История любви, породившая шедевры: Егише Чаренц и Арменуи Тигранян – игра с огнем - RadioVan.fm

Онлайн

История любви, породившая шедевры: Егише Чаренц и Арменуи Тигранян – игра с огнем

2022-03-21 21:03 , История любви, породившая шедевры, 2354

История любви, породившая шедевры: Егише Чаренц и Арменуи Тигранян – игра с огнем

Личная жизнь Егише Чаренца была такой же яркой, как и его поэзия. Армянский классик увлекался многими женщинами, посвящал им стихотворения. Его первой женой и верным другом стала Арпеник Тер-Аствацатрян, смерть которой поэт переживал мучительно. Однако за год до знакомства с ней в жизни Егише Чаренца появилась другая женщина – замужняя поэтесса Арменуи Тигранян. Об этой истории любви прежде упоминалось лишь вскользь, и лишь недавно, в преддверии 125-летия писателя, были опубликованы ранее неизвестные факты.

Наиболее полную историю взаимоотношений Егише Чаренца и Арменуи Тигранян, основываясь на недавно обнаруженных документах, представил писатель и литературовед Овик Чархчян в книге «Чаренц и Арменуи: любовная игра с огнем», над которой он работал четыре года. По словам автора, читателей ждет множество открытий: помимо знакомства с новыми фактами они смогут по-новому взглянуть на известные прежде.

Егише Чаренц

Овик Чархчян отметил, что об Арменуи Тигранян армянский читатель толком ничего не знает: поэтесса не печаталась в Армении, а сейчас и вовсе предана забвению. «Одна из двух опубликованных книг вышла в свет в Тифлисе в 1914 году, другая – в Бейруте уже после ее смерти», – поведал литературовед.

История Чаренца и Тигранян началась 18 октября 1919 года на вечере нового литературного общества Армении в зале парламента. Никол Агбалян читал доклад на тему «Новый поэт: Чаренц». В дальнем углу зала внимательно слушала Арменуи Тигранян, а вот самого чествуемого писателя на вечере не было – а то время он преподавал в одном из сел под Карсом, причем финансовое положение восходящей звезды было затруднительным. Тигранян поручили разыскать Чаренца.

В декабре 1919 года молодой писатель прибыл в Ереван, познакомила его с будущей возлюбленной близкая подруга Карине Котанджян. Арменуи Тигранян была сестрой композитора Армена Тиграняна и женой юриста и педагога Вардгеса Агароняна, сына председателя парламента Первой Республики Армения Аветиса Агароняна. Тигранян и Агаронян поженились в 1917-м, к тому моменту поэтесса уже печаталась в различных периодических изданиях и даже удостоилась внимания Ованеса Туманяна, а во время Первой мировой войны была президентом Союза армянских девушек.

Арменуи Тигранян

И хотя Тигранян была несвободна, к тому же на девять лет старше Чаренца, чувства к ней в 22-летнем поэте возникли во время первой же встречи. «Уже зрелая, обладающая жизненным опытом женщина, она пыталась взять на себя роль заботливой сестры и сподвижника. Но чувствовала, что бессильна задушить искру пробудившегося чувства. Возможно, этим двойственным отношением было вызвано разочарование Чаренца и шаткое чувство ожидания: он находил отдохновение лишь за рабочим столом, наедине со своими переживаниями и мыслями», – писал Овик Чархчян. Так возник цикл «Ваш эмалевый профиль» (1920), полностью посвященный Тигранян.

Эмалевый ваш профиль,
Глаза – горящий яхонт, –
Воспеть бы эти брови
Подстать де Лилю взмахом…
Кто Мастер, изваявший
Ваш лик богоподобный,
И дух какой восставший
Дал свет чертам достойным?
Хочу связать я песни,
Воспеть чтоб эти брови,
Эмалевый ваш профиль
И яхонт глаз небесный…

(Егише Чаренц. Перевод Ара Геворкяна)

Дальнейшие события развивались стремительно: Чаренц перестал скрывать свои чувства к поэтессе и открыто читал посвященные ей произведения на литературных вечерах, из-за чего о нем стали распускать слухи, во многом спровоцированные оскорбленным Агароняном. Но Тигранян не могла сделать выбор в пользу Чаренца.

Несмотря на это он, став начальником отдела искусств Наркомата просвещения с приходом советской власти, помог поэтессе устроиться секретарем издательского отдела. В феврале 1921 года вспыхнуло восстание под предводительством партии «Дашнакцутюн», членом которой был Агаронян, и когда в апреле Красная Армия вновь заняла Ереван, муж Тигранян решил уехать из Армении. Неожиданно поэтесса решила остаться.

Тигранян тяжело заболела, и Чаренц ухаживал за ней. Однако история их любви подходила к концу. По одной из версий, чувства поэта стали угасать, и тогда, узнав о его планах жениться на Тер-Аствацатрян, Тигранян решила уехать вслед за мужем в США. «У Чаренца никогда не было градации в вопросе любви. Каждая женщина придала его жизни уникальный оттенок, стала источником вдохновения, ее любили и ей поклонялись так, как мог это делать только Чаренц. И в этом отношении Арменуи Тигранян также не стала исключением. Прочитав книгу, вы убедитесь, что чувства Чаренца к Арменуи и самобытны, и исключительны», – отмечал Овик Чархчян.

Однако Агаронян не смог простить измену поэтессе и вскоре женился на другой. Тем не менее, по некоторым данным, вместе за рубежом они составляли учебники по армянскому языку. Тигранян продолжала свою литературную деятельность, преподавала в школах, была членом Армянского общества Красного Креста. Но последние годы писательница провела в одиночестве и в 1962 году умерла после продолжительной болезни.

Вардгес Агаронян

«Через два года после смерти Арменуи в аэропорту Еревана из самолета спустился солидный мужчина в летах. Это был Вардгес Агаронян, редактор выходившего в свет в диаспоре газеты "Айреник". Он прибыл из Нью-Йорка и ступил на родную землю после перерыва в четыре десятка лет. В чемодане, который он нес, наряду с другими вещами аккуратно были сложены пожелтевшие от времени бумаги. Это были рукописи Чаренца – неизвестные стихотворения, посвященные Арменуи. Агаронян передал рукописи Союзу писателей Армении. Это был действительно рыцарский поступок. Даже глубокая боль и личное оскорбление могут отступить перед великой поэзией, большим талантом и любовью», – рассказывал Овик Чархчян. По его словам, неизвестные произведения Чаренца и сейчас можно найти в самых разных уголках мира: поэт немалую часть жизни провел за пределами Армении. Сохранились и стихотворения Арменуи Тигранян, посвященные бывшему возлюбленному и написанные уже после его смерти:

Хотя давно я на свиданья не спешу,
Чуть запыхавшись, чтоб уйти от скуки,
И не мешает одиночеству излишний шум:
Нет ожиданий встреч или разлуки…

Хотя в растерянности я уже давно
Платки, перчатки не теряю, впрочем,
Не забываю шляпки уж давно,
Чтоб с улицы домой вернуться срочно…

Но и сейчас через пространство лет,
Забыв все чары дней столь романтичных,
И, излечившись от безумств, примет,
Примерной став рабыней всех приличий,
Когда по улице спешу в погожий день
Я на работу, мне порою кажется,
Что вижу на стене знакомую я тень,
Что смотрит на меня, что давит тяжестью…

Как будто в сердце очень больно жжет,
Горячей кровью чувства будто плещут,
Мне кажется: меня мой милый ждет, –
Со мной он жаждет, может, новой встречи…

(Арменуи Тигранян-Агаронян. Перевод Ара Геворкяна)

Джотто (Геворг Григорян). Портрет Егише Чаренца, 1937. Из коллекции Национальной галереи Армении

Источник

Лента

Рекомендуем посмотреть