Страстный коллекционер прекрасного Галуст Гюльбенкян восхищался его творчеством: Рене Лалик – гений ювелирного мира (часть 1) - RadioVan.fm

Онлайн

Страстный коллекционер прекрасного Галуст Гюльбенкян восхищался его творчеством: Рене Лалик – гений ювелирного мира (часть 1)

2021-12-10 19:09 , Немного О..., 686

Страстный коллекционер прекрасного Галуст Гюльбенкян восхищался его творчеством: Рене Лалик – гений ювелирного мира (часть 1)

Благородный блеск хрусталя, сияние ювелирных украшений, тонкий аромат французских духов, прелесть стилей модерн и ар деко — таковы ассоциации со словом «Lalique». Эта знаменитая торговая марка, символизирующая роскошь и изысканность, получила имя своего создателя — Рене Жюля Лалика, замечательного художника и дизайнера. Он ввел в ювелирное дело новые материалы и сюжеты, произвел революцию в стеклоделии и запатентовал 16 собственных технологий. Лалик проявил себя и как выдающийся маркетолог, обратившись к массовому производству художественного стекла, создав новые направления на рынке и меняясь вместе с миром, которому дарил красоту.

Рене Жюль Лалик. Фото 1903 года

Сын портнихи и торговца вином, Рене Лалик родился и вырос в Шампани, в краю старинных замков и виноградников. Когда мальчику исполнилось два года, семья переехала в Париж, однако регулярно приезжала в родной городок Ай на летний отдых. В 1872 году юный Рене поступил в колледж Тюрго. Четыре года спустя, после смерти отца, Рене стал учеником ведущего парижского ювелира Луи Аукока, представителя семейной династии, чьей компании Aucoc покровительствовали французские монархи, а позже Наполеон III и его жена императрица Евгения. Компания Аукока специализировалась на изделиях из серебра, а также стекла, выпуская элегантные несессеры — изысканные комплекты всего самого необходимого для длительного путешествия. Это дало молодому Лалику прекрасную возможность «с нуля» изучить производство ювелирных изделий, стекла, а также дизайн.

Работая в Aucoc, Лалик параллельно посещал парижскую Школу декоративных искусств. В 1878 году он на два года уехал в Лондон, где оттачивал свои навыки графического дизайна в Художественной школе Кристал Пэлас. Здесь студентов обучали таким предметам, как акварель, черчение, рисунок, лепка и живопись маслом. В Кристал Пэлас любовь молодого художника к природным мотивам вышла на новый уровень и стала одним из ярких творческих увлечений, которые прославят его в будущем.

Рене Лалик. Эскизы к ювелирным украшениям. 1894−1896 гг

В 1880 году двадцатилетний Рене Лалик вернулся в Париж, полный новых замыслов и идей. Работая в мастерской у родственников, он создавал дизайны для ювелирных украшений, параллельно брал уроки пластики у скульптора Жюстина Лекьена. Прошло немного времени, и Лалик стал работать внештатным дизайнером во многих французских ювелирных компаниях, среди которых были Cartier и Boucheron, а также обзавелся частной клиентурой. 1884 год принес Рене Лалику первое признание: его рисунки и эскизы были представлены на выставке прикладного искусства в Лувре. Рассказывают, что знаменитый парижский ювелир Альфонс Фуке, увидев работы Лалика, отметил: «В то время я не знал ни одного ювелирного дизайнера, и, наконец у нас он есть!»

Подвеска «Два павлина», 1897-98гг

Брошь. Бриллианты, стекло и эмаль, 1899-1901гг

Брошь. Хризопраз и жемчуг, 1898-99гг

Один из заказчиков Лалика предложил молодому ювелиру партнерство. Компания Lalique&Varenne просуществовала недолго — Лалик получил более выгодное предложение от ювелира Жюля Дестапа, который оценил мастерство и коммерческую хватку Рене. Вскоре Лалик возглавил мастерскую Дестапа и получил право на собственное клеймо. Перед ним открываются огромные возможности для экспериментов с новыми материалами и дизайном, которые впоследствии сделали его одним из самым знаменитых ювелиров эпохи ар-нуво.

Рене Лалик. Брошь «Орхидея». Золото, серебро, опал, эмаль. 1898−1902гг. Музей Лалика, Lalique Museum Hakone, Япония

В 1885 году Лалик женился на Марии-Луи Ламберт, в браке родилась дочь Жоржетта, однако семейное счастье продлилось недолго, и супруги расстались. Лалик полностью погрузился в работу. Он вводил в свои украшения новые материалы: используя слоновую кость и рог, эмаль и поделочные камни, Лалик ознаменовал переход ювелирного изделия от изысканной оправы драгоценного камня к многоплановому произведению искусства. Все материалы, которые он использовал, подчинялись дизайну изделия, оправдывая не столько его стоимость, сколько художественную ценность.

На брошах, подвесах, тиарах возникали пейзажи и портреты, экзотические птицы, букеты цветов и нагие женские фигурки. Рядом с бриллиантами стояли камеи из слоновой кости, на гребнях из рога сверкало цветное стекло и жемчуга, инкрустации из полудрагоценных камней обрамлялись золотом и изумрудами. Это была революция, это было попрание всех принципов ювелирного дела. И это было высокое искусство, которое вскоре оценили во всем мире.

Рене Лалик. Гребень. Ок. 1902. Музей Орсе

Парижский салон дю Шан-де-Марс в 1889 году принес Лалику еще большую известность: о нем заговорили, его ругали, его превозносили, но вся эта шумиха сыграла ему на руку. Немало женщин желало получить украшение «от Лалика», но одной из главных его заказчиц, способствовавших оглушительному успеху ювелира, стала Сара Бернар. Актриса была в зените славы, ее афишами пестрел весь Париж, о ней говорили, ей подражали. Бернар была желанной гостьей в лучших парижских салонах и одной из законодательниц мод. Массивные украшения Лалика плохо смотрелись на закрытых платьях, и модельеры пошли у него на поводу: модели стали более изящными, ткани — струящимися, а женщины — более оголенными.

Диадема «Принцесса Грёза» для Сары Бернар. Дизайнер Альфонс Муха. Ювелир Рене Лалик. Музей Театра Опера, Париж

«Божественной Саре» пришлись по душе изысканные украшения Лалика, их декоративность и плавные линии, восточная стилизация, напоминающая о Японии, Египте и Китае. Броши и широкие ожерелья-ошейники, диадемы и кольца, тяжелые браслеты и крупные серьги «от Лалика» сверкали и переливались в свете рампы, делая Сару Бернар неотразимой, а Рене Лалика — всемирно знаменитым. Позже украшения для актрисы создавали художник Альфонс Муха и ювелир Жорж Фуке.

Эскиз украшений Рене Лалика для сценических образов Сары Бернар

Сара Бернар в образе Клеопатры. Украшения созданы Рене Лаликом, 1890г

Лалик все еще был женат, когда встретил Августину-Алису Ледрю. Она была дочерью скульптора Огюста Ледрю, который был известен своими бронзовыми фигурками и вазами в стиле ар-нуво. Как и Лалик, Ледрю обожал обнаженную женскую натуру, и многие его произведения в чем-то перекликались с работами будущего зятя.

Рене Лалик и его вторая жена, Августина-Алиса Ледрю

Так или иначе, Рене и Алиса полюбили друг друга. В 1892 году Алиса родила Лалику дочь Сюзанну, и лишь год спустя художник окончательно оформил развод с первой женой — Марией Ламберт. В 1900 году у пары родился сын Марк, два года спустя они официально оформили отношения.

Рене Лалик. Рельефный портрет Алисы Ледрю. Музей стекла, Корнинг, США

Алиса получила достаточно хорошее художественное образование, прекрасно разбиралась в искусстве и его современных течениях. Рассказывали, что она работала над некоторыми эскизами для украшений, создаваемых в мастерских ее мужа. Лалик всегда мог рассчитывать на ее совет и всевозможную поддержку в начинаниях. К сожалению, этот союз продлился недолго — Алиса скончалась в 1909 году.

Рене Лалик. «Молодая женщина с сосновыми ветвями». 1900. Женский профиль - Алиса Ледрю

Что ж, снова работа. На волне коммерческого успеха в 1890 году Рене Лалик открыл новый магазин улице Терезы, близ парижской Оперы. Укрепившееся благосостояние позволило ювелиру расширить творческие возможности и начать первые эксперименты со стеклом, которое его привлекало еще со времен работы у Луи Аукока.

Ожерелье, созданное Рене Лаликом для второй жены, Алисы Ледрю. Опалы и аметисты. Ок. 1897–99. Музей Метрополитен, Нью-Йорк

Цвет, форма, оттенки, способы обработки и дизайнерские возможности — все эти аспекты стекла стали объектами пристального внимания Рене Лалика. Первые шаги в новом направлении он делал в своем загородном доме в деревне Клерфонтен, недалеко от Парижа. Его экспериментальные работы принесли ему признание, но о доходах речь пока не шла.

Стенд Рене Лалика на Всемирной выставке в Париже, 1900. Париж, музей декоративных искусств

Коллекция ювелирных изделий в стиле ар-нуво, показанная Лаликом, принесла ему грандиозный успех, который он еще более укрепил на Брюссельской Всемирной выставке 1897 года. За экспозицию, представленную на Всемирной Парижской выставке в 1900 году, Рене Лалик получил Гран-при и был награжден Орденом Почетного Легиона. Это — всемирный триумф, это новые заказчики. Монархи и аристократия оценили гениальность ювелирного мастерства Лалика, его символизм, его новаторство, смелость дизайнерской мысли и виртуозное ее воплощение.

Три «F»: «femme», «flore» и «faune» — женские образы, флора и фауна — стали основными мотивами, которые прославили имя ювелира.

Его умение выразить в изысканных украшениях дух fin de siècle — «конца века», «прекрасной эпохи», пронизанной индивидуализмом и отказом от общепринятых норм, как нельзя более соответствовало запросам богатой публики.

Рене Лалик. Брошь «Зимний пейзаж», 1899−1900 гг. Золото, укрывистая эмаль, стекло, жемчуг

Примерно в это время у Лалика появился богатый поклонник, финансист и нефтяной магнат Галуст Гюльбенкян. Страстный коллекционер прекрасного, Гюльбенкян влюбился в творчество Лалика, считая его работы шедеврами ювелирного искусства; «меня может удовлетворить только лучшее» — говорил он. За время их дружбы магнат приобрел более 150 украшений и дизайнерских вещиц, мог купить сразу всю новую коллекцию. Сегодня его обширное собрание произведений Рене Лалика в числе других 6000 экспонатов можно увидеть в музее Галуста Гюльбенкяна в Лиссабоне.

Корсажная брошь «Женщина-стрекоза». Ок. 1903г

Тиара «Петух»

Подвеска «Орхидея»

Продолжение следует…

По материалам artсhive.

Лента

Рекомендуем посмотреть