«Любимый мною поэт сделался предметом моих дум, вдохновения и длинных бесед и расспросов о нём»: Пушкин в творчестве Айвазовского - RadioVan.fm

Онлайн

«Любимый мною поэт сделался предметом моих дум, вдохновения и длинных бесед и расспросов о нём»: Пушкин в творчестве Айвазовского

2022-06-06 21:21 , Минутка истории, 636

«Любимый мною поэт сделался предметом моих дум, вдохновения и длинных бесед и расспросов о нём»: Пушкин в творчестве Айвазовского

Иван Константинович Айвазовский, выдающийся живописец, мастер батальных сцен и гениальный маринист, прожил долгую жизнь. Она была насыщена событиями, как печальными, так и радостными, которые нашли отражение в произведениях художника. Одним из таких впечатлений, оставивших неизгладимый след в душе Айвазовского, стало знакомство с великим русским поэтом Александром Сергеевичем Пушкиным.

Иван Айвазовский А.С. Пушкин на берегу Черного моря, 1897г

Два гения встретились и были представлены друг другу на выставке Академии 1836 года. Пушкину представили 19-летнего Айвазовского — как одного из талантливейших академистов.

Эта встреча запала Айвазовскому в душу. Через 60 лет, в 1896-м году, в письме он вспоминал ее в подробностях:

«В настоящее время так много говорят о Пушкине и так немного остаётся из тех лиц, которые знали лично солнце русской поэзии, великого поэта, что мне всё хотелось написать несколько слов из своих воспоминаний о нём. Вот они: в 1836 году, до смерти за три месяца, именно в сентябре, приехал в Академию с супругой Натальей Николаевной на нашу сентябрьскую выставку Александр Сергеевич Пушкин. Узнав, что Пушкин на выставке, в Античной галерее, мы, ученики Академии и молодые художники, побежали туда и окружили его. Он под руку с женою стоял перед картиной Лебедева, даровитого пейзажиста. Пушкин восхищался ею.

Наш инспектор Академии Крутов, который его сопровождал, искал между всеми Лебедева, чтобы представить Пушкину, но Лебедева не было, а увидев меня, взял за руку и представил меня Пушкину, как получившего тогда золотую медаль оканчивал Академию). Пушкин очень ласково меня встретил, спросил, где мои картины. Я указал их Пушкину; как теперь помню, их было две: «Облака с ораниенбаумского берега моря» и другая — «Группа чухонцев на берегу Финского залива». Узнав, что я крымский уроженец, великий поэт спросил меня, из какого города, и если я так давно уже здесь, то не тоскую ли я по родине и не болею ли на севере. Тогда я хорошо его рассмотрел и даже помню, в чём была прелестная Наталья Николаевна.

На красавице супруге поэта было платье чёрного бархата, корсаж с переплетёнными чёрными тесёмками и настоящими кружевами, а на голове большая палевая соломенная шляпа с большим страусовым пером, на руках же длинные белые перчатки. Мы, все ученики проводили дорогих гостей до подъезда.

С тех пор и без того любимый мною поэт сделался предметом моих дум, вдохновения и длинных бесед и расспросов о нём…

Да, с тех самых пор всю свою жизнь художник почитал поэта. Несколько раз он писал Пушкина, стоящего на берегу моря. Интересно, что великий поэт никогда не позировал великому маринисту. Картины с Пушкиным Айвазовский создает в последней четверти XIX столетия, через полвека после смерти своего кумира.

Иван Айвазовский. А.С. Пушкин на вершине Ай-Петри при восходе солнца, 1899г

Но вот стихи Пушкина позировали Айвазовскому все время. Исследователи отмечают, что художник любил изображать Феодосию на фоне закатного неба — такой ее увидел и описал в своей элегии Пушкин, когда в 1820-м отплывал из Федосии в Гурзуф:

Погасло дневное светило;

На море синее вечерний пал туман.

Шуми, шуми, послушное ветрило,

Волнуйся подо мной, угрюмый океан.

Я вижу берег отдалённый,

Земли полуденной волшебные края.

С волненьем и тоской туда стремлюся я,

Воспоминаньем упоённый…

Примечательно, что Крым занимал важное место в жизни обоих. Айвазовский родился в Феодосии, а Пушкин пробыл в ссылке в Гурзуфе несколько недель — в наказание за слишком вольнолюбивые стихи. Впоследствии поэт писал, что это время было удивительным, прекрасным и счастливым.

Иван Айвазовский. А.С. Пушкин в Крыму у Гурзуфских скал

Впечатления, полученные Пушкиным в Крыму, нашли отражение в его творчестве. Для Айвазовского же всегда была очевидна схожесть творческого процесса в живописи и стихосложении. Он говорил, что сюжет картины рождается в памяти, так же как строки стихов.

Иван Айвазовский. Пушкин на берегу Черного моря, 1887г

А один из портретов Пушкина Айвазовский написал в соавторстве с Ильей Репиным. Маринист изобразил, как сошлись волна и камень, а Репин — самого поэта. В свойственной ему уничижительной манере о своем участии в создании картины «Прощание Пушкина с морем» Репин отзывался так: «Дивное море написал Айвазовский… И я удостоился намалевать там фигурку». Инициатива написать картину в четыре руки принадлежала Айвазовскому.

Иван Константинович Айвазовский. Прощание А.С. Пушкина с морем (в соавторстве с Ильей Репиным), 1877г

Интересный факт. Пушкин вдохновлял Айвазовского даже тогда, когда нужно было изобразить другую жизнь и берег дальний.

В 1844 году художник Антон Иванов навестил Айвазовского в его петербургской мастерской, а после восторженно рассказывал в письме о небольшой картине, которую называл «Испанская ночь» (ее местонахождение неизвестно):

«Боже мой, какая ночь! Как сам говорил Ив. Константинович, данным для ней были стихи Пушкина. Они, кажется в таком роде:

Вот взошла луна златая,

Тише, чу, гитары звон,

А испанка молодая

Оперлася на балкон.

Ночной зефир струит эфир,

Шумит, бежит Гвадалквивир,

Скинь мантилью, ангел милый,

И явись как ясный день,

Сквозь чугунные перилы

Ножку дивную продень и т. д.

(фрагмент стихотворения Пушкина «Ночной зефир»)

Все произведения этого великого артиста почти без исключения удивляют меня своим достоинством, а испанская ночь умиляет, переносит в тот благодатный климат.

Я там, я восхищаюсь прозрачностью небесного свода, слышу голос певца и боюсь быть замеченным молодою испанкою, чтоб не прервать ее заветных дум, чтобы не помешать ее счастью. Если Пушкин видит за гробом, то верно уже давно послал Айвазовскому свое спасибо за испанскую ночь. Один умел рассказать, а другой могучею кистью переносит человека из Петербурга в Испанию и доставляет ему удовольствие посмотреть лично на тамошнюю ночь. Кому из них отдать первенство?..».

В публикации использованы материалы artсhive.

Лента

Рекомендуем посмотреть