Онлайн

Айвазовский - это любовь! Немного Об Ованесе Айвазовском

2019-04-11 19:23 , Немного О..., 1900

Айвазовский - это любовь! Немного Об Ованесе  Айвазовском

Счастье улыбнулось мне!

Ованес Айвазовский!

Ованес Константинович Айвазовский – знаменитый живописец-маринист, автор более шести тысяч полотен. Профессор, академик, меценат, почетный член Академий художеств Санкт-Петербурга, Амстердама, Рима, Штутгарта, Парижа и Флоренции.

Родился будущий художник в Феодосии, в 1817 году, в семье Геворка и Рипсиме Гайвазовских. Мать Ованеса была чистокровной армянкой, а отец происходил из армян, переселившихся из Западной Армении, оказавшейся под владычеством турок, в Галицию. В Феодосии Геворк поселился под фамилией Гайвазовский, записав ее на польский манер.


При рождении мальчика назвали Ованес (это армянская словоформа мужского имени Иоанн).

Дом, в котором прошло детство Айвазовского, стоял на окраине города, на небольшой возвышенности, откуда открывался отличный вид на Чёрное море, крымские степи и расположившиеся на них древние курганы. С ранних лет мальчику посчастливилось видеть море в разных его характерах (добрым и грозным), наблюдать за рыбацкими фелюгами и большими кораблями.

Отец Ованеса был удивительным человеком, предприимчивым, смекалистым. Папа знал турецкий, венгерский, польский, украинский, русский и даже цыганский языки. В Крыму Геворк Айвазян, ставший Константином Григорьевичем Гайвазовским, весьма успешно занялся торговлей. В те времена Феодосия стремительно росла, приобретя статус международного порта, но все успехи предприимчивого купца свела к нулю эпидемия чумы, вспыхнувшая после войны с Наполеоном.

К моменту рождения Ованеса у Гайвазовских уже был сын Саргис, в монашестве принявший имя Габриэл, затем родилось еще три дочери, но семья жила в большой нужде.

Мать Репсиме помогала мужу, продавая свои искусные вышивки. Ованес рос смышленым и мечтательным ребенком. С утра он просыпался и убегал на берег моря, где мог часами наблюдать за входившими в порт судами, маленькими рыбацкими лодочками, любуясь необыкновенной красоты пейзажами закатами, штормами и штилями

Окружающая обстановка будила воображение, и совсем скоро у мальчика открылись художественные способности. Местный архитектор Кох подарил ему первые карандаши, краски, дал бумагу и несколько первых уроков. Эта встреча стала переломной в биографии Ованеса Айвазовского.

Свои первые картины мальчик писал на песке, а через несколько минут их смывал прибой. Тогда он вооружился кусочком угля и украсил рисунками белые стены домика, где жили Гайвазовские. Отец посмотрел, хмурясь на шедевры сына, но не отругал его, а крепко задумался. С десяти лет Ованес работал в кофейне, помогая семье, что вовсе не мешало ему расти умным и талантливым ребенком.

В детстве Айвазовский сам выучился играть на скрипке, и, конечно, постоянно рисовал.

Судьба свела его с феодосийским архитектором Яковом Кохом, и этот момент принято считать поворотным, определяющим в биографии будущего гениального мариниста. Заметив художественные способности мальчика, Кох давал первые уроки рисования.

Вторым покровителем Ованеса стал градоначальник Феодосии Александр Казначеев. Губернатор оценил умелую игру Ованеса на скрипке, ведь он и сам нередко музