Онлайн

Величие человека определяется его способностью любить других. Немного об Аветике Исаакяне

2019-02-26 20:24 , Немного О..., 502

Величие человека определяется его способностью любить других. Немного об Аветике Исаакяне

Все- суета. Все — проходящий сон.

И свет звезды-свет гибели мгновенной.

И человек-ничто.Пылинка в мире он.

Но боль его громаднее вселенной!

Аветик Саакович Исаакян — известный армянский поэт и прозаик — родился 19 октября 1875 года в Казарапате, близ Александрополя (ныне Гюмри).

Его отец — Саак Исаакян — являлся сыном переселенцев из Старого Баязета, которые в 1828 году вынуждены были покинуть свой дом и уйти вместе с отступающими русскими войсками в Ширакскую долину. В детстве маленький Аво воспитывался бабушкой и матерью Алмаст. Как он часто отмечал впоследствии, они олицетворяли для него идеал армянской патриархальной женщины, бесконечно преданной своей семье и готовой терпеть любые лишения ради ее благоденствия. Именно от них он услышал многие сказки легенды, которые стали основой лучших из написанных им произведений.

Первые свои стихи Аветик Исаакян стал писать в 11 лет. Вскоре его семья отправилась в паломничество в св. Эчмиадзин, где он познакомился со студентами известной на всем христианском Востоке семинарии Геворкян. Хотя знания подростка позволяли ему сдать вступительные экзамены, руководство учебного заведения потребовало представить документы о начальном образовании, которых у Исаакяна не было. Тогда его родителям посоветовали отправить сына на год в школу при Арчинском монастыре. Там Аветик проявил большое прилежание, и, вернувшись в Эчмиадзин в 1889 году, был принят сразу в 3 класс семинарии.

В 1897 издал первый сборник стихов “Песни и раны”. Лиризм, эмоциональность, напевность его стихов сразу сделали его имя популярным. Лучшие творения полны скорбных и мучительных раздумий о судьбах человечества, о несправедливости жизненного устройства, проникнуты любовью к родине, к народу (“Эй, джан-отчизна...”, “Зиме конец, весны черёд...”, “Ты не поймёшь” и др.).

Ты не поймешь

Перевод В. Звягинцевой

Что мне весны зеленая парча?

Померк от горя блеск моих очей.

Бреду один, всю скорбь земли влача,

Не спрашивай о горести моей.

Я угнетенного народа сын!

Идет стезей кровавой мой народ

За веком век во тьме глухих годин,

Насилья цепи ржавые грызет.

Знания, полученные в семинарии, где кроме богословских предметов огромное внимание уделялось преподаванию иностранных языков, помогли Аветику Исаакяну в его путешествии по Европе, во время которого с 1892 по 1895 годы он изучал философию и антропологию в Лейпцигском университете. Затем молодой человек побывал в Женеве, где посещал лекции Г. В. Плеханова, которые произвели на него огромное впечатление.

В 1895 году вернулся в Российскую Армения и вступил в нелегальную Армянскую революционную федерацию (Дашнакцутюн). Был в 1896 г. арестован, один год просидел в Эриванской тюрьме, после чего выслан в Одессу. После освобождения Исаакян посещал лекции по литературе и истории философии в Цюрихском университете. В 1902 году вернулся в Армению, а потом переехал в Тифлис. В 1908 году снова арестован, вместе со 158-ю армянскими общественными деятелями, и посажен на 6 месяцев в Метехскую тюрьму вместе с представителями армянской интеллигенции.

В 1909-11 Исаакян создал философскую поэму “Абу-Лала Маари”, в которой выразил трагедию одинокой сильной личности, бичевал “кровожадную власть”, право, суд, мораль. Публикация поэмы была запрещена царской цензурой.

Абу-Лала Маари

Любовь ненавижу! Как смерть жестока,

Свирепо и тайно жалящая все,

Подслащенный яд, но пьянея слегка,

Тираном становишься или рабом.

