Отважный пилот продолжал громить врага и после смерти: самой крупной добычей Сурена Тащияна стал самолет фашистского генерала - RadioVan.fm

Онлайн

Отважный пилот продолжал громить врага и после смерти: самой крупной добычей Сурена Тащияна стал самолет фашистского генерала

2022-05-09 22:02 , Немного О..., 289

Отважный пилот продолжал громить врага и после смерти: самой крупной добычей Сурена Тащияна стал самолет фашистского генерала

Армянский народ внес весомый вклад в победу СССР над фашистским режимом в годы Великой отечественной войны. Так, в боевых действиях участвовал каждый пятый житель Армянской СССР, общее население которой в те годы составляло около 1,5 миллиона человек.

В общей сложности, в ВОВ приняли участие порядка 600 тысяч армян, из которых свыше 300 тысяч отправились на войну из Армянской СССР, остальные из других советских республик. Множество армян воевало в партизанских отрядах в Белоруссии, на Украине и на Северном Кавказе.

В годы войны в Красной армии было сформировано шесть национальных армянских дивизий, в которых служило до 70 тысяч человек. Самой известной среди них была 89-я Таманская дивизия, которая участвовала во взятии Берлина. Именно бойцы этой дивизии в день Победы исполнили у Рейхстага знаменитый армянский танец "кочари".

Более 70 армян получили высшие армейские звания. Имена дважды героя Советского Союза маршала Ивана (Ованеса) Баграмяна, героя Советского Союза адмирала Ивана Исакова, маршала авиации Сергея Худякова (Арменак Ханферянц), главного маршала бронетанковых войск героя Советского Союза Амазаспа Бабаджаняна известны во всем мире.

А сегодня, по случаю Дня победы, рассказываем историю Сурена Тащиева (Тащиян). Храбрый морской летчик-истребитель сражался против нацистов в небе Северного Кавказа и Крыма, сбил семь немецких бомбардировщиков. Геройски пал в неравной воздушной битве в 1943 году.

Сурен Тащиян в донском селе Чалтырь в 1919 году, где окончил начальную школу, продолжив затем учебу в армянской средней школе им. С. Шаумяна в городе Нахичевани–на–Дону.

Сурен, учась в местной школе, в период летних каникул работал на колхозных полях помощником комбайнера. Отец и мать были уверены, что старший сын уже избрал себе профессию, прирос к земле, на которой родился, останется в колхозе механизатором. Но он мечтал о небе…

После школы он поступил в Ейское военно-морское авиационное училище, где подружился с курсантом Дмитрием Стариковым. Все у них было общее: в классе они сидели вместе, койки у них находились рядом. Родителям Сурена письма писали вместе и подписывались как сыновья (Дмитрий своих родителей потерял в 1933 г.). Вместе осваивали авиационную технику, приобретали летное мастерство.

Выпускной в училище состоялся 19 июня 1941 года – сержанты Сурен Тащиян и Дмитрий Стариков были распределены вместе в 32-й истребительный авиаполк Военно-воздушных сил Черноморского флота. Утром 22 июня, когда ребята прибыли к месту службы, германская авиация уже успела в первый раз отбомбить Севастополь, главную базу Черноморского флота.

Они летали вместе, Сурен и Дмитрий, охраняя небо над Крымом и Кавказом от вражеской авиации. Первый был ведомым второго: он прикрывал самолет, выполняющий боевую задачу, с обзором на все 360 градусов и во всех плоскостях. Ну и сам охотился, конечно, когда выпадала возможность и по необходимости. Дмитрию Сурен не раз спасал жизнь, летая на Як-1, ЛаГГ-3 и американском Bell P-39, больше известном под названием «Аэрокобра». 13 августа 1942 года Тащиян был награжден первым орденом Красного Знамени.

Застенчивый, тихий и малоразговорчивый Сурен Тащиян был противоположностью веселого, озорного, с лукавыми смешинками в глазах Дмитрия Старикова. Но эта земная контрастность характеров исчезала, как только друзья садились в самолет.

В последних числах мая 1943-го им довелось отбивать налет на Туапсе. Самой крупной добычей Сурена стал самолет фашистского генерала. И вот как это произошло.

30 мая командование вермахта готовило контрнаступление на Кубани. Немцы хотели вернуть территории, потерянные в ходе начатого 26 мая наступления войск Северо-Кавказского фронта. Беспокоила противника не утрата нескольких хуторов, а пробоина, образовавшаяся в укрепленной «Готской позиции» – линии, которую Гитлер приказал удерживать любой ценой. Под вопросом была судьба всего Кубанского плацдарма и оборонявшей его 17-й армии. На исходные позиции подтягивались танки, штурмовые орудия и пехота...

Почему-то сначала у Тащияна не хотел заводиться двигатель. При этом отказала рация, и командный пункт так и не сумел до него докричаться. Сурен увидел вдали группу из дюжины истребителей, попытался с ними сблизиться, а когда понял, что это немецкие «Густавы», отступать было поздно.

Пришлось принимать бой, и вот тут и включился тот холодный разум, который делает отвагу страшной для противника. Каким образом один самолет сумел уйти от 12 вражеских, так в точности и не установили: Сурен после боя не вспомнил всех подробностей. Он подбил один из немецких самолетов, другие бросились прикрывать, и в этой неразберихе Тащиян улучил момент, оторвался от стаи «мессершмиттов» и вернулся в свою часть.

