Феномен популярности: «Шербурские зонтики» - история любви, рассказанная под музыку Мишеля Леграна - RadioVan.fm

Онлайн

Феномен популярности: «Шербурские зонтики» - история любви, рассказанная под музыку Мишеля Леграна  

2020-12-27 20:08 , История Одного Шедевра, 237

Феномен популярности: «Шербурские зонтики» - история любви, рассказанная под музыку Мишеля Леграна

В далеком 1964 году на экраны вышел фильм французского режиссёра Жака Деми «Шербурские зонтики». На первый взгляд, это была банальная сентиментальная история любви между молодыми людьми из разных слоёв общества, которой противодействуют родители и т.д. и т.п. Однако на фоне других подобных киноисторий, эта выделялась своим необычным воплощением - в «Шербурских зонтиках» не было ни одного привычного диалога — герои либо пели, либо произносили текст под музыку речитативом (даже там, где автомеханик рассказывал о неисправностях автомобиля).

Жак Деми обозначил концепцию своего нового фильма как «opera populaire». По воспоминаниям вдовы режиссера Аньес Варда, толчком для идеи нового фильма послужили телевизионные оперы американского композитора Джанкарло Менотти («Амал и ночные посетители», 1951; «Лабиринт», 1963). Несмотря на то, что данные оперы были написаны исключительно для показа по телевидению, по драматургии они ничем не отличались от театральных оперных постановок, с присущей им сложностью сюжета и классическим оперным вокалом.

Идея Деми заключалась в том, чтобы снять экранную версию популярной оперы, которая, в противовес «высокому» искусству, обладала бы стилистической легкостью и таким образом была бы доступна широкому кругу зрителей. Телевизионные оперы Ментотти создавались на фоне растущей популярности «лёгких» жанров музыкального кино и театрального мюзикла, которые в свою очередь послужили примером и для Деми.

Феномен популярности фильма был предопределен создателем с самого начала, на уровне концепции. Тем не менее, создавая поп-оперу, режиссер не рассчитывал на мировые масштабы – Жак Деми снимал экспериментальное авторское кино, выдержанное в духе французской «новой волны». На творчество Деми оказало влияние его непосредственное окружение, куда входили такие кинематографисты-экспериментаторы как Жан-Люк Годар, Франсуа Трюфо, Клод Шаброль. Женой Деми была режиссер Аньес Варда, лидер политически направленной группы кинематографистов «Левый берег». Строго говоря, Деми не примыкал ни к «правым», ни к «левым», он ставил иные творческие задачи. Первый полнометражный фильм Деми «Лола», снятый им в 1961 году, вошел в коллекцию «десяти лучших фильмов года» и был назван «жемчужиной новой волны». Однако «Шербурские зонтики», снятый два года спустя, отличался от предыдущего – именно в нем Деми смог заявить о своем индивидуальном стиле.

Но, разумеется, в таком фильме композитор Мишель Легран сыграл не меньшую роль, чем режиссёр. Работали они в тесной связке — Легран сочинял музыку, а Деми — слова к песням. Музыка создавалась Леграном на основе готовых диалогов — в архивах Аньес Варда, вдовы и биографа Деми, по сей день хранится оригинал, написанный режиссёром от руки.

«Сейчас сценарий издают как оперное либретто, слова печатают под нотами, на самом деле текст был написан как обыкновенный сценарий», — рассказывала Аньес Варда.

Мишель Легран и Жак Деми

«Жак Деми предложил мне проект «Верность, или Шербурские зонтики». Мы решили сделать мюзикл, заперлись у меня дома и начали сочинять песни. Сначала мы считали, что это обычный мюзикл, в котором диалоги проговаривают, а песни поют. Через десять дней мы поняли, что ничего не выйдет. Нас всё время смущали переходы от диалогов к музыке и наоборот. Я начал сомневаться в нашей затее. Жак тоже. Мы расстались на несколько месяцев, а потом Жак позвонил мне и сказал: «Если нам не нравятся стыки музыки и диалогов, давай сделаем без стыков — пусть поют и диалоги, и песни!»», - позже рассказывал композитор.

При обсуждении музыкального сопровождения с Леграном Деми настаивал на том, чтобы музыка максимально передавала мелодику речи с её интонационными вариациями. После года работы Леграну удалось воплотить идею Деми и создать легкую джазовую мелодию, которая не только передавала бы настроение, мысли и чувства героев, но и легко воспринималась зрителем на слух на протяжении всего фильма. Проникновенная музыка Леграна гармонично укладывается в каждый эпизод фильма. По воспоминаниям Аньес Варда, Легран иногда звонил в дом Деми, чтобы показать новую мелодию, и говорил: «а вот это для третьего носового платка», иронизируя над сентиментальностью собственного сочинения. Неудивительно, что к концу фильма, как оно и случилось на премьере в Париже, невозможно сдержать слёзы.

