История одного шедевра: «Кораблекрушение» Айвазовского – всегда есть луч света, дарящий надежду - RadioVan.fm

Онлайн

История одного шедевра: «Кораблекрушение» Айвазовского – всегда есть луч света, дарящий надежду

2022-03-09 20:59 , История Одного Шедевра, 2841

История одного шедевра: «Кораблекрушение» Айвазовского – всегда есть луч света, дарящий надежду

Айвазовский кораблекрушения, бури, ураганы, штормы писал бесчисленное количество раз. Море – страсть всей его жизни, он изображал его во всех состояниях. Однажды он даже написал картину под названием «От штиля к урагану», в которой на одном холсте изобразил все состояния моря.

Иван Айвазовский. От штиля к урагану, 1892г

Но море разбушевавшееся представляло для него особый интерес. В нем нет страха, лишь восторг, вдохновение, любование стихией. То есть изображенные среди урагана люди, безусловно, испытывают страх, и художник это передает, но основным настроением картины страх человека перед стихией у Айвазовского не становится никогда.

Иван Айвазовский. Радуга, 1873г

Возможно, потому что основным персонажем его марин человек тоже не становится, – эта роль была безраздельно отдана морю и, пожалуй, на равнозначную могло претендовать разве что небо. Поэтому любым штормом художник любуется и нас приглашает.

Иван Айвазовский. Шторм, 1861г

В 1844 году покоривший Европу молодой маринист попал в сильный шторм в Бискайском заливе. Корабль в назначенное время не пришел в порт, и прошел слух, что Айвазовский погиб. Владельцы его картин быстро накрутили цены и получили хорошую прибыль.

Художник прожил еще много лет, а о том случае вспоминал не иначе, чем с восторгом: «Страх не подавил во мне способности воспринять и сохранить в памяти впечатление, произведенное на меня бурею, как дивною живою картиной». Как тут не вспомнить другого великого мариниста – Тёрнера, по легенде, потребовавшего привязать себя к матче корабля во время бури, дабы наблюдать шторм изнутри. Тёрнер и Айвазовский встречались, Тёрнер посвятил маринисту стихотворение и остался в полном восторге от его картин. А Айвазовский, по одной из легенд, покупал у Тёрнера пигменты. Может быть, тогда он и научил свои краски сиять, подобное тёрнеровским?

Иван Айвазовский. Кораблекрушение, 1876г

На картине Айвазовского «Кораблекрушение» изображена лодка, которую штормом несет на скалы. Люди в лодке растеряны, они указывают на спасительный берег. Но удастся ли им пристать к берегу, или лодку разобьет о скалы? Мы видим и людей на берегу. Стоя на высокой скале, они указывают вдаль, в сторону моря. Что там? Разрушенный бурей корабль? Огромные волны?

На переднем плане – знаменитые «волны Айвазовского» с белоснежной пеной на гребне. Выступающая вперед скала с людьми и море подле нее освещены солнцем. Это особенность штормов Айвазовского. Отлично об этом сказал Мартирос Сарьян: «Какую бы ужасную бурю ни увидели мы на его картине, в верхней части полотна сквозь скопление грозных туч всегда будет пробиваться луч света, пусть тоненький и слабый, но возвещающий спасение… Именно в нем, этом Свете, и заключен смысл всех изображенных Айвазовским бурь». Возможно, еще и потому от самых страшных ураганов Айвазовского не страшно, а захватывает дух от восторга и величия происходящего? Луч света, который действительно присутствует среди всех его ураганов, самим своим существованием отрицает трагическую развязку.

Картина написала в 1876 году. Айвазовский усмирил свою палитру, но менее завораживающей она от этого не стала, скорее наоборот, приобрела особую тонкость и глубину. Так он писал шторм раньше. По сравнению с картиной 1844 года, «Кораблекрушение» 1876 куда сдержаннее в плане яркости и разнообразия красок.

Иван Айвазовский. Спасающиеся от кораблекрушения, 1844г

Небо и море практически сливается в серо-зеленом тоне, в котором – внезапно светлый отблеск солнца, отражающийся в воде. А какие нюансы, какие великолепные «вариации на тему» этого зеленого! У освещенного солнцем берега вода становится белоснежно-голубой, под лодкой сгущается до черноты, на переднем плане изумрудно прозрачная, на горизонте, кажется, море приобретает другое качество и становится небом. Хотя так не совсем справедливо говорить, поскольку Айвазовский всегда начинал писать именно с неба и завершал его в один прием, а вот к морю мог подходить и несколько раз. А завершив картину, он не вносил в нее правки, исключение – батальная живопись, к мнению флотских он прислушивался и мог подправить готовую картину, если ему указывали на технические неточности.

По материалам artсhive.

Лента

Рекомендуем посмотреть