Почему Евангелие – Красное? Ким Бакши – об истории одной из самых загадочных армянских рукописей (часть 1) - RadioVan.fm

Онлайн

Почему Евангелие – Красное? Ким Бакши – об истории одной из самых загадочных армянских рукописей (часть 1)

2021-11-04 21:13 , Минутка истории, 415

Почему Евангелие – Красное? Ким Бакши – об истории одной из самых загадочных армянских рукописей (часть 1)

Красное Евангелие – один из самых известных и вместе с тем таинственных армянских манускриптов: доступной информации о нем крайне мало. Рукопись кочевала из монастыря в монастырь, долгое время хранилась в Арцахе и свое последнее пристанище нашла за океаном – в Чикаго. Кем и когда была создана эта ценнейшая книга? Почему Евангелие – Красное? На эти вопросы постарался ответить величайший арменовед Ким Бакши, который своими глазами увидел арцахскую церковь Кармир Аветаран, а также посетил США, чтобы приблизиться к разгадке тайны Евангелия. Все свои открытия исследователь описал в книге «Духовные сокровища Арцаха», отрывок из которой приводим ниже.

Впервые о Красном Евангелии Ким Бакши услышал в Матенадаране от главного хранителя Геворка Тер-Варданяна (далее в тексте автор называет его Юрой):

«Он присел за свой стол, указал мне место за близко стоящим столиком и начал говорить с таким видом, как будто все, что я видел до сих пор, это, конечно, очень интересно, но у него для меня есть нечто выдающееся. Именно с таким выражением он спросил: “А о Красном Евангелии Гандзасара ты слыхал?” Я не слыхал. Тогда Юра начал излагать мне историю потрясающей книги.

– Вот если мы с тобой когда-нибудь вместе отправимся в Соединенные Штаты, в Чикаго… В 1988 году это звучало как: “Если мы с тобой полетим на Марс…”»

Та беседа ничем не закончилась, и о Евангелии Ким Бакши забыл на 15 лет, пока не начал готовиться к новому путешествию в Арцах:

«Готовясь к очередной поездке, разрабатывая маршруты, натолкнулся на необычное название церкви в центре Арцаха – Кармир Аветаран. Оно переводится на русский как Красное Евангелие. Тут-то я и вспомнил рассказ Юры, вновь спросил его о манускрипте в Чикаго. Нет ли в нём каких-то указаний, что он находился в этой церкви, ведь недаром же церковь так называется?».

Красное Евангелие

Геворк Тер-Варданян вручил Киму Бакши копию своей статьи, опубликованной в газете «Советский Карабах» в 1990 году.

«Судьба всего одного манускрипта, его история и приключения на земле Арцаха в то время были не просто любопытными страницами истории, но ещё одним живым и достоверным подтверждением древности пребывания не азербайджанцев, а именно армян в Карабахе, несомненной принадлежности этой земли именно армянскому народу. Это был прозрачно завуалированный (ведь, подчеркиваю, газета была под цезурой) призыв: “Армяне! Это всё ваше, родное. Воюйте, защищайте Родину!”

А я по этой статье впервые познакомился с Красным Евангелием: всё для меня было важно – когда и в каком месте была создана рукопись. Ответ был огорчительный – место и год создания Красного Евангелия неизвестны, главный ишатакаран, т.е. памятная запись, утрачен. Но по косвенным признакам предполагалось, что это конец XII – первые 10-летия XIII веков. Среди возможных мест, где мог быть переписан и украшен текст, указывалась столица багратидского царства Ани или окружающие ее монастыри Оромос, Хцконк. Может быть, и влиятельный монастырь Ахпат, многими нитями связанный опять же с Ани.

Но меня, в первую очередь, интересовал Арцах. Однако, слава Богу, одна из памятных записей на страницах рукописи указывала на две важных вещи: в 1232 году рукопись была приобретена и привезена в Арцах, а приобрели ее два брата-священника из монастыря Гандзасар, духовной столицы Карабаха. Кстати сказать, главный собор – украшение монастыря, подлинная жемчужина архитектуры – еще только строился, он будет завершен в 1238 году. Где, в каких ещё местах, побывал манускрипт за время своей жизни на арцахской земле?

Красное Евангелие. Слева: Благовещение. Справа: Рождество

В одной из памятных записей сообщается, что, по неизвестным нам причинам, Красное Евангелие покинуло Гандзасар и переместилось в расположенную на высоком плато близ берега реки Трту (Тартар) крепость Шикакар или в рядом лежащее село Караглух. Точно где оно было, сейчас установить трудно. В одной из памятных записей упоминается церковь Сурб Аствацацин, Пресвятой Богородицы, которая до сих пор сохранилась, хотя и в позднем перестроенном виде в селе Караглух. Но церковь с тем же посвящением могла быть и в самой крепости Шикакар, в цитадели, где ещё видны следы многих строений.

Крепость Шикакар долгие века была прочным звеном в кольце крепостей, которые окружали и защищали княжество Хачен, сей островок армянской независимости. Эти надежные крепости хранили от разорения и сам монастырь Гандзасар. Со своих наблюдательных башен они могли перекликаться друг с другом, перемигиваться, обмениваться знаками, заблаговременно – огнем и дымом – сообщая всей цепи укреплений о приближении врага.