Сурен был ранен в лицо, но в санчасть лечь отказался – легко отделался.

Среди немцев продолжался не очень понятный вначале ажиотаж – вся акватория от Новороссийска до Геленджика тщательно прочесывалась самолетами их морской авиации. В итоге выяснилось, что Сурен сбил командира 97-й егерской дивизии вермахта генерал-лейтенанта Эрнста Руппа. Командование полка немедленно ходатайствовало о присвоении Тащияну звания Героя Советского Союза. И написали об этом родителям Сурена в Чалтырь. Но звания Тащияну не присвоили, а дали ему орден Красной Звезды (27.06.1943).

25 сентября 1943 года в воздушном бою над Керченским проливом гвардии старший лейтенант 11-го гвардейского авиационного истребительного полка 1-й минно-торпедной дивизии Военно-воздушных сил Черноморского флота Сурен Тащиев одержал свою 12-ю победу, но и сам был сбит. Покинув неуправляемый самолет на парашюте, будучи раненым, опустился в воды пролива. Погиб. Ему было всего 24 года.

К этому моменту на его счету было более 400 боевых вылетов, 187 воздушных боев, 11 сбитых вражеских самолетов. Через несколько дней после гибели Сурена на фюзеляже боевой машины Дмитрия Старикова появилась надпись «Сурен Тащиев». Так продолжал громить врага отважный пилот и после смерти.

* * *

О воздушном бое 25 сентября 1943 года над Керченским проливом и гибели Сурена Тащиева в своей книге «Гневное небо Тавриды» рассказывает участник Великой

Отечественной войны Герой Советского Союза (1944) Василий Иванович Минаков (1921–2016):

«Пикировщики отбомбились успешно. Потопили три баржи, буксир, катер-тральщик и четыре моторных судна. После удара два Пе-2 оторвались от группы и пошли Керченским проливом в сторону мыса Такил. Стариков и Тащиев направились на их прикрытие. Отбили атаку четверки «мессеров». И почти тут же вступили в бой с шестеркой...

Виражи, боевые развороты, бочки, пикирование, горки, схватки на вертикалях. Одного за другим друзья сбили трех фашистов. Остальные обратились в бегство. Но снизу подкрались два «фоккера». Стариков заметил их, когда они уже сидели на хвосте Тащиева. «Не успею!» – пронзила мозг страшная мысль. Огненная струя уперлась в самолет друга, отбила хвост. Машина начала беспорядочно падать.

– Сурен, прыгай! – отчаянно закричал Дмитрий.

Тащиев не отвечал. Ранен? Убит?

Вокруг беспорядочно падающего изуродованного ястребка беспомощно метался самолет Старикова. «Прыгай, Сурен! Прыгай!..» – кричал, заклинал Дмитрий. Наконец от бесхвостой машины оторвался черный клубок, за ним потянулся грибовидный хвост. В ту же минуту «кобра» упала в воду…

Купол парашюта надулся, слепя белизной, повис в воздухе. Под ним широко и медленно раскачивался летчик. Жив? Стариков подошел ближе. Тело Сурена бессильно обвисло на лямках, голова уронена на грудь, руки и ноги как у ватной куклы. Стариков разглядел окровавленное лицо...

Через минуту все было кончено. Сурен опустился в Керченский пролив и сразу ушел под воду. Вокруг никого не было...

Смертью отважных погиб замечательный летчик, отличный боевой товарищ, великодушный, самоотверженный человек. В час гибели на боевом счету его была дюжина вражеских самолетов, сбитых им лично. А сколько он помог уничтожить их своему другу и командиру, сколько раз выручал его из неминуемой беды...»

***

Командиры опять ходатайствовали о присвоении Сурену Амбарцумовичу Тащияну звания Героя, уже посмертно, но вновь последовал отказ.

Гвардии старшему лейтенанту Дмитрию Александровичу Старикову за мужество и отвагу, проявленные в боях с врагами, 22 января 1944 года было присвоено звание Героя Советского Союза. Отважный летчик-истребитель погиб в автомобильной катастрофе 2 октября 1945-го.

В 1966 году бывшие командиры Тащиева Герои Советского Союза генералы Иван Степанович Любимов и Константин Дмитриевич Денисов возбуждали ходатайство о присвоении Сурену Амбарцумовичу Тащиеву звания Героя Советского Союза. Позднее это обращение поддержал Армянский комитет Героев Советского Союза: обращались в различные инстанции вплоть до Министерства Обороны. Большинство ответов гласило «у Сурена Тащиева уже достаточно наград». Мясниковский райсовет ветеранов в начале 1991 года через обком партии снова подняли вопрос о присвоении С. А. Тащиеву звания Героя Советского Союза. Но распад Советского Союза не позволил довести дело до конца. И лишь письмо райсовета ветеранов, написанное в июне 1993 года в администрацию президента, сдвинуло дело с мертвой точки. Потребовалось уточнение сбитых самолетов.

Указом Президента Российской Федерации от 16 февраля 1995 г. (№ 141) за мужество и героизм, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками в Великой Отечественной войне 1941—1945 годов, Тащиеву Сурену Амбарцумовичу было присвоено звание Героя Российской Федерации посмертно.

В марте 1992 года в селе Чалтырь появилась улица, названная его именем.

В публикации использованы материалы noev-kovcheg и donvrem.dspl.ru.

Лента

Рекомендуем посмотреть