Любовь — истязающий вечно обман,

Лукавая воля, кровавый кошмар,

Она вероломных страстей океан,

Коварства, покрытые тиною чар.

Будь проклят источник всех женских страстей

Оплодотворяющий вечное зло,

Ты — ад, исступлённое недро распрей,

Над миром струящий зловонную кровь.

Убедившись в том, что Исаакян не поддается «перевоспитанию», власти приняли решение о его изгнании с территории Российской империи. В 1911 году поэт был вынужден покинуть страну и поселился в Германии. В начале Первой мировой войны он был крайне озабочен тяжелым положением армян в Турции, которых правительство этой страны подозревало в поддержке России. При этом гонениям и погромам подвергались даже жители областей, которые находились на расстоянии тысяч километров от линии фронта.

В годы 1-й мировой войны 1914-18 написана историческая баллада “Наши предки” (Женева, 1917) о бессмертии народа. В поэме “Сасма Мгер” (Женева, 1919) создан образ Мгера-богатыря, заступника обездоленных.

С целью воспрепятствовать резне Исаакян вместе с Иоганнесом Лепсиусом и Паулем Рорбахом организовал Германо-армянское общество, которое должно было обратить внимание западной общественности на бедственное положение восточных христиан. Однако все попытки предотвратить резню не возымели успеха, и в 1915 году союзники Германии — младотурки — успешно реализовали одну из своих главных задач — освобождение Западной Армении от коренного населения путем его геноцида.

Хотя после завершения Первой мировой войны сама же Турция осудила организаторов резни армян и заочно приговорила некоторых, в том числе одного из членов правительственного «триумвирата» Талаата-пашу, к смертной казни, большинству из них неплохо жилось в Европе. В 1919 году группа членов «Дашнакцутюн» приступила к реализации плана возмездия. Ими была разработана операция «Немезис», предполагающая физическое уничтожение организаторов геноцида. Исаакян Аветик Саакович принял в ней активное участие.

Согласно сохранившимся письменным свидетельствам, он не только выслеживал скрывавшихся в Германии высокопоставленных турецких преступников, но и вызвался на роль второго стрелка, который должен был застрелить Талаата-пашу, если бы Согомон Тейлерян промахнулся. Убийство бывшего министра внутренних дел Турции состоялось 15 марта 1921 года в Берлине. При этом вмешательство Исаакяна не потребовалось, а немецкий суд, превратившийся в своеобразный Нюрнбергский процесс над младотуркскими преступниками, оправдал армянского мстителя.

В 1926 он опубликовал новый сборник стихов и рассказы “Трубка терпения” (1928) и др. С 1930 по 1936 за границей выступал как друг Советского Союза.

Отрывки из произведения «Трубка Терпения».

«Много воды утекло с тех пор. Огана-ами нет на свете, давно уже похоронен он под прибрежными ивами, как сам завещал.

Как памятны мне его мудрые слова:

- Человек уходит - мир остаётся».

Вплоть до 1936 года Исаакян жил в основном за границей (Франция, Швейцария и др.), лично был знаком со многими интеллектуалами своего времени. Все эти годы Исаакян входил в Дашнакцутюн и отметился антисоветскими высказываниями.

По возвращении в СССР был председателем СП Армянской ССР. Академик АН Армянской ССР (1943). Депутат ВС Армянской ССР 2—4 созывов.

В Советской Армении он вёл большую культурно-общественную работу; создал циклы новых стихов (“Наши историки и наши гусаны”, 1939, “Моей родине”, 1940, “Армянская архитектура”, 1942, и др.), переработал поэму “Сасна Мгер” (1937).

МОЕЙ МАТЕРИ

Перевод: Александр Блок

От родимой страны удалился

Я, изгнанник, без крова и сна,

С милой матерью я разлучился,

Бедный странник, лишился я сна.