Среди немногих памятных записей, как сообщал Юра, что еще можно прочесть в Красном Евангелии, мы находим имена двух князей, братьев – Марзпана и Мамикона, по-видимому, из младшей ветви рода владетелей Хачена. И хотя в самой памятной записи, посвященной им, не сохранилась датировка, о времени жизни братьев можно судить по надписи на церкви Анапатского монастыря в Кошик, неподалёку от ныне существующего древнего, известного с IХ века армянского села Колатак. Я был в этом монастыре, видел в главной церкви длинную надпись на торце алтарного возвышения, где сообщалось, что братья-князья построили эту церковь в 1265 году. <…>

Красное Евангелие. Слева: Крещение. Справа: Преображение

Чтение памятных записей на страницах Красного Евангелия – дело чрезвычайной трудности, в чем мне еще предстояло самому убедиться: неразборчивость почерков, утраты строк и целых абзацев, а иногда и всей записи, которая когда-то читалась и была опубликована, а ныне практически исчезла. Но все это позволяет сделать вывод, что манускрипт был на арцахской земле где-то до ХV века. При этом он, что называется, не сидел на одном месте – перемещался из монастыря в монастырь, менял хозяев, попадал в чужие руки, бывал выкуплен. И эта его “непоседливость”, непостоянство – ещё один показатель неустойчивого, опасного времени: вслед за монголами, пришел завоеватель Тамерлан, Ленк Тимур, Железный Хромец, а его сменили туркменские племена. О страданиях армян в рукописи прямо ничего не говорится, мы видим их через судьбу самого манускрипта – в ней путь и судьба народа. Я смутно надеялся обрести какое-нибудь историческое свидетельство, связанное с пребыванием манускрипта в церкви с чрезвычайно редким названием (и явно не случайным!) – Кармир Аветаран, Красное Евангелие».

И тогда Ким Бакши поспешил лично увидеть эту церковь, что оказалось не так просто: никто из местных жителей не знал о местонахождении местности Татунц-тап, где сохранились следы святилища. К счастью, нашлась женщина, бывавшая в Кармир Аветаран. Она и повела героев вверх по крутой улице:

«Поскольку село не кончалось, и окрест не видно было какой-то особой отделённой от него местности Татунц-тап, а вокруг ничего не говорило о хоть каком-то присутствии храма – справа и слева шли обычные дома, усадьбы, каменные заборы – я не поверил этой женщине. Но вот она отомкнула какую-то дверь, будто бы в сарай и зашла туда как за прилавок; там стала за столом, украшенным дешевыми бумажными иконками, закапанным догоревшими свечками, и ждущей покупателей связкой новых свечей, похожих на тонкие не очиненные карандаши.

Я заглянул внутрь – пространство, открывшееся в глубине за столом, поразило меня. Грубой кладки стены уходили вверх. Было непонятно, откуда взялась такая высота в похожем снаружи на сарай помещении. Действительно когда-то это была церковь! Но что это? Где-то в высоте виднелись мощные балки, вставленные в пазы: когда-то они поддерживали пол второго этажа, и еще там видна была дверь, ведущая неизвестно куда. Была ли это попытка использовать церковь под жилье или что-то оригинальное было в строении самой церкви? Ответа на этот вопрос получить было не у кого. <…>

Красное Евангелие

…Потом женщина повела нас по слякотной и стоптанной тропинке вдоль церковной стены. Мы завернули за угол и увидели крупную кладку стены, очень знакомую, характерную для многочисленных арцахских базилик: полосы грубо обломанных камней на известковом растворе. Там и сям, чтобы сохранить строй ряда, в цемент вморожены мелкие камни. Нарушен ритм. Это как прерывистое дыхание.

Заглядываю в узкое окошко, низкое, вросшее в землю. Да, несомненно, это был храм! Сквозь тьму, в скудном рассеянном свете, льющемся из открытой внизу двери виден высокий взлет стен. Строители этого храма из-за неровности рельефа углубились в тело скалы – вот почему так низко стоит окошко. Думаю, что при последующих перестройках люди захотели использовать высоту зала и устроили второй этаж. Но это было уже тогда, когда церковь перестала существовать как святилище духа. Ныне храм включен в надворные постройки, но дородная его хозяйка добровольно взяла на себя обязанность помогать верующим, приходящим в Сурб, поклониться святому месту. <…>

Судя по памятным надписям в Красном Евангелии, которые удалось расшифровать ученым, оно долго и, скорее всего, в XV веке могло храниться здесь, в этой одноименной церкви рядом с селом Керт. Думаю о манускрипте Кармир Аветаране, нашедшем свое пристанище где-то далеко за океаном в библиотеке Чикагского университета. Вспоминаю статью Юры Варданяна о “Красном Евангелии Гандзасара” и не совсем понимаю, почему оно именно “Гандзасара”. Ведь оно не было создано в этом монастыре, и большую часть времени находилось вне его стен. Как раз может быть, оно долго хранилось в этой, ныне разрушенной церкви, оставив ей свое имя. Этого нельзя доказать, но нельзя и опровергнуть: в пути манускрипта через века зияют лакуны, пробелы: неизвестно, где оно находилось многие годы. А то, что эта церковь, потеряв свой прежний вид, сохранила свое имя и что здесь до сих пор молятся – это ведь о чем-то говорит?! Неслучайно это».

Тогда Ким Бакши решил отправиться в США, чтобы своими глазами увидеть легендарную книгу, которая сейчас хранится в библиотеке Университета Чикаго, наряду с другими ценнейшими армянскими рукописями. Исследователю не терпелось составить собственное впечатление о Красном Евангелии.

«Но вот я уже сижу в зальчике для чтения, и милая темноглазая Юлия Гарднер – не принесла на руках, нет! – везет на тележке, как именинный торт, толстый, габаритный манускрипт, устанавливает его передо мной на пюпитр, даёт длинные мешочки с песком, чтобы фиксировать нужные страницы и не погнуть их, не повредить рукопись…

Продолжение следует…

Источник

Лента

Рекомендуем посмотреть