История любви, породившая шедевры: в романе Валентина Серова и Ольги Трубниковой не было шекспировских страстей, но… (часть 2) - RadioVan.fm

Онлайн

История любви, породившая шедевры: в романе Валентина Серова и Ольги Трубниковой не было шекспировских страстей, но… (часть 2)

2022-02-03 21:21 , История любви, породившая шедевры, 1333

История любви, породившая шедевры: в романе Валентина Серова и Ольги Трубниковой не было шекспировских страстей, но… (часть 2)

Продолжение

Старый знакомый Серова — художник Николай Кузнецов пригласил его поохотиться в своих обширных угодьях под Одессой. Кузнецов был богат, жил на широкую ногу, любил принимать гостей. Однако Валентина Александровича привлекли не богатые фамильные погреба, а пара кузнецовских волов. Животные очаровали Серова и тот, позабыв обо всем, бросился за мольбертом. Он рисовал волов около месяца — хозяин лишь пожимал плечами и разводил у загона костры, чтобы чудной гость не околел (был конец октября).

Валентин Серов. Волы, 1885г

Когда Серов показал картину Трубниковой, та, как и Кузнецов, пожала плечами: «И ради этого ты мерз столько дней?».

Первые портреты Ольги Трубниковой, написанные Серовым, темны по колориту и настроению, искусствоведы отмечают, что героиню на них «словно гнетут мысли, неведомые художнику». Возможно, ее задумчивость объясняется неопределенностью положения, неясностью будущего.

Валентин Серов. У окна. Портрет О.Ф. Трубниковой, 1886г

Из Одессы Серов уехал в Петербург, затем в Москву, после — в компании друзей — в Италию. Трубникова терпеливо ждала.

«Я вообще во всем сильно колеблющийся, но теперь крепну помаленьку и думаю, что понемногу и наши отношения установятся» — писал Валентин Александрович в очередном письме.

Великий утюг

В январе 1889-го Серов решился. Свадьба была скромной. Сын Саввы Мамонтова — Сергей (его художник попросил быть шафером) вспоминал ее так: «Приезжаю. Думаю, что действительно парадная свадьба, вхожу в собор: никаких приготовлений, ничего. Священник приходит. „Здесь будут венчаться?“ — спрашиваю. — „Да, здесь заказана свадьба“. Вскоре приезжает невеста, невеста в карете приехала с родными, но жениха нет. Начинают волноваться — где же жених? Помню, стою на паперти, смотрю: нет, нет Серова. Наконец, приезжает в пальто, в шапочке, на извозчике один Серов; заплатил извозчику четвертак, вошел в церковь. „Ну, что же, давайте венчаться!“. После мы с Серовым поехали в меблированные комнаты, где он жил, и там пили чай — это и был свадебный пир».

Валентин Серов. Портрет О. Ф. Трубниковой, 1885г

«Так сказать, образ жизни моей с женитьбой мало изменился. Пишу портрет» — писал новобрачный своему другу Илье Остроухову через три дня после свадьбы.

Молчаливый, скупой на эмоции Серов не был романтиком. Он не терпел эффектных поз, не любил красивых жестов. Его лучший друг — Константин Коровин — питал большую слабость к разнообразным украшениям. Он сам рисовал эскизы для перстней, камей и прочих побрякушек. И нередко дарил дорогие броши жене друга, раз уж сам Серов «такой утюг». Ольга мирилась с постоянными разъездами мужа, с тем, что он всецело поглощен работой, с тем, что он — категорически не светский персонаж. Она знала, за кого выходила замуж и была воплощенным идеалом «жены художника».

Продолжение следует…

По материалам artсhive.

Лента

Рекомендуем посмотреть