Глазам, пролившим слезы, и душам, испытавшим страдания, надо дарить красоту и радость: страницы из жизни Мартироса Сарьяна (часть 3) - RadioVan.fm

Онлайн

Глазам, пролившим слезы, и душам, испытавшим страдания, надо дарить красоту и радость: страницы из жизни Мартироса Сарьяна (часть 3)

2022-05-19 21:52 , Минутка истории, 394

Глазам, пролившим слезы, и душам, испытавшим страдания, надо дарить красоту и радость: страницы из жизни Мартироса Сарьяна (часть 3)

Продолжение

Следуя французам, Мартирос отправился в поисках самого себя — на Восток.

В 1910 — 1913 годах Сарьян совершает путешествия в Турцию, Египет, Персию. Он ищет на Востоке свои корни, глубинный родник, которым питается его существо.

Мартирос Сарьян. Идущая женщина, 1911г

Часами он наблюдает за пестрой толпой на улицах и базарах, наслаждается первозданным укладом человеческой жизни. Женщины в черных и розовых паранджах плывут мимо, перебирая ножками в деревянных туфлях, их черные миндалевидные глаза волнующе блестят.

Мартирос Сарьян. Улица в Каире, 1911г

Верблюды, покачиваясь, вышагивают по желто-розовому песку. Разноцветные собаки стаями передвигаются по городу. Палящий зной расплавляет воздух, ослепительно яркий свет рождает невиданные цветовые эффекты. Щедрое солнце заливает мир, и мир рождает отклик — один непрерывный вопль восторга.

Мартирос Сарьян. Финиковая пальма. Египет, 1911г

В 1910 году слава наконец находит его. Третьяковка покупает у молодого художника сразу несколько картин — «Глицинии», «Фруктовая лавочка в Константинополе», «Улица. Полдень. Константинополь». Новый Сарьян потрясает воображение, восхищает. О нем написана первая серьезная статья. Автор — известный поэт и художник Максимилиан Волошин.

Мартирос Сарьян. Улица. Полдень. Константинополь, 1910г

Больше всего в это время Сарьян боится стать «модным» художником, погрязнуть в самоповторениях, штампах и клише. Чтобы не застаиваться, он снова готов к путешествиям на край света — в Индию, Китай, Японию. Его манит разнообразие жизни.

В 1915 году Сарьян, несмотря на начало первой мировой войны, — вполне успешный живописец с собственной мастерской в Москве. Но художники не умеют жить спокойно. Как когда-то Чехов в зените литературной известности бросил все и отправился переписывать каторжников на Сахалин, так и Сарьян с места в карьер помчался в Эчмиадзин. В это время туда перебрались 100 тысяч турецких армян, спасаясь от резни и геноцида в Западной Армении. После прибытия в восьмитысячный Эчмиадзин стотысячной армии страдальцев в городе начались эпидемии и голод.

Сарьян с друзьями пытались помочь беглецам. Были образованы добровольные благотворительные общества, но они оказались бессильны.

Тысячи людей сидели на улицах и умирали от болезней. На глазах Сарьяна одна женщина похоронила в течение шести дней всех своих детей — в день по ребенку. Последнюю девочку она обернула в саван из собственной одежды, сшив его своими волосами.

Тонкая нервная организация художника не выдержала. С признаками явного психического расстройства друзья увезли его в Тифлис.

Потрясенный ужасом, Сарьян долго ничего не писал. Первой его картиной стал натюрморт с цветами. Кое-кто попытался выразить удивление: почему цветы, а не трагедия собственного народа. Сарьян отвечал: искусство не должно возвращать людей в кошмар, который они пережили наяву.

Мартирос Сарьян. Цветы Армении (Степные цветы), 1916г

Глазам, пролившим слезы, и душам, испытавшим страдания, надо дарить красоту и радость. Этому правилу не любивший прочие правила художник следовал всю жизнь.

В публикации использованы материалы kg-rostov.ru.

Лента

Рекомендуем посмотреть