С гор вы, пестрые птицы, летите,

Не пришлось ли вам мать повстречать?

Ветерки, вы с морей шелестите,

Не послала ль привета мне мать?

В это время Исаакян находился под защитой Первого секретаря ЦК КП Армении Г. А. Арутинова. В 1937 году он вычеркнул из списка представленных НКВД СССР к аресту многих видных армянских деятелей, среди которых был и Исаакян. Также для Исаакяна, как и для некоторых других представителей армянской интеллигенции, был построен особняк в Ереване.

В годы Великой Отечественной войны 1941-1945 создал патриотические стихи (“Бранный клич”, 1941, “Сердце моё на вершинах гор”, 1941, “Вечной памяти С. Г. Закияна”, 1942, “День великой победы”, 1945, и др.), за которые ему присуждена Государственная премия СССР в 1946.

Имя Аветика Исаакяна приобрело широкую известность в начале ХХ века в основном благодаря переводам. О великом поэте Армении одними из первых в литературной критике написали Юрий Веселовский, Александр Блок и Валерий Брюсов. Творчеству армянского писателя, его связям с Россией и русской литературой позднее были посвящены статьи, эссе, очерки и заметки Николая Тихонова, Ильи Эренбурга, Павла Антокольского, Корнея Чуковского, Сергея Шервинского, Веры Звягинцевой и многих других. Все это сыграло исключительную роль в популяризации творчества Исаакяна в России.

А. Блок ещё в 1916 писал: “... поэт Исаакян — первоклассный; может быть, такого свежего и непосредственного таланта теперь во всей Европе нет” (Собр. соч., т. 8, 1963, с. 455-56).

Брюсов перевел для антологии поэму "Абул Ала Маари", стихотворения "Сорванную розу ветке не вернуть", "Твоих бровей два сумрачных луча", "Безвестна, безымянна, позабыта" и др. Со временем именно брюсовский перевод поэмы "Абул Ала Маари" стал, по мнению критики, своеобразным "литературным памятником, вошедшим в золотой фонд русской переводческой культуры", хотя есть и другие, более поздние оригинальные варианты (например, Павел Антокольский). Высоко оценил труд Брюсова и сам Исаакян.

А в советские годы Николай Тихонов, очарованный гением всенародно любимого художника слова Армении, написал в эмоциональном порыве стихотворение "Аветику Исаакяну":

Послушай хор сердечных голосов

На высоте, прозрачным утром рано,

То песня гор, полей, ручьев, лесов,

Иль то звучат стихи Исаакяна.

Да, то стихи, что леса веселей,

Звучней ручья и ветра над Севаном,

В них мир труда, любовь родных полей,

Все, что зовут в стихах Исаакяном.

И виден нам народный их исток,

Родник студеный, бьющий на поляну,

И календарный шепчет нам листок,

Что вновь весна пришла к Исаакяну.

Пускай пришла осеннею тропой,

Мы говорим сквозь даль ее тумана:

Пусть вечно бьет под вечною весной

Нам стиховой родник Исаакяна.

Армянский поэт в свою очередь в переводческой деятельности обращался к творчеству М.Лермонтова, Н.Некрасова, И.Никитина, С.Надсона, М.Горького… Переводческая работа Исаакяна над русской поэзией также повлияла на собственно армянскую литературу. Интерес к русской литературе проявился у Исаакяна также в серьезнейших статьях о Крылове, Пушкине, Гоголе, Чехове, Брюсове, Горьком, Шолохове и других выдающихся мастерах художественного слова. Весьма примечательно и символично, что ни об одной иноязычной литературе Исаакян не написал столько, сколько о литературе русской, и ни одна литература, после родной армянской, не нашла в его душе такого живого отклика, как русская.

А. С. Исаакян скончался 17 октября 1957 года. Похоронен в Ереване в Пантеоне имени Комитаса.

Материал подготовила: Марина Галоян

Лента

Рекомендуем посмотреть