Надо сказать, что столь оригинальный проект отпугнул немало продюсеров. Отказ звучал примерно, так: «Вы пара молодых талантливых парней, но вы действительно думаете, что люди будут тратить полтора часа, слушая персонажей, поющих о повседневной жизни и мелочах?!». Лишь через год авторы, наконец, удалось получить поддержку от медиамагната Пьера Лазарева, который, тем не менее, высказал уверенность, что подобный проект наверняка эпатирует публику. Мишель Легран рассказывал:

«Лазарев вошёл в кабинет и произнёс: «Я не понял толком, что это такое, но это наверняка эпатирует публику. А моя приятельница Маг Бодар хочет стать продюсером. Поэтому она будет продюсировать ваш фильм, а я его оплачу». Высказав всё это на одном дыхании, он сел в кресло, закурил трубку и начал говорить с кем-то по телефону. Мы его больше не интересовали (на самом дел, Лазареву пришлось вмешаться в процесс ещё раз, когда уже снятый фильм никто не хотел брать в прокат).

Первоначально планировалось, что исполнители главных ролей будут петь своими голосами. Например, на роль Женевьевы хотели пригласить профессиональную певицу и победительницу «Евровидения — 62» — Изабель Обре. Однако перед съёмками Обре угодила в дорожную аварию и получила серьёзные травмы. Так в «Шербурских зонтиках» появилась совсем юная и тогда ещё малоизвестная блондинка по имени Катрин Денёв. Актриса была очаровательна, но пела, мягко говоря, посредственно. Поэтому вместо её голоса мы слышим в фильме голос дублёрши — певицы Даниэль Ликари. Впрочем, и за партнёра Денёв — актёра Нино Костельнуово — пел другой человек — Жозе Бартель.

Любопытным фактом является и то, что Жак Деми и Мишель Легран также приняли участие в озвучивании персонажей фильма: Деми поет реплику бармена, а Легран таким же образом озвучивает слова почтальона.

Если говорить о сюжете «Шербурских зонтиков», то почти «шекспировская» история любви не имела бы такого сильного воздействия на зрителей, не будь она подкреплена реальными драматичными событиями — война Франции в Алжире. Деми точно передает хронологию: история Ги и Женевьев начинается в 1957 году, незадолго до начала военных событий. Вскоре Ги получает повестку и уходит на фронт. Два года спустя герои встречаются, чтобы столкнуться с последствиями войны и долгой разлуки. «Это фильм о войне, о разлуке, обо всём, что препятствует счастью и поэтому становится нам ненавистным»,- говорил Деми.

Позже во Франции о фильме отзывались как об одном из самых правдивых фильмов об алжирской войне и ее последствиях. Несмотря на то, что в международном масштабе война Франции с Алжиром не имела такого же значения, как для французского зрителя, война вообще – как испытание и трагедия – была хорошо знакомой и актуальной темой и для мирового зрителя, пережившего последствия Второй Мировой.

Когда работа над фильмом была завершена, появилась новая проблема: никто не хотел выпускать его в прокат. Тогда медиамагнат Пьер Лазарев пригрозил прокатчикам, что не опубликует их рекламу в своих журналах, если они не предоставят кинозалы для «Шербурских зонтиков».

И с первых же дней в лучших парижских залах были аншлаги, фильм стал коммерчески успешным и во Франции, и за рубежом. Публика была в восторге, а вот мнения кинокритиков разделились: одни называли работу Жака Деми стихотворением в музыке и цвете, другие – вычурным и слишком странным экспериментом. Тем не менее на Каннском кинофестивале «Шербурские зонтики» получили главный приз – «Золотую пальмовую ветвь».

В 1966 году «Шербурские зонтики» были номинированы на премию «Оскар» в четырех категориях «Лучший оригинальный сценарий», «Лучшая песня», «Лучший саундтрек», «Лучшая музыкальная адаптация». Под лучшей песней, безусловно, подразумевалась композиция «Je ne pourrais jamais vivre sans toi» («Я не могу жить без тебя»). Герои фильма поют её перед расставанием. Гийом уходит на войну, а Женевьева обещает ждать его «всю свою жизнь».

И сегодня «Шербургские зонтики» - одно из самых сентиментальных произведений в жанре мюзикла, известное и любимое многими несколькими людей.

Лента

Рекомендуем посмотреть