Зашифрованые послания, которые позволяют отнести эти произведения к особой категории: пять картин со скрытым религиозным подтекстом - RadioVan.fm

Онлайн

Зашифрованые послания, которые позволяют отнести эти произведения к особой категории: пять картин со скрытым религиозным подтекстом

2021-04-04 22:09 , Минутка истории, 221

Зашифрованые послания, которые позволяют отнести эти произведения к особой категории: пять картин со скрытым религиозным подтекстом

Ваза с букетом, свежая рыба, несколько мужчин за ужином, жена ювелира с весами и вид ночного кафе — казалось бы, в этих картинах отображена привычная повседневность, не имеющая ничего общего с религией. Но в них зашифрованы тайные послания, которые позволяют отнести эти произведения к особой категории. По выражению искусствоведа Деборы Сильверман, она называется «духовным реализмом».

Сюрпризы, скрытые в этих картинах, в мире искусства часто называют «пасхальными яйцами». Этот термин пошёл от традиции прятать в доме яйца накануне Пасхи, а наутро отправлять детей отыскивать их. Вот 5 картин, содержащих совершенно неожиданные религиозные смыслы.

Ян Давидс де Хем, «Ваза с цветами». Воскресение

Натюрморты в Голландии XVII века пользовались большой популярностью и висели практически в каждом доме. Они предназначались не только для украшения интерьеров и созерцания долгими зимними вечерами, но зачастую должны были наводить на размышления о бренности всего сущего и необходимости следовать заповедям. Для этого художники помещали в композиции подгнивающие плоды, насекомых, поедающих листья, и часто изображали остатки пиршеств.

Ян Давидс де Хем. Ваза с цветами, 1660г

В одном из натюрмортов Яна Давидса де Хема, похоже, зашифровано Воскресение Христа и спасение души. Главный «ключ» к разгадке — это крестообразный оконный переплёт, отражающийся в вазе. Стоит обратить внимание и на подбор цветов, которые на самом деле распускаются в разное время года. Белый мак символизирует сон, смерть и Страсти Христовы, пшеница — таинство причастия, ипомея — свет истины, а ежевика — горящий куст, откуда Бог говорил с Моисеем.

Ян Давидс де Хем. Ваза с цветами. Фрагмент

Своё значение имеют и насекомые: бабочка часто ассоциируется с воскрешением, а гусеницы и крошечные муравьи напоминают о скоротечности сущего. Дополнительный смысл несут улитки, чьи спиралеобразные раковины могут означать цикл жизни, смерти и возрождения. Кроме того, с раннего Ренессанса эти моллюски были воплощением догмы о Непорочном Зачатии Марии, поскольку люди не имели представления о том, как они размножаются. Возможно, не каждый зритель «видел» эти знаки, но художник, безусловно, предполагал их.

Клара Петерс, «Натюрморт с рыбой и котом». Христос и зло

«Натюрморт с рыбой и котом» Клары Петерс, написанный маслом на доске, относится к ontbijtje или «завтраку» — поджанру натюрморта в XVII веке. Обычно на таких картинах представляли предметы домашнего обихода — как простые, так и дорогие — а также различные продукты. Чаще всего они должны были напоминать зрителям о мимолётности жизни и о том, что всё имеет начало и конец.

Клара Петерс. Натюрморт с рыбой и котом, XVII век

Но данному шедевру можно дать и другое религиозное толкование. Рыба — распространённый символ Христа (ранние христиане расшифровывали греческое слово ICHTHYS, рыба, как Jesous Christos Theou Yios Soter — Иисус Христос, Сын Божий, Спаситель), а коты долгое время были воплощением греха, сексуальной распущенности, соблазна, предательства, вероломства, а то и вовсе дьявола. Здесь настороженную кошку с прижатыми ушами, охраняющую свою «добычу», можно рассматривать как искушение и жадность, в то время как рыба может соотноситься с Иисусом.

Подобные сюжеты нередки в живописи Золотого века Голландии, хотя не исключено, что с помощью представителей семейства кошачьих художники пытались просто оживить композицию или даже развеселить зрителя.

