История любви, породившая шедевры: Геворг Башинджагян и его Ашхен – тернистый пусть к счастью - RadioVan.fm

Онлайн

История любви, породившая шедевры: Геворг Башинджагян и его Ашхен – тернистый пусть к счастью

2021-10-28 21:24 , История любви, породившая шедевры, 524

История любви, породившая шедевры: Геворг Башинджагян и его Ашхен – тернистый пусть к счастью

Картины армянского живописца Геворга Башинджагяна, расцвет творчества которого пришёлся на рубеж XIX–XX веков, представляют собой панораму пейзажей родного края. «Замечательный поэт Кавказа, певец Арарата, Казбека, Севана. Он чувствовал величие гор, ущелий, долин, создав ряд вдохновенных полотен», — писал о Башинджагяне Мартирос Сарьян.

Ведь с именем Геворка Башинджагяна связано становление и развитие пейзажной живописи в армянском искусстве. Впитывая импульсы, идущие от многих новых явлений жизни, Башинджагян создавал огромную, богатую панораму пейзажей родного края. Так художник участвовал в формировании не только культурного лица армянского народа, но и в какой-то мере духовной атмосферы эпохи. «Наше поколение восторгалось его произведениями, и мы не пропускали выставок его картин», — позже напишет поэт Аветик Исаакян. В те годы живопись все чаще становилась явлением, вызывавшим широкий и достаточно острый резонанс. Деятельность Башинджагяна — одного из первых профессиональных живописцев на Кавказе на рубеже веков — способствовала повышению гражданского авторитета человека искусства, пониманию общественного предназначения его труда.

Геворг Башинджагян. Арарат, 1912г

Ованнес Туманян посвятил Геворку Башинджагяну стихи:

Поистине, душою исполин

Ты, охвативший мощь родных вершин,

Задумчиво застывших под луной,

И блеск реки, вскипающей волной,

И звездное сияние небес,

И сонный сумрак, скрывший все окрест,

Гляжу — немым покоем ночь полна...

В моей душе такая ж тишина.

История любви художника

(Фрагмент очерка Ашота Арзуманяна «Кистью и пером» из сборника «Арагац»)

Башинджагяну не было тридцати лет, когда судьба свела его с юной Ашхен, старшей дочерью учителя рисования Ивана Бабаевича Катаняна. Случайно встретив её в ателье своего брата-фотографа, куда она пришла сниматься, Геворг с первого же знакомства увлёкся на редкость привлекательной Ашхен. Она ответила столь же сильным чувством, и они, горячо полюбив друг друга, решили пожениться. Но их подстерегали большие препятствия. Главным из них оказалась… профессия художника и связанная с ней материальная необеспеченность Геворга. Больше всех противодействовал их браку сам Иван Бабаевич.

Испытав на себе всю тяжесть материальных лишений семьи, живущей на скудный заработок учителя рисования, он думал избавить свою дочь от такой же участи и хотел видеть её в браке с врачом, инженером, адвокатом — одним словом, женой человека с достатком. А Геворг всего-навсего художник, то есть, как сам Иван Бабаевич, человек с неопределенными средствами, со случайными скромными заработками.

Геворг Башинджагян. «На берегу реки ночью», 1907. Национальная галерея Армении

Выросшей в нравах патриархальной семьи того времени, в правилах послушания родительской воле, Ашхен было нелегко бороться за своё счастье. Но сила любви помогла ей, и, как ни противился отец, он вынужден был уступить её настояниям. К тому же она нашла себе поддержку в лице матери, добрейшей Наталии Артемьевны, которая встала на защиту дочери, всячески «уламывая» своего строптивого мужа. На помощь пришли и друзья жениха. Под общим натиском Иван Бабаевич отступил, и давно желанный брак состоялся.

Спустя много лет после описываемых событий писатель и драматург Александр Ширванзаде рассказывал о том, какую роль довелось и ему сыграть в устройстве этого брака.

— Вы знаете, что своим появлением на свет божий вы обязаны мне? — говорил он, обращаясь с улыбкой к сыну Башинджагяна, уже взрослому человеку. — Если нет, то послушайте. Мы с Геворгом были очень близки, посвящали друг друга в свои личные дела. Однажды он признался мне, что безумно полюбил молодую девушку, жить без которой не может, но отец избранницы его сердца не даёт своего согласия на их брак и они не знают, что делать. Выяснилось, что речь идёт об Ашхен Катанян, которая действительно была премилым существом, и «драться» за неё стоило.

Я был хорошо знаком с их семьёй, родители Ашхен меня почему-то жаловали, и я отправился к ним уговаривать отца. Я столько всего наговорил им о Геворге, о его таланте, трудолюбии, замечательном характере, скромности и прочем, что старик начал сдаваться, и в конце концов, мечта молодых сбылась — они поженились… Видите, я прав, говоря, что, не будь меня, вас тоже не было бы…

Как бы там ни было, препятствия были устранены, и молодые обрели своё счастье в браке, доставшемся им с таким трудом.

Геворг Башинджагян. «Анийский кафедральный собор», 1900г. Национальная галерея Армении

К числу драматических эпизодов романтического характера, предшествовавших браку Геворга, надо присоединить ещё один. Уезжая в 1884 году за границу и, следовательно, расставаясь на долгий срок со своей наречённой, Геворг сговорился со своим другом и земляком Сандро Степаняном, что тот будет бдительно следить за ходом событий в семье Катаняна и в случае надобности немедленно известит о возникшем осложнении. Сказано — сделано! Через некоторое время Ашхен сообщает Сандро, что родители, особенно отец, требуют её согласия на брак с каким-то состоятельным человеком, который, однако, ей вовсе не по душе, но что ей очень трудно в отсутствие Геворга бороться одной.

Верный своему обещанию, Сандро немедленно извещает друга о грозящей опасности, и Геворг, отложив все дела, из заграничного далека мчится в Тифлис, на помощь любимой Ашхен.

Геворг Башинджагян. «После дождя. Радуга». Национальная галерея Армении

Так, преодолев все преграды, «завоевал» Геворг верную спутницу своей жизни, с которой после того никогда не расставался. Пережил он её всего на четыре года.

Лента

Рекомендуем посмотреть