Почему Евангелие – Красное? Ким Бакши – об истории одной из самых загадочных армянских рукописей (часть 2) - RadioVan.fm

Онлайн

Почему Евангелие – Красное? Ким Бакши – об истории одной из самых загадочных армянских рукописей (часть 2)

2021-11-05 19:29 , Минутка истории, 286

Почему Евангелие – Красное? Ким Бакши – об истории одной из самых загадочных армянских рукописей (часть 2)

Продолжение

Передо мной – Красное Евангелие… Наконец-то! Тёмно-коричневой кожи переплёт с выдавленными на нем геометрическими узорами – следы пропавших серебряных украшений, впрочем, кое-где видны серебряные гвоздики. С трудом поворачиваю том на пюпитре, на задней крышке переплета те же следы украшений, разве что декоративных гвоздиков сохранилось больше. <…>

Сразу же обращаю внимание на листочек машинописного английского текста, сопровождающий манускрипт. В нем, к моему удивлению, указано место, где была создана рукопись – район Дерджана, Эрзерума. Хотя в самой рукописи, как свидетельствует Каталог, отсутствует главный колофон – памятная запись. И соответственно нет указания, где создана рукопись. Среди этих “нет” еще очень важные: нет – кто писец, художник, нет – когда было переписано Красное Евангелие. И все эти “нет” – только первые из многих загадок этой знаменитой рукописной книги.

В Каталоге в первых строках вижу о нём: “MS (то есть манускрипт) №949. Четвероевангелие, раньше 1237 от рождества Христова”. Эта дата – 1237 год – на самом деле не дата создания, а лишь самая ранняя дата, которую нашли среди памятных записей в самой книге. А слово “раньше” вообще очень расплывчатое понятие, раньше насколько? На десять лет, на сто, еще раньше? По этому поводу в сопроводительной бумажке есть важное указание: профессор Маклер, авторитетный исследователь древней армянской книжности, датирует период создания Красного Евангелия второй половиной XI века. Это серьезное указание, надо будет его иметь в виду. <…>

Мои первые шаги в Красное Евангелие начались с удивления: книга начинается с миниатюр на целую страницу. Они идут разворотами, парами: “Благовещение” – “Рождество”; “Крещение” – “Преображение”; “Вход в Иерусалим” без парной миниатюры; и снова пара: “Распятие” – “Вознесение”. Впрочем, какое тут может быть удивление: многие рукописи, причем именно ХI века, начинаются ровно так.

Красное Евангелие. Евангелист Иоанн

Между разворотами – как бы в виде их изнанки – идут чистые листы. Они важны, на них помещались памятные записи, ныне полностью или частично не читаемые. Я заметил – не только по сравнению с католикосом и замечательным ученым Гарегином Овсепяном, который держал манускрипт в руках в 1940 году, но если учесть и то, что видел и прочел Аветис Санджян – многое из частично не читаемого при нём перешло ныне в разряд полностью неразборчивого текста. Таких примеров несколько на чистых “изнанаках”. Но вот, к счастью, вижу надпись: сама она желтоватая и на фоне желтеющего пергамена уже почти незаметная, но крайне важная. Во-первых, там есть дата – 1281 год, во-вторых, названо место – деревня Караглух и где-то там крепость Шикакар, где наше Евангелие хранилось в церкви Сурб Аствацацин. Есть имена двух князей, братьев Марзпана и Мамикона – его владельцев.

Помните, этот факт упоминался Юрой Тер-Варданяном в его известной статье в газете “Советский Карабах”. И моё воображение увлекла картина – как при подходе монголов прятали князья Красное Евангелие и другие ценности в недоступной пещере. – А нет ли опасности от воды? – задает тревожный вопрос князь. – Не зальет ли книгу в пещере, не повредит ли краски? Этот вопрос, придуманный автором, уже не теоретически, а вполне реально возник при просмотре манускрипта в Чикаго. Дело в том, что миниатюры размером на целую страницу, с которых начинается рукопись, попорчены. Такое впечатление, что они намокли и не были просушены, а их краска смазалась, они слиплись при соприкосновении листов.

Объяснение этому ждало меня в самом конце манускрипта, где стало ясно, что манускрипт намок, и конец рукописи был безвозвратно поврежден. Такое впечатление, что рукопись долгое время была снизу погружена в воду, и влага постепенно поднималась и, наконец, подобралась к начальным миниатюрам. Тут разъяснилось и наблюдение, которое я сделал во время просмотра миниатюр. Дело в том, что “Вход в Иерусалим” выглядел лучше других. И тут стало понятно почему: ему не было пары, это не был разворот. И намокшая миниатюра касалась не другой миниатюры, а чистого листа, частично отпечаталась на нём, но не было смазки и обмена красками…

Красное Евангелие. Слева: Евангелист Матфей. Справа: Вход в Иерусалим

Продолжение следует…

Источник

Лента

Рекомендуем посмотреть