История одного шедевра: «Шулера» Караваджо – драма обмана и утраты - RadioVan.fm

Онлайн

История одного шедевра: «Шулера» Караваджо – драма обмана и утраты

2021-04-21 22:18 , История Одного Шедевра, 218

История одного шедевра: «Шулера» Караваджо – драма обмана и утраты

Караваджо – одна из ключевых фигур в истории западного искусства. За свою короткую жизнь он создал театральный стиль, который для одних стал шоком, а других вдохновил на исследования психологической драмы в отношениях.

Получив образование в Милане, Караваджо приехал в Рим в начале 1590-х годов. Там его ранний шедевр «Шулера» привлёк внимание влиятельного кардинала Франческо Марии дель Монте, который не только приобрёл саму картину, но и поселил её автора у себя в Палаццо Мадама. Таким образом, Караваджо был представлен элитному слою римского духовенства, что вскоре дало ему первую значительную возможность получать крупные заказы.

Микеланджело Меризи де Караваджо. Шулера, 1594г

Персонажи «Шулеров» играют в «примеро», предшественницу покера. Слева юноша в дорогой одежде рассматривает свои карты, не замечая, что старший мошенник сигнализирует своему молодому сообщнику поднятой рукой в перчатке (кончики пальцев срезаны, чтобы лучше прощупывать метки на картах). Жулик справа выжидательно смотрит на жертву обмана, протянув руку за спину, чтобы вытащить одну из спрятанных за поясом карт.

У трёх фигур зритель может сразу сосчитать пять рук и лишь одну замечает последней – левую руку старшего шулера. Она появляется на столе под рукой его сообщника, словно ниоткуда и визуально очень близко к кинжалу на поясе юноши. Пальцы, видные одному только зрителю, смещаются к рукоятке оружия. Этот штрих добавляет напряжения всей композиции и неопределённости исходу игры, а также наводит на размышления о подлости и предательстве в отношениях между мошенниками.

Караваджо рассматривал эту сцену не как карикатуру на порок, а как новаторский ход, в котором взаимодействие жестов и взглядов передают драму обмана и утраты простодушия в наиболее понятном зрителю виде. «Шулера» породили множество копий и вдохновили художников по всей Европе на бесчисленные картины на подобные темы. Француз Жорж де Латур написал собственные варианты сцены, известные как «Шулер с бубновым тузом» (ок. 1630, Лувр) и «Шулер с трефовым тузом» (ок. 1630-1634, Художественный музей Кимбелла, штат Техас).

Жорж де Латур. Шулер с бубновым тузом

Караваджо использовал в этой ранней работе светло-серый грунт, что соответствует его обучению в северной традиции итальянской живописи. Начиная примерно с 1595-96 годов, он взял на вооружение коричневатый грунт, распространённый в Риме. Художник составил композицию из трёх индивидуально задуманных фигур, написанных прямо на холсте без подготовительных рисунков. Например, он сначала полностью написал левую руку старшего шулера, затянутую в перчатку, и лишь потом поверх неё изобразил младшего. Консерваторы обнаружили ряд pentimenti или преобразований, которые художник сделал в процессе работы. Например, он изменил положение руки, карт и пояса мошенника в правом углу, а также переместил полосы на его дублете.

Возможно, вместо начального рисунка Караваджо использовал бороздки, чтобы отметить расположение элементов на холсте. В «Шулерах» есть только штрихов, сделанных на влажном грунте, например, на кончиках пальцев у обманутого игрока и по краям карт, однако эта техника значительно шире применялась в его более поздних работах. Другие новаторские методы, которые отличают картину из коллекции Художественного музея Кимбелла – это манипуляции с непросохшей краской для повышения реалистичности текстур поверхности. Когда Караваджо написал шёлковую парчу на мошеннике в центре, он потрогал влажную краску большим или другими пальцами. Кроме того, чёрная вышивка на воротнике юноши слева создана торцом кисти.

«Шулера» относятся к наиболее хорошо сохранившимся произведениям Караваджо. Сбереглись даже нежно-красные глазурные сердечки на карте у мошенника. Удаление более позднего дополнения – горизонтальной холщовой полосы высотой 14 см – с верхнего края вернуло композицию к её первоначальным размерам. Во время реставрации 1987 года на обратной стороне картины обнаружилась печать кардинала дель Монте. Этот знак принадлежности произведения коллекции князя церкви был ранее найден на «Гадалке» Караваджо, которая находится в Капитолийских музеях в Риме.

Микеланджело Меризи де Караваджо. Гадалка, 1590-е

После дель Монте полотном владели такие влиятельные итальянцы, как кардинал Антонио Барберини и семейство Колонна-Шарра. К концу XIX века следы «Шулеров» были утрачены примерно на 90 лет, пока в 1987 году картина не обнаружилась в одной из частных коллекций в Цюрихе. Её купил Художественный музей Кимбелла, где она хранится по сей день.

В 2006 году некий мистер Ланселот Туэйтс принёс на экспертизу в Sotheby’s картину, которую аукционный дом определил, как копию «Шулеров», созданную в XVII веке, и оценил лишь в 20-30 тысяч фунтов стерлингов. Её приобрёл на торгах британский искусствовед Денис Маон, который объявил полотно репликой, написанной самим Караваджо (как известно, художник делал копии своих картин), и предположил, что она стоит 10 миллионов. После смерти Маона прежний владелец подал на Sotheby’s в суд, обвиняя аукционный дом в небрежности. Однако на слушаниях было представлено экспертное мнение о том, что картина принадлежит кисти другого художника, и Туэйтсу пришлось выплатить компании 1,8 миллиона фунтов стерлингов судебных издержек.

Источник – artchive.

Лента

Рекомендуем посмотреть