История любви, породившая шедевры: три музы Айвазовского - RadioVan.fm

Онлайн

История любви, породившая шедевры: три музы Айвазовского

2023-04-07 20:16 , История любви, породившая шедевры, 1450

История любви, породившая шедевры: три музы Айвазовского

Публика знает о трех возлюбленных Айвазовского: две из них были его женами, история еще одной — то ли быль, то ли легенда. Точно можно сказать, что ловеласом Айвазовский не был, чем немало огорчал очарованных его внешностью, обаянием, и, что уж скрывать, успехом и достатком барышень. Красивая история о Марии Тальони, несчастливый брак с Юлией Гревс, счастливая поздняя любовь к Анне Саркизовой… Сегодня поговорим о музах великого мариниста.

Мария Тальони

Итальянка Мария Тальони — балерина, первой ставшая на пуанты. Говорят, она была удивительно некрасива собой. Говорят, она была неотразима… Петербург сходил по ней с ума. Да что Петербург, она блистала во всей Европе, ее боготворили. Мария Тальони старше Айвазовского на 13 лет.

Мария Тальони в балете «Зефир и Флора» Шарля Луи Дидло, Альфред Эдвард Шалон, 1831г

Что между ними было? Некоторые биографы приписывают им красивейший роман, изобилующий мелодраматическими подробностями. Карета Марии Тальони будто бы сбила в Петербурге молодого студента, взволнованная Мария помогла ему подняться, так они и познакомились. После этого Айвазовский бывал на ее выступлениях (по некоторым версиям, пригласительные прима отправляла ему сама). Снова встретились они в Венеции. Стремительное сближение, страсть, предложение руки — и отказ Марии, надолго разбивший сердце художнику.

На картине «Вид Венеции со стороны Лидо» мы видим мужчину и женщину в гондоле. Они сидят рядом, женщина опустила руку в воду. Айвазовский изобразил себя и Марию Тальони.

Венеция со стороны Лидо, Иван Айвазовский, 1855г

На данный момент не обнаружено никаких писем, дневниковых записей, свидетельств современников, которые подтверждали бы версию о романе Айвазовского и Тальони. Единственный «документ» — картина «Вид Венеции со стороны Лидо».

Юлия Гревс

Гувернантка, ставшая первой женой Айвазовского, чья родословная, между тем, таит в себе сюрпризы. Она была дочерью петербургского врача, британца Якова Гревса, причем есть версия, что не просто врача, а личного доктора Александра I, загадочным образом исчезнувшего после смерти императора. Если бы не исчезновение отца, Юлия могла бы быть зачислена фрейлиной императрицы. Помимо молодости и красоты девушка была прекрасно образованна и воспитана. Собственно, иначе у нее не было бы шансов стать гувернанткой в великосветском семействе.

Иван Айвазовский. Семейный портрет (Автопортрет с женой Юлией), 1849г

Айвазовский к моменту знакомства с Юлией — чрезвычайно желанный гость во всех домах Петербурга, где имелись дочки на выданье. Он оставался холоден к чарам светских барышень, а от высказываемых ими банальностей «про искусство», вероятно, внутренне содрогался. Среди всех этих расфуфыренных, стремящихся завлечь его дамочек взгляд молодого художника выхватил изящную гувернантку детей в одном из домов, где он гостил. На фоне манерных ужимок спокойная, с достоинством державшаяся Юлия поразила воображение.

Увидел, полюбил, сделал предложение и услышал заветное «да». Лев Вагнер и Надежда Григорович в «Повести о художнике Айвазовском» утверждают, что сразу после знакомства он всю ночь напролет рисовал прекрасную гувернантку. Утром подписал картину «Юлия, жена моя». Возможно, так и было, но до нас это изображение не дошло. Но Юлию мы можем видеть на крошечном карандашном автопортрете самого Айвазовского.

Иван Айвазовский, Юлия Гревс и их дочери. Слева направо: Елена, Александра, Мария, на коленях – Жанна

Так, Юлия Гревс стала женой Айвазовского и родила ему четырех дочерей. А потом покинула Айвазовского, забрав с собой детей. С 1860-х годов Юлия на время размолвок собирала девочек и уезжала в Одессу или Петербург: ей нравилась светская жизнь. В 1866 году она окончательно отказалась возвращаться в Феодосию и осталась вместе с детьми в Одессе.

Художник неоднократно после расставания с Юлией пытался возобновить отношения, но она не соглашалась. Однако после женитьбы Айвазовского на Анне Саркизовой Юлия засыпала все инстанции жалобами на него. Она требовала признать Айвазовского многоженцем и считала, что их брак до сих пор действителен. Возможно, так и не смогла отпустить и забыть мужа?

Отметим безупречное поведение Айвазовского по отношению к бывшей жене и детям в финансовом отношении: им не приходилось нуждаться, он даже сам подыскивал арендаторов для подаренного Юлии поместья.

Анна Саркизова

Анна Саркизова — вдова феодосийского купца, вторая жена Айвазовского, была моложе художника почти на 40 лет. Они поженились в 1882-м. Ему было уже 65, ей — 25.

Иван Айвазовский. Анна Никитична Бурназян-Саркизова, вторая жена И. К. Айвазовского, 1882г

Айвазовский увидел Анну, когда она шла в похоронной процессии за гробом мужа. Казалось бы, момент не самый подходящий, но художник влюбился без памяти. Выждав положенный приличиями срок, он сделал предложение, которое Анна приняла. Она его очень любила и не требовала внимания больше, чем он мог дать. Айвазовский же Анну ревновал, обожал и с удовольствием писал.

Иван Айвазовский. Сбор фруктов в Крыму, 1882г

Представления о счастливом втором браке Айвазовского вполне справедливы, и мы даже не подумаем их развенчивать. Разве что отметим, что Анна, как и Юлия, сталкивалась с недостатком внимания со стороны мужа и с тем, что никогда не займет подле него место, равное отданному живописи.

К примеру, Анне очень тяжело далась их поездка в Америку в 1892 году. Чужой язык, чужие люди, она одна слоняется, не зная, куда себя деть, Айвазовский целыми днями у мольберта. «Жена ужасно тоскует, да и я тоже, пока был очень занят — не замечал, но теперь рад вернуться в Россию», — признается он по возвращении.

После смерти Айвазовского Анна сожгла розовую туфельку Марии Тальони (если туфелька все же была) и обрекла себя на добровольное затворничество. 25 лет она не покидала стены дома, в котором узнала любовь и счастье. Она пропустила Первую мировую, революцию, Гражданскую войну, не обращала особого внимания на резко изменившиеся условия жизни и терпела бедствия экспроприации. Не уехала в эвакуацию во время Второй мировой войны, во время оккупации меняла последние чудом уцелевшие драгоценности на хлеб и крупу. Когда немцы оставили Феодосию, вдову Айвазовского, постаревшую, всеми забытую, отыскал художник Николай Самокиш и забрал в свой дом в Симферополе. Анна похоронена рядом с мужем, в сквере армянской церкви, где их когда-то повенчали.

В публикации использованы материалы artchive.

Лента

Рекомендуем посмотреть