«Чешский Брамс» Антонин Дворжак: музыкальная изобретательность композитора, покорившего Европу и Америку (часть 1) - RadioVan.fm

Онлайн

«Чешский Брамс» Антонин Дворжак: музыкальная изобретательность композитора, покорившего Европу и Америку (часть 1)

2021-05-01 22:41 , Немного О..., 179

«Чешский Брамс» Антонин Дворжак: музыкальная изобретательность композитора, покорившего Европу и Америку (часть 1)

Великий сын чешского народа - так соотечественники с любовью называют Антонина Дворжака - замечательного композитора, одного из основоположников национальной композиторской школы. Он считается одним из самых известных чехов всех времен, так как композиторский талант Дворжака ещё при жизни был по достоинству оценён не только в Европе, но и за океаном. Произведения композитора, в которых он сочетал классические традиции и самобытные черты отечественной музыки, ценили во всём мире, ведь его музыкальная изобретательность настолько богата, насколько неповторима красота его мелодий.

Краткая биография

8 сентября 1841 года в небольшой чешской деревушке, находящейся недалеко от знаменитого замка Нелагозевес, родился мальчик, которого все ласково называли Тоничек, потому что нарекли его Антонин Леопольд. Отец малыша Франтишек Дворжак имел трактир, но, кроме этого, он в свободное время с большим удовольствием музицировал на цитре.

Едва мальчик подрос, отец, следуя семейным традициям, стал привлекать его к своей работе, хотя сын больше тянулся к музыкальным инструментам. Когда Тоничку исполнилось шесть лет, родители определили его в школу, где он учился не только чтению и письму, но и основам музыкальной грамоты. Первым учителем музыки у мальчика был церковный кантор Йозеф Шпиц, под руководством которого Тоничек начал осваивать скрипку, и уже через два года мог не только веселить гостей трактира своего отца, но и исполнять соло во время церковных богослужений.

В девять лет, окончив двухгодичную сельскую школу, мальчика отправили в городок Злоницы для обучения ремеслу мясника. Помимо этого, дядя, приютивший племянника, определил Тоничка для изучения немецкого языка в специальный класс местной школы, в котором преподавал кантор местного костёла Антонин Лиман. Заметив необыкновенные музыкальные способности, учитель стал обучать одарённого юношу игре на фортепиано и органе. Усердно трудясь и разрываясь между работой на бойне и музыкальными занятиями, Антонин в 1856 году получил документ, который свидетельствовал о том, что он может работать подмастерьем. Однако отец, который вместе со всем семейством перебрался на постоянное место жительства в Злоницы, отправил сына для продолжения образования сначала в Чешский Каменец, а затем и в органную школу Праги. Поначалу Антонин мечтал о службе органистом в каком-нибудь костёле, но впоследствии, познакомившись с произведениями великих композиторов, понял, что его предназначение – это творчество. Под руководством преподавателей будущий композитор постигал гармонию, контрапункт, учился построению прелюдий и фуг. Кроме этого, юноша постоянно оттачивал своё мастерство исполнения на скрипке, а затем освоил и альт.

Начало творческой карьеры

Окончив школу, Дворжак не стал дожидаться места органиста в сельской церкви, а решил остаться в Праге. Чтобы как-то заработать себе на жизнь, Антонину в 1859 году пришлось устроиться альтистом в капеллу Карела Комзака. Однако в 1862 году он начал работать в оркестре вновь построенного пражского «Временного театра», музыкальный коллектив которого в 1866 году возглавил выдающийся Берджих Сметана. Это была хорошая школа для начинающего композитора, так как в репертуаре оркестра были симфонические произведения Вагнера, Берлиоза, Листа, а также оперы Вебера, Монюшко, Глинки, Сметаны, Мейербера. Работа в оркестре много денег не приносила, и молодому человеку постоянно приходилось искать какую-либо подработку. Он давал частные уроки, а иногда заменял органиста в лечебнице для душевнобольных.

