенного люда». В этом случае они также получали возможность отправлять на военную службу своих сыновей. Служба в армии являлась поистине почетным занятием: достаточно сказать, что уже само право служить указывало на благородное происхождение.

Обремененные тяжелым трудом, многие крестьяне и ремесленники с понятной завистью взирали на гарцующих на горячих скакунах всадников, или покрытых блестящим панцирем пехотинцев. Служба в армии для подавляющего большинства населения Армении представлялась несбыточной надеждой.

Симптоматично, что в регионе было много крепостей, и войны, практически без исключений, велись вокруг них и за обладание ими. Тот, кто владел крепостью, тот являлся хозяином прилегающих деревень и земли.

Пашни и виноградники, возделанные участки земли являлись табуированными зонами для ведения военных действий. Словом, это были «благородные» войны, никоим образом не затрагивающие население и практически не отражавшиеся на его жизни.

Благородные войны были приняты не только в нашем регионе. Так, в годы Тридцатилетней войны (1618 – 1648 гг.) между испанскими и австрийскими Габсбургами, Речью Посполитой и католическим дворянством Германии с одной стороны, и Францией, Швецией, Голландией,

Россией и Англией – с другой, стороны специально заключали «кружевные перемирия», во время которых воюющие стороны стирали свои пышные воротники и манжеты. Война считалась – справедливо – благородным занятием, и не терпела неряшества.

Естественно, что во время подобных войн ни одна из воюющих сторон не позволяла себе обидеть мирных жителей противника. В определенной мере мирное население Европы было защищено неписаным кодексом воина вплоть до конца ХIХ века.

А в нашем регионе подобное положение дел продолжалось до тех пор, пока сюда не хлынули орды кочевников из далеких прибайкальских степей. Безусловно, и армяне, и соседние с нами народы не понаслышке знали о кочевниках, их нравах и обычаях. И воспринимали их в качестве общего врага, время от времени совершающего набеги на деревни оседлых народов.

Сегодня это может показаться невероятным, но даже в годы армяно-персидских войн объединенные отряды персов и армян защищали границы Иранского и Армянского Нагорий от общего врага (нам есть чему поучиться у наших предков). Этим отрядам не было дела до «внутренних» войн, их задача состояла в обороне региона.

То есть, войны между коренными насельниками региона являлись внутренними неурядицами, а туранские (затем и перекочевавшие из Турана в Поволжье и Причерноморье) кочевые племена рассматривались в качестве подлинных врагов.

Собственно говоря, они и были врагами. Не знающими жалости и сострадания, грабящими и уничтожающими беззащитные деревни. Представители иной цивилизации, с иными ценностями, иным мировоззрением.

В экономическом плане набеги кочевников приносили оседлому населению неисчислимые, сравнимые со стихийными катастрофами, бедствия. Но к этому прибавлялись и многочисленные человеческие жертвы, что превращало каждый набег в настоящую трагедию.

Крепости, даже самые неприступные, для кочевников ничего не значили, они просто их обходили. Кочевники приходили грабить и убивать, но никак не воевать. Это давно поняли китайцы, построившую оборонительную стену по всему периметру «соседства» с кочевыми тюркскими племенами.

Особенно тяжелая ситуация сложилась после перекочевки в наш регион различных тюркских племен. Нет, это были не первые кочевники, проникнувшие на территорию Армянского нагорья. Были и массагеты, и киммерийцы, и саки, и скифы… Армения к тому времени успела пережить и господство кочевых арабов…

Однако между ними и турками была большая разница: скифов, саков и прочих Армения интересовала в качестве объекта для грабежа. По сути, это были обычные набеги, растянутые во времени. Потери – людские и хозяйственные – от этих набегов были тяжелыми, но всегда восполнимыми.

Что же касается многовекового присутствия в Армении арабов, то это были преимущественно вооруженные отряды, которым удалось захватить страну. Да, арабы грабили население Армении, обложили страну тяжелыми налогами, проводили массовые казни (чего стоит сожжение армянских нахараров вместе с их семьями в Нахиджеване и Храме в самом начале VIII века?!), но практически не трогали мирное население. Жители Армении нужны были арабским наместникам в качестве производителя дани.

Продолжение следует…

Лента

Рекомендуем посмотреть