Исаак ван Дуйнен. Натюрморт с рыбой, XVII век

Исаак ван Дуйнен. Натюрморт с рыбой, котом и собакой, XVII век

Николас Мас (Маес). Старая женщина за молитвой (Бесконечная молитва), 1656г

Караваджо, «Ужин в Эммаусе». Намёк на Христа

На первый взгляд, эта картина Караваджо выглядит довольно простой жанровой сценой: четверо мужчин сидят за столом в маленькой тёмной комнате. Трое из них наклонились к центральной фигуре, которая выглядит безмятежной и невозмутимой, несмотря на эмоциональный жест правой рукой. Все они похожи на обычных людей, обсуждающих повседневные дела или последние новости.

Микеланджело Меризи де Караваджо. Ужин в Эммаусе, 1602г

На самом деле Караваджо иллюстрирует фрагмент Евангелия от Луки (глава 24, стихи 28 — 32). В нём описывается встреча апостолов с Иисусом после его распятия. Они не признали своего учителя сразу, и поняли, кто перед ними, лишь после того как он преломил хлеб во время ужина. В момент их прозрения Христос исчез.

Микеланджело Меризи де Караваджо. Ужин в Эммаусе. Фрагмент

Художник намеренно изобразил Сына Божия не так, как это было принято, то есть без бороды и нимба, тем самым объясняя «слепоту» апостолов. Однако внимательный зритель может понять, кто сидит во главе стола, взглянув на миску с фруктами. Тень от неё похожа на рыбий хвост, который даёт ключ к разгадке личности главного героя.

Ян Вермеер, «Женщина, держащая весы». Страшный суд

Ян Вермеер создал «Женщину, держащую весы» тогда же, когда его коллега Питер де Хох написал «Женщину, взвешивающую золото». Оба художника наверняка были знакомы в Дельфте. Однако у первого, в отличие от второго, на картине есть явные религиозные отсылки. На тёмном холсте позади героини у Вермеера изображён Страшный суд, где высшие силы оценивают нравственный вес душ. Её фигура закрывает как раз тот фрагмент, где обычно находится архангел Михаил с весами.

Ян Вермеер. Женщина, держащая весы, 1663г

Выражение лица и поза женщины созерцательны, а её весы пусты. Она не взвешивает драгоценности, а проверяет баланс своего инструмента. Быть может, Вермеер подразумевал некий «светский» образ Девы Марии и предупреждал зрителя о смертности и праведности.

Винсент Ван Гог, «Ночное кафе в Арле». Тайная вечеря

Может ли «Ночное кафе в Арле» Винсента Ван Гога быть парафразом Тайной вечери? Для независимого исследователя Джареда Бакстера это очевидно. Он считает, что композиция перекликается с изображениями последнего ужина Иисуса с учениками, которые писали старые мастера, особенно Леонардо да Винчи. Свою версию учёный подтверждает строками из письма, которое художник написал своему брату Тео как раз в период создания «Ночного кафе». Там Винсент упоминает картину и признаётся, что испытывает «огромную потребность, — как бы это сказать? — в религии».

Винсент Ван Гог. Ночная терраса кафе в Арле. Сентябрь 1888г

Действительно, в центре этой сцены изображена стоящая фигура с длинными волосами, окружённая двенадцатью другими (включая одну, скрытую в тени).

Винсент Ван Гог. Ночное кафе в Арле. Фрагмент

Кроме того, Бакстер указывает, что на картине есть несколько крестов, главный из которых образован оконным переплётом над фигурой в белой хламиде. Но, может, это не Иисус, а официантка?

Кстати, это не первый раз, когда в картинах Ван Гога учёные видят религиозные отсылки. Так, ещё в 1990-х годах японский искусствовед Цукаса Кодера опубликовал ряд книг, в которых описывал христианскую символику в творчестве постимпрессиониста. Среди прочих картин был «Сеятель в закатном свете» (1888), где заходящее солнце образует над главным героем нимб.

Винсент Ван Гог. Сеятель в закатном свете. Ноябрь 1888г

Источник – arthive.

Лента

Рекомендуем посмотреть