Никогда не отказывался ни от какого дела, главное, чтобы оно оказалось связанным с армянским искусством: Тарагрос Тер-Варданян - RadioVan.fm

Онлайн

Никогда не отказывался ни от какого дела, главное, чтобы оно оказалось связанным с армянским искусством: Тарагрос Тер-Варданян

2021-10-22 20:28 , Минутка истории, 451

Никогда не отказывался ни от какого дела, главное, чтобы оно оказалось связанным с армянским искусством: Тарагрос Тер-Варданян

Он был истинным деятелем искусств, многогранным, одаренным, с золотыми руками. Отличный знаток миниатюры, мастер и знаток красок, словно пришедший к нам из Средневековья, писец и художник. Фамилия у него была Тер-Вартанян, но все звали его Тарагрос.

Родился Тарагрос в 1878 году в Ереване. Отец его был учителем, преподавал религию в духовной школе и, наверное, поэтому детям своим дал имена святых: Тарагрос и Пропос. Тарагрос окончил семинарию в Ереване, позднее при поддержке благотворителя А. Африкяна (отец его уже скончался), который помогал сироте, учился в Москве и Петербурге.

В 1908 году Тарагрос окончил Художественное училище имени Строганова в Москве. По решению Императорского археологического общества Москвы его направили на Кавказ — в Грузию и Армению для изучения и обмера памятников старины. Результаты этих исследовании были опубликованы в сборнике «Материалы археологии Кавказа» (выпуск 13), а в 1912 году в журнале «Солнце России» об этом была напечатана статья «В кавказских гробницах».

«Из археологического и этнографического путешествия в Ереванскую губернию в Петербург возвратился наш сотрудник г-н Тарагрос. Целью его научной поездки стали исследования армянских и других древностей Кавказа. Он составил планы древних церквей и монастырей, произвел обмеры столбов и келий, сфотографировал их. Ему повезло, он нашел отлично сохранившуюся монету времен Тиграна Великого», - говорилось в статье.

В дальнейшем он отправился в Петербург продолжать учебу, и в 1915 году закончил отделение офорта Академии художеств у В. Мате. В те годы Тарагрос работает над копиями, он сделал около 400 работ в технике эстампа, в 1916 году удостоился звания профессора. Сохранился об этом документ за подписью Председателя Общества графа Уварова.

Тарагрос был ученым, преданным своей работе, с широким кругом научных интересов. В 1914 году ему предложили работу в археологической экспедиции Николая Марра, которая отправлялась в Ани. Тарагрос с радостью согласился на эту поездку. А. Вруйр в своем сведении «Ани» пишет:

«В 1914 году во время экспедиции в Ани появились два новых участника Н. Буниатян и Тарагрос. Проработали они в экспедиции два года». Тарагрос должен был во время экспедиции помогать архитектору Н. Буниатяну в деле обмера памятников. Вот как это описывает А. Вруйр: «Н. Буниатян и Тарагрос были антиподами по характеру: один молчаливый, погруженный в свои мысли, в свою работу, а второй, очень трудолюбивый, постоянно шутил, и делал это довольно метко. Архитектор же только мягкой улыбкой отвечал на остроумные шутки Тарагроса».

Позднее опыт, приобретенный в Ани, Тарагрос использовал во время раскопок Ширакавана. Руководителем экспедиции был Ашхарабек Лорис Мелик-Калантарян. Он участвовал также в раскопках Гегардадзора под руководством Тороса Тораманяна. В своей работе «Армянская архитектура» Торос Тораманян писал: «Восхищен обмерами и чертежами Тарагроса, где нет ни одного сантиметра разницы с реалиями…»

Работа с известными учеными и архитекторами стала для Тарагроса огромным опытом, она помогала его исследованиям - всему, что он так мастерски, ярко и умело использовал постоянно в своем творчестве. Он был очень умелым, даже ловким, деятельным и в молодости, и до конца жизни. Он никогда не отказывался ни от какого дела, главное, чтобы оно оказалось связанным с армянским искусством, в любой его области.

В 1917 году по приглашению художника Вардкеса Суренянца он едет в Ялту. Там уже была завершена построенная архитектором Тер-Микеловым усыпальница в церкви, созданная в армянском стиле. В. Суренянцу поручили роспись купола церкви. Тарагрос уже считался знатоком миниатюры и очень помог художнику в этом. Так, церковь оказалась украшенной древней армянской миниатюрой в яркой росписи.

Средневековая армянская миниатюра была стихией Тарагроса, делом его души. В 1921 году в Тбилиси была открыта выставка его работ по армянской миниатюре.

В 20-ые годы прошлого века Правительство Армении пригласило в Ереван Александра Таманяна, Мартироса Сарьяна, Акопа Коджояна и других деятелей культуры. И в 1921 году в Ереван вернулся Тарагрос, вернулся служить родному народу, передавать свои знания и опыт. Он работает заместителем директора, научным сотрудником Института истории и литературы Академии наук, преподает живопись и графику в Строительном и других училищах Еревана.

в это же самое время строится новый Ереван из розового туфа. Поднимаются стены и колонны Дома правительства. Тарагрос вместе с С. Степаняном создает эскизы ниш и фасадов, украшенные виноградными гроздьями и цветами, наконец, самого главного — герба на фасаде. Он работает с увлечением, с любовью, часами вместе с рабочими не уходит со строительной площадки. Свою каменную живопись Тарагрос оставил на многих зданиях Еревана. Но многое, к сожалению, утрачено, не сохранилось...

У него было много авторских работ, сделанных из твердого камня: чаши, маленькие фигурки, которые удостаивались высокой оценки в Армении и Москве.

Плодотворная работа Тарагроса тех лет — это неповторимые и оригинальные по замыслу «Осень в Ереване» (1926г.), «Весна в Ереване» (1927г.) — хранятся в Музее истории города Еревана. Другие нашли свое место в Картинной галерее Армении: «Фахлабазар» (1935г.), «Портрет на ковре» (1936г.) и истинный образец миниатюры: «Хачкары ЖБ»....

В 1924 году несколько работ Тарагроса вместе с картинами Мартироса Сарьяна, Фаноса Терлемезяна, Седрака Аракеляна были представлены на 14-ой Международной выставке в Венеции. В 1939 году праздновался тысячелетний юбилей армянского эпоса «Давид Сасунский». Тарагрос стал художником-оформителем многих книг. Снова погрузился в Средневековье, снова прикосновение к жемчужинам живописи. В 1941 году вышла в свет книга «Техника армянского искусства с древнейших времен до наших дней», которую оформил Тарагрос.

Среди его теоретических работ следует назвать: «Армянское прикладное искусство», «Графика в Армении с древнейших времен до XVII века». В статье искусствоведа Б. Зурабова, посвященной Тарагросу, названной «Счастливый в деле и незабываемый», написано:

«Интересы Тарагроса настолько многочисленны, что к нему обращались представители разных профессий. Так, по предложению руководителя музыкального кабинета имени Романоса Меликяна, композитора Арама Кочаряна Тарагрос изучил пластические памятники на могильных камнях — горельефы в виде древних музыкальных инструментов и восстанавливал их в графических рисунках».

Но и всем этим не ограничивались его интересы. После смерти ученого его работы хранились у родственников: рисунки, скульптуры, миниатюры, металлические отделки, орнаменты, копии картин, росписи. Интересны его работы, выполненные в Крыму: «Картина Крыма» (изображение Медведь-горы), «Мост около Ялты», «Женский костюм». Ему принадлежат и выполненные на рисовой бумаге китайские фигурки, их было 12, к сожалению, сохранились не все. Остались выполненные им миниатюры: «Сидящая женщина» (бронза), бытовая фигурка «Крестьянин точит топор». Очень интересная копия картины русского художника Клода «Ореховая роща», выполненная в 1902 году.

В воспоминаниях близких и друзей Тарагрос остался добрым, веселым и остроумным. Он любил шутить, часто повторять свои крылатые слова: «Будь в жизни человеком, а в искусстве Богом!» И сам был таким: и в жизни, и в искусстве!

Источник

Лента

Рекомендуем посмотреть