В этот период Дворжак очень много сочинял, пробуя себя во многих жанрах. Однако требовательный автор, неудовлетворённый написанными произведениями, очень часто их просто уничтожал. Тем не менее, в начале лета 1871 года жители Праги в одной из газет прочитали заметку о том, что театр намерен осуществить постановку оперы «Король и угольщик», которую написал многообещающий молодой композитор-музыкант оркестра чешского театра - Антонин Дворжак. Автором этой статьи был Л. Прохазки - известный музыкальный деятель, активно поддерживающий возрождение национального чешского искусства, и в дальнейшем покровительствующий Дворжаку на протяжении многих лет, продвигая его произведения, а затем отмечая их успешное исполнение в хвалебных статьях. Окрылённый таким сообщением, Дворжак немедленно пошел в администрацию оркестра и написал заявление об увольнении, в намерении свою дальнейшую жизнь посвятить только музыкальному сочинительству. Ожидая постановки своей оперы в театре, композитор по совету Л. Прохазки, написал несколько песен на стихи чешских поэтов, успешное исполнение которых принесло Дворжаку только большую известность, но не финансовое благополучие. Денег, которые он получал от частных уроков, еле-еле хватало, чтобы сводить концы с концами. С постановкой оперы в театре тоже ничего не получилось, он даже впал в творческое уныние, но зато у композитора налаживалась личная жизнь.

В конце 1873 года Антонин женился на дочери ювелира Анне Чермаковой и чтобы хоть как-то обеспечить быстро разрастающуюся семью, Дворжаку пришлось устроиться органистом в церковь святого Войтеха. Однако финансовое положение, которое всё равно было очень плачевным, заставило композитора обратиться к государственным властям с прошением о назначении ему стипендии, выдаваемой для поддержки бедных, но талантливых поэтов, художников и музыкантов. На суд комиссии, в состав которой входил выдающийся немецкий композитор И. Брамс, Дворжак предоставил две симфонии (№3 и №4), а также некоторые свои камерные произведения. Члены жюри единогласно одобрили кандидатуру Дворжака на получение пособия, которое он затем заслуженно получал в течение пяти лет. Оно давало ему возможность плодотворно творить в трудные для него годы.

Годы признания

В 1874 году 24 ноября на сцене оперного театра, наконец-то, состоялась долгожданная премьера «Короля и угольщика». Окрылённый этой победой композитор продолжает беспрестанно творить. Одна за другой появляются его оперы: «Упрямцы», «Ванда» и «Хитрый крестьянин», а также камерные произведения, включающие в себя знаменитые «Моравские дуэты», написанные Дворжаком по просьбе успешного предпринимателя и меломана Яна Неффа, который затем даже помог их напечатать, договорившись с издательством. «Моравские дуэты» впоследствии сыграли значительную роль в творческой карьере Дворжака, так как по достоинству были оценены И. Брамсом, который в музыкальном мире того времени имел очень большое влияние.

Согласно биографии Дворжака, в этот же период судьба приготовила для композитора очень жестокое испытание: один за другим уходят из жизни все трое его малолетних детей. Горе настолько подавило Антонина, что теперь в его произведениях слышалась только тоска и скорбь. Оттепель в душе композитора наступила в начале 1878 года. По настоятельной рекомендации И. Брамса, берлинский издатель Фриц Зимрок напечатал «Моравские дуэты» с текстом на немецком языке.

Сборник так быстро продали, что через некоторое время было выпущено ещё одно издание на немецком, английском и чешском языке. Через некоторое время друзья Дворжака стали настойчиво уговаривать устроить концерт, в котором звучали бы только его произведения. Композитор вновь с приподнятым настроением приступил к работе, тем более что и семейная жизнь была отмечена радостным событием: жена подарила ему дочь. Ко всему прочему, Ф. Зимрок сделал заказ Дворжаку на написание «Славянских танцев», несложных пьес для домашнего музицирования. После издания этих произведений, в одной популярной берлинской газете вышла статья известного немецкого музыкального критика Л. Элерта, в которой он так расхвалил талантливого композитора, что меломаны атаковали нотные магазины, а владельцы различных издательств завалили композитора заказами. Через некоторое время и пражские газеты напечатали в переводе рецензию немецкого критика на произведения Дворжака. Такая необычная реклама так подействовала на жителей чешской столицы, что концертный зал, в котором композитор дирижировал своими произведениями, был полностью заполнен и концерт прошёл с ошеломляющим успехом. После такого грандиозного события в культурной жизни Праги Дворжака избрали членом пражского художественного клуба «Умелецкая беседа», в который входили писатели, художники и композиторы. А чуть позднее композитору предложили возглавить музыкальную секцию этого объединения, и в его обязанности теперь входило членство в жюри различных музыкальных конкурсов.

Популярность Дворжака быстро набирала обороты. Его произведения включали в программу каждого концерта, проходящего в Праге, а издательские фирмы предлагали за сочинения композитора увеличенные гонорары. За «Серенаду» для духовых инструментов, три «Рапсодии» и «Безделушки» Ф. Зимрок заплатил Дворжаку 1700 марок (таких денег он даже никогда в руках не держал). Крупные немецкие издательства бились за каждое его произведение. Слава о Дворжаке гремела по всей Европе. Его произведения исполняли все знаменитые европейские симфонические оркестры. Теперь композитор часто выезжал за рубеж, встречался с новыми людьми, и, тем не менее, продолжал много работать.

В 1884 году Дворжака впервые пригласили в Англию, где его ждал радушный приём, а лондонские газеты восхищённо удивлялись, как это бывший мясник может писать такую прекрасную музыку. 1888 год в жизни композитора ознаменовался встречей с выдающимся П.И. Чайковским и последующими за этим успешными гастролями в Россию. Московские газеты наперебой расхваливали Дворжака, называя его «чешским Брамсом». В 1890 году, по возвращении домой, Дворжак узнал, что его избрали членом Чешской Академии наук и искусств, а университет Праги удостоил его почётного звания «доктора музыки». Однако тут вышел небольшой конфуз, поскольку в университетах Австрийского государства такого звания не было, то Дворжаку через год всё же присвоили звание почётного доктора философии. Руководство консерватории вынесло решение пригласить Дворжака на должность профессора по классу композиции, к исполнению которой он должен приступить с начала 1891 года. Поначалу композитор был очень недоволен таким назначением, но затем втянулся настолько, что эта работа приносила ему удовольствие, и вместо одного положенного часа он просиживал со студентами три, а иногда четыре часа, нарушая тем самым консерваторское расписание.

В 1892 году в жизни композитора начался новый этап, который он провёл в Америке, выполняя в Нью-Йорке обязанности директора Национальной консерватории.

Последние годы

Весной 1895 года Дворжак вместе с семьёй вернулся на родину. С осени он вновь занялся преподавательской деятельностью в Пражской консерватории, а при первой возможности навестил в Вене Брамса. Затем через месяц была ещё одна поездка в австрийскую столицу, там состоялось первое исполнение его девятой симфонии. А далее последний девятый визит в Англию, на премьеру виолончельного концерта. Жизнь Дворжака входила в привычное русло: он занимался со студентами, лето проводил на природе и как обычно много сочинял.

Весной 1897 года Дворжак вновь два раза посетил Вену: первый раз, чтобы навестить больного Брамса, а второй раз, чтобы проститься с любимым композитором, который был его покровителем и преданным другом. После кончины Брамса работы у Дворжака значительно прибавилось, так как теперь австрийское правительство назначило его в комиссию по присуждению стипендий молодым талантам, и он должен был много времени уделять просмотру их творений. В 1900 году композитора с трудом уговорили занять должность директора консерватории, а в 1901 году вся Чехия помпезно отмечала 60-ти летний юбилей человека, который прославил их маленькую страну на весь мир. Едва закончив оперу «Армида», которая, к сожалению, стала его последним произведением, Дворжак в конце апреля 1904 года почувствовал себя плохо, а уже 1 мая великий композитор ушёл из жизни.

По материалам soundtimes.

Лента

Рекомендуем посмотреть