Онлайн

Мы много пережили в тиши после войны. Немного о Маршале Баграмяне  

2019-02-27 19:45 , Немного О..., 781

Мы много пережили в тиши после войны. Немного о Маршале Баграмяне

Родился великий маршал 2 декабря 1897 года в деревне Чардахлы вблизи Елизаветполя (сегодня город Гянджа в Азербайджане) в бедной армянской семье работника-путейца. Его настоящее имя звучит как Ованес Хачатурович.

Начальное образование получил в армянской церковно-приходской школе в Елизаветполе.

Как написал сам И. Х. Баграмян в автобиографии для личного дела:

«С 9-летнего возраста с большим старанием и усердием учился в двухклассном ж. д. училище, а затем при большом материальном напряжении для родителей — в Тифлисском ж. д. техническом училище (1912—1915). Оба училища окончил с отличными оценками».

В возрасте 10 лет пошел по стопам отца и поступил учиться сначала в Тифлиское железнодорожное училище, потом там же, в техническое училище. Получив образование, начал трудовую деятельность на железной дороге.

В 1915 году с началом боевых действий на Кавказском фронте во время Первой мировой, записался добровольцем в армию. Сначала находился в запасном пехотном полку, затем проходил службу в Кавказском запасном кавалерийском полку. Как человек храбрый и образованный, Баграмян был направлен в школу прапорщиков, которую окончил в 1917 году.

После Февральской революции поддержал армянскую партию «Дашнакцутюн» и после обретения Арменией независимости принимал участие в боевых действиях против турецких войск в составе 3-го стрелкового и 1-го кавалерийского полков армянской дивизии Первой Армянской Республики под командованием генерала М. Силикова. Командовал ротой, сабельным эскадроном.

В мае 1918 года его полк был одним из тех, что остановили турецкое наступление в Сардарапатском сражении. В 1920 году Баграмян поддержал вооруженный мятеж против дашнакского правительства, за что был арестован, но вскоре освобожден с понижением должности до командира взвода.

В декабре 1920 года с территории Азербайджана в Армению вторглась Красная Армия. Баграмян, как и многие другие армянские военные, со своим взводом перешел на ее сторону, участвуя в составе 11-ой армии в боях за установление советской власти в Армении и Тифлисской операции в войне против меньшевистской Грузии. В 1921 году занимал политический пост секретаря Военного представительства Армянской ССР в Грузии.

После окончания Гражданской войны, окончив курсы комсостава, в 1923 году Баграмян получил под свое начало Ленинаканский кавалерийский полк в составе армянской стрелковой дивизии. В 1924-25 годах проходил обучение в Высшей кавалерийской школе РККА в Ленинграде. По ее окончании вернулся на прежнюю должность в свою дивизию. В 1931 году поступил в военную академию имени Фрунзе, которую окончил с отличием в июне 1934 г. и получил назначение на должность начальника оперативного штаба 5-й кавалерийской дивизии Киевского военного округа. В 1935 году ему присвоено звание полковника, а в 1936 году он назначен на должность начальника оперативного отдела штаба армии.

Тогда же Баграмян поступает в Академию Генерального Штаба, которую окончил в 1938 году также с отличием. По ее окончании, некоторое время работал в ней преподавателем тактики.

В 1936 году на полковника Баграмяна «накопали» компромат как на бывшего служащего буржуазной армии. Спас Анастас Микоян.

Сталинский террор не обошел и семью Баграмяна, в 1937 году был подвергнут репрессиям его брат, командира Красной армии уволили со службы за то, что он не отказался от своего брата, арестованного НКВД. Но наш герой пробился на прием к Ворошилову, и нарком обороны помог Баграмяну восстановиться в армии. И через год был восстановлен в рядах советской армии и получил должность начальника штаба 12-й армии Киевского особого военного округа, в которой и встретил начало войны.

Великую Отечественную Иван Христофорович начал в Киевском особом военном округе. К сентябрю киевская группировка наших войск оказалась в окружении.

Рассказывает внук маршала, Иван Сергеевич Баграмян: «Решили, что дед с передовой группой солдат будет, совершая отвлекающий маневр, пробиваться на самом опасном участке, а командование фронта, Кирпонос с другими генералами будут пробиваться в другую сторону. Но получилось так, что дед вышел из окружения, а Кирпонос (по одной из версий) был вынужден застрелиться».

Баграмян вышел из окружения сам и вывел более 20 тысяч присоединившихся к его отряду бойцов и командиров Красной Армии. Уже в ноябре Ивана Христофоровича наградили первым орденом Боевого Красного знамени, в конце декабря 1941-го он стал генерал-лейтенантом.

В трудные дни битвы за Москву по разработанному И. Х. Баграмяном замыслу и при активном его участии в управлении войсками было проведено контрнаступление советских войск в районе Ростова-на-Дону. В ходе этой операции противник был успешно выбит из города.

Пиком его полководческой карьеры стали действия вверенного ему 1-го прибалтийского фронта во время проведения операции «Багратион» летом 1944-го на территории Белоруссии. В результате мощного флангового удара по врагу через болотистую местность, откуда он не ожидал наступления, в окружение попала большая группировка немецких войск. Были освобождены Белоруссия и большая часть Прибалтики. 29 июля 1944 года Баграмяну было присвоено звание Героя Советского Союза. В ноябре 1944-го он получил второй орден Красного Знамени, а за разгром Земландской группы войск врага и взятие в апреле 1945-го Кенигсберга, награждён вторым орденом Суворова I степени.

Войну Иван Христофорович Баграмян закончил в Восточной Пруссии.

О маленьком эпизоде на приеме в честь Парада Победы в Кремле маршал рассказал внукам: «Сталин подходит с бокалом к полководцам, тост провозглашает и говорит: все маршалы, только двое — Баграмян и Еременко генералы армии. А дед возьми, да и скажи: наше дело было — воевать, а Ваше — оценивать, товарищ Сталин. А потом: ух, что же я сказал! Но, обошлось».

Летом 1958 года Баграмяна назначают начальником Тыла Министерства обороны СССР. Спустя четыре года ему представилась возможность проявить высочайший уровень и высочайшую квалификацию военачальника. Речь об операции «Анадырь».

57 лет назад, 9 сентября 1962 года, в рамках секретной операции "Анадырь" на Кубу были доставлены первые советские баллистические ракеты. Позднее Советский Союз доставил ядерные боезаряды к ним.

Проведенная в июне - октябре 1962 года операция стала ответной мерой на размещение американских ракет в Турции и Италии, а также на угрозы американского военного вторжения на Кубу. Расширение советского военного присутствия на Кубе, расположенной в 200 км от США, вызвало Карибский кризис - резкое обострение советско-американских военно-политических отношений периода "холодной войны", поставившее мир на грань ядерного столкновения между двумя сверхдержавами.

Разработку операции осуществляли маршал Иван Баграмян, генерал-полковник Семён Иванов и генерал-лейтенант Анатолий Грибков. Руководил операцией генерал армии И. А. Плиев.

Представьте себе на минуту, что вам необходимо скрытно перебросить на Кубу (ключевое слово «скрытно») ракетную дивизию (40 пусковых установок и ракеты к ним), четыре мотострелковых полка (полкам были приданы три дивизиона ракет малой дальности «Луна», способных нести спецбоеприпасы), две дивизии ПВО (144 пусковых установки для зенитных ракет С-75), два полка фронтовых крылатых ракет, эскадрилью фронтовых бомбардировщиков Ил-28, два вертолетных полка, эскадру надводных кораблей, эскадру подводных лодок, бригаду ракетных катеров. И это еще не полный список.

Личный состав частей — 51000 человек. Всем надо создать условия для нормальной службы. К тому же одеть и солдат, и офицеров следует не в военную форму, а в гражданскую одежду. А есть ли на складах дивизий и военных округов такая одежда? Правильно — нет.

Для техники тоже нужно создать условия. Значит, необходимо доставить на остров достаточное количество топлива и ГСМ, запчастей.

Маршал Баграмян справился со всеми задачами. Его люди работали быстро и четко. Почему? Возможно, ответ на этот вопрос лежит в отношении подчиненных к своему командиру: «Уже после кончины деда, на одном из юбилеев, выступал генерал, который служил под его началом. И он сказал: мы боялись Ивана Христофоровича. Но не так, как Жукова, Еременко, других военачальников. Просто боялись его подвести», -рассказал внук Маршала.

С 1958 по 1968 годы маршал находился на должности заместителя министра обороны – начальника Тыла Вооруженных Сил СССР. С 1961 года — член ЦК КПСС. В 1977 году в год своего 80-летия получил вторую звезду Героя.

Умер 21 сентября 1982 года и был захоронен в Кремлёвской стене на Красной площади в Москве. На территории бывшего СССР во многих городах существуют улицы названые в честь Баграмяна, а в Армении Баграмян имеет статус национального героя – его именем названа ереванская станция метрополитена, в системе наград ВС Армении есть медаль «Маршал Баграмян». В 2003 году в центре Еревана ему установлен памятник в виде конной статуи на высоком постаменте.

Генерал-лейтенант в отставке Иван Васильевич САФРОНОВ

Вообще-то Иван Христофорович не любил распространяться о себе. Считал, что лучшие свидетельства доблести и слабостей человеческих – дела, а не слова. За долгие годы службы под его началом я убедился, что это не поза, а позиция. Для нас, его соратников, маршал Баграмян всегда был и остается образцом верного служения Отчизне, своему народу.

Генерал-майор в отставке Рафгат Ахтямович ВАЛИЕВ, лауреат Ленинской премии

Вспомним, с какой энергией, с каким энтузиазмом работал он с детворой, когда стоял у руля Центрального штаба Всесоюзного похода комсомольцев и молодежи по местам революционной, боевой и трудовой славы советского народа А ведь ему было за семьдесят. И здоровьем особым в те годы уже не отличался. Так до конца дней своих Иван Христофорович и продолжал командовать многомиллионной армией ребят в игре «Зарница». Мне, как бывшему учителю понятно, чего это ему стоило – быть всегда в настроении, всегда молодым.

Генерал-полковник авиации Николай Павлович ДАГАЕВ

После успешных наступательных действий в Белоруссии трудящиеся Армении, выражая свою признательность генералу армии Баграмяну, передали в декабре 1944 года в состав 3-й воздушной армии эскадрилью самолетов Ил-2, построенную на личные сбережения. Назвали эту эскадрилью именем своего земляка. В первых же боевых вылетах эскадрилья имени Ивана Баграмяна нанесла мощные удары по фашистским войскам. Она неоднократно отмечалась в приказах командования.

Генерал-полковник Иван Макарович ГОЛУШКО, начальник штаба тыла – первый заместитель начальника Тыла Вооруженных Сил СССР

Несколько лет мне довелось работать под началом маршала Баграмяна, приходилось часто бывать с ним в войсках. Интересными были инспекторские поездки на Крайний Север и Дальний Восток. Человек редкой деликатности, Иван Христофорович пользовался большим уважением среди офицеров и солдат. Общение с ним в конкретном деле было полезно и для нас, и для тех, кого мы проверяли. Он всегда безошибочно выявлял основные недостатки, от которых иные командиры и хозяйственники старались отвести око проверяющих. В таких случаях Иван Христофорович спрашивал любителей лакировки:

- Почему не точны в докладах? Зачем и от кого скрываете недоделки? От себя?..

Оганнес Тигранович ГАНАЛАНЯН, доктор филологических наук, профессор

Иван Христофорович Баграмян был из числа интеллектуально богатых людей. Он очень любил поэзию Пушкина и Лермонтова, называл их «великими приемными сынами Кавказа». А роман «Война и мир», как он сам говорил, читал несколько раз и всегда с упоением. Маршал уважал и ценил произведения Ованеса Туманяна, Аветика Исаакяна, Егише Чаренца. Приезжая в Армению, он обязательно посещал любимый свой музей Чаренца в городе Чаренцаван. Однажды он попросил молодую сотрудницу музея прочесть наизусть стихотворение Чаренца «Армении». А когда она ответила, что наизусть не помнит, Баграмян только головой покачал. И тут же сам продекламировал стихи.

Академик Абрам Алиханов в своих воспоминаниях писал, что в ноябре 1948 года на даче Баграмяна был обыск: «Искали трофеи. Многие военачальники на этом деле крепко погорели… На высшем военном совете Сталин иронизировал: мол, один только товарищ Баграмян оказался чист на руку».

Характер маршала проявился и в отношении к близким. Так, у него никогда не было никаких фронтовых подруг, «походно-полевых жен». Он любил свою супругу Тамару Амаяковну до последнего дня жизни.

Материал подготовила: Марина Галоян

Лента

Рекомендуем посмотреть