Сурб Таргманчац: почему в Армении первых авторов и переводчиков не только почитали как ученых мужей, но и причислили к лику святых - RadioVan.fm

Онлайн

Сурб Таргманчац: почему в Армении первых авторов и переводчиков не только почитали как ученых мужей, но и причислили к лику святых

2021-10-09 21:19 , Минутка истории, 404

Сурб Таргманчац: почему в Армении первых авторов и переводчиков не только почитали как ученых мужей, но и причислили к лику святых

Сегодня в Армении отмечается День Святых Переводчиков-Учителей – Сурб Таргманчац – один из самых заветных и любимых национально-церковных праздников армянского народа. Армянская Церковь чтит светлую память Егише, Мовсеса Кертоха, Давида Анахта и, конечно же, Месропа Маштоца. В ряду этих светлых людей стоят также незабываемые Григор Нарекаци и Нерсес Шнорали, так же, как и Маштоц, причисленные к лику святых.

О средневековых переводчиках Армении ходят легенды. Имена Месроп Маштоц и Саак Партев вписаны в скрижали. Многих отцов Церкви, первых авторов и переводчиков не только почитали как ученых мужей, но и причислили к лику святых. Знание языков у армян — в крови. А школа переводческого искусства в средневековой Армении следовала особым традициям, позволившим глубоко и широко обогатить армянский язык, а также способствовала возникновению армянской национальной литературы.

Древнеармянская переводная литература охватывает разнообразнейшие сферы культуры и науки — художественную литературу, философию, богословие, право, медицину. А некоторые переводы античной литературы, сделанные в V–XVIII веках, считаются образцовыми, так как наиболее близки к начальному источнику или сохранились только в виде перевода на грабар.

Развитие армянской литературы — как оно происходило? За счет заимствований из разных языков. Делались переводы не только с греческого, сирийского, латинского, арабского, грузинского, персидского, но и со старофранцузского, эфиопского, русского, английского, итальянского, польского и испанского. Из языков, с которых делались переводы, можно было составить Вавилонскую башню!

Месроп Маштоц, Саак Партев и их ученики. Гравюра XVIII века

Историки подчеркивают: армянские переводы уникальны, так как оригиналы многих сочинений утрачены, а тексты сохранились лишь благодаря армянскому переводу.

Первый период, связанный с развитием литературы, принято называть догрекофильским. Хронологически он охватывает первую половину V века — это, по мнению хронографов, промежуток между созданием армянского алфавита и 460 годом от РХ.

Около 405 года возникает армянская письменность и возникает переводческое движение. Литература играет одну из самых важных ролей не только в культурном плане, но и на арене политического театра. Взят курс на приумножение культурных ценностей армянского народа и обогащении армянского языка, что достигается за счет переводов ключевых текстов с разных языков — носителей античной, эллинистической и ранней христианской культуры.

Мовсес Хоренаци и Саак Багратуни, рукопись XIV века

Отцы переводческой школы — Маштоц и Саак — в тот период смогли перевести на армянский несколько десятков ключевых памятников античной литературы. Была основана школа перевода, у основателей армянской литературы появилось множество учеников, которые, в свою очередь, развернули плодотворнейшую литературную деятельность.

Первым памятником армянской переводной литературы, разумеется, стала Библия. Инициатором перевода был причисленный к лику святых 10-й армянский католикос Саак I [св. Исаак Партев, Исаак Великий. — Прим. ред]. Он же стал автором предназначенных для пения проповедей и праздничных духовных гимнов на евангельские сюжеты на армянском языке.

Обложка первого издания «Истории» Агатангелоса, 1709 год

Тексты переводились, в основном, летописного и религиозного характера. Это литургика — корпус текстов, связанных с церковными богослужениями; патристика — философско-теологическая литература, составленная Отцами Церкви в ранние послеапостольские времена; мартирология и агиография — календарные сведения о мучениках и жития святых. Вся эта литература была ориентирована на обеспечение авторитета Церкви и веры и создавала культурный контекст для развития армянской идентичности в христианском смысловом поле.

Уже к первой половине V века армянская рукописная литература пополнилась трудами Афанасия Александрийского, Василия Кесарийского, Григория Нисского, Иоанна Златоуста, Кирилла Александрийского, Евсевия Кесарийского и многих других Отцов Церкви и хронографов своего времени.

Корюн. «Житие Маштоца». Фрагмент рукописи

Справедливости ради, отметим, что иные памятники религиозного характера уже были переведены ранее — в устной традиции. Почему в устной? Потому что письменный язык только формировался. После принятия армянами христианства первые сто лет использовался в служении греческий и сирийский текст Библии и других церковных книг. По инициативе Месропа Маштоца в 404 году в Армению из северной Месопотамии были привезены так называемые «данииловы письмена» [древний алфавит, обнаруженный в конце IV века епископом Даниилом, считающийся оригинальным алфавитом древних армян в языческий период. — Прим. ред.]. Но выяснилось, что письмена эти — неполноценны и в силу недостаточной развитости не могут раскрыть армянский язык. Поиски продолжились, и уже в 406 году после очередной непродолжительной поездки в Месопотамию, происходит событие национального масштаба — Месроп Маштоц создает современный армянский алфавит, заложивший основу армянского средневекового литературного языка — грабара. Конечно же, потребность перевода на древнеармянский жемчужин мировой литературы стала вопросом первостепенной важности.

«О Вардане и войне армянской» (из рукописи XV века)

Переводческая деятельность позволила развиться и жанровому разнообразию. На переводах авторы учились облекать в манускрипты и армянские тексты, которые ранее поколениями передавались из уст в уста — теми же ашугами. Уже в V веке было записано более десяти оригинальных произведений древнеармянской литературы, выросших из богатейшей устной традиции армян. Конечно, многие образцы не сохранились, но экземпляры всё-таки дошли. Например, записанные гениальным автором «Истории Армении» 480 года святым Мовсесом Хоренаци. В частности, широко известно «О царе Арташесе» — произведение об армянском государственном муже эллинистического периода и первом царе Великой Армении, чей подвиг реформатора и собирателя земель изустно воспевался во II–I веках до н. э.

Упоминая имя святого Мовсеса Хоренаци, нельзя обойти стороной его труд «История Армении» — вершину армянской литературы ранних Средних веков. Мовсес Хоренаци был первым среди армянских авторов, создавшим полномасштабную историю Армении с национальным уклоном, описав события с древнейших времен до периода, который святитель, будучи современником, видел своими глазами и оценивал своим умом.

Святой Мовсес Хоренаци — «отец армянской историографии». Картина Овнатана Овнатаняна, XVIII век

Первое же оригинальное произведение на армянском создал Корюн — любимый ученик Месропа Маштоца, писатель и переводчик. «Житие Маштоца» написано в набирающем популярность жанре агиографии и посвящено Корюном учителю около 440 года. Труд хронологически считается памятником номер один в армянской литературе.

Ещё один знаменитый историк — Агатангелос [или Агафангел. — Прим. ред.] является создателем «Истории обращения армян их язычества в христианство». Его религиозно-политический труд-летопись доносит до современников эхо событий начала IV века, когда Армения официально признала христианство в качестве государственной религии. Агатангелос — почитался не только в армянской литературе. Его авторитетный и фундаментальный труд оказал огромное влияние на историческую и художественную литературу последующих веков в близлежащих странах.

Историк Агатангелос, Григорий Просветитель и царь Трдат III, рукопись XVI века

Один из самых талантливых учеников Саака Партева и Месропа Маштоца — Егише [Елисей в иудейском прочтении. — Прим. ред.] создал во второй половине V столетия летопись «О Вардане и войне армянской». Данный труд Егише посвятил антиперсидскому восстанию армян в 449–451 годах. Монах лично принимал участие в этом восстании в качестве личного секретаря Вардана Мамикояна. Участвовал Егише и в знаменитом Аварайрском сражении. После гибели Вардана Мамиконяна Егише стал отшельником. Удалившись от мира, он смог создать свой труд, заложивший основу для становления жанра исторической прозы и развития героического армянского художественного мышления.

Послание Евсевия Карпиану, рукопись 1193 года из собрания Художественного музея Уолтерса

В 470 годах создана «История Армении» Фавстоса Бузанда, имеющая эпическую ценность, с точки зрения исследователей. Здесь, впервые в армянской литературе, отмечается сатирическое изображение отрицательных персонажей. Однако академик и лингвист Манук Абегян полагает, что «нельзя безоговорочно пользоваться этим трудом как достоверным историческим источником», «потому что творческий момент в нём занимает значительное место». Творческим моментом академик, вероятно, называет вымысел, основанный на фантазиях автора. По его авторитетному мнению, ценность «Истории» Фавстоса Бузанда заключается в том, что она сообщает неизвестные по другим источникам сведения об иранизированной социальной структуре средневековой Армении, об армянской церкви, а также о практически утерянном устном народном творчестве, которое оказало сильное влияние на текст. Но научность текста академиком оспаривается. К тому же сама личность Фавстоса Бузанда вызывает споры. Кто он был — армянин, грек из Византии или же творил мистификатор под псевдонимом — эти сведения теряются во мраке веков.

Армянский манускрипт VVI веков. Иллюстрация из открытых источников

Классический период армянской историографии V века завершает «История Армении» Лазара Парпеци. Его произведение «Послание к Ваану Мамиконяну» — ярчайший образец армянского риторического искусства своего времени, способствовавший возникновению и развитию в Армении школы красноречия и редкого дара — мастерства проповедничества и миссионерского внедрения идей национально-религиозного характера.

Труды раннесредневековых армянских авторов крайне важны не только для изучения и фиксации истории Армении. Историография этих литературных памятников широко затрагивает события соседних государств. Не секрет, что чтение трудов армянских классиков позволяет историкам международного уровня глубоко изучать историю Рима, Византии, Персии, Грузии и других народов, пересекавшихся с Арменией на перекрестках истории.

Источник

Лента

Рекомендуем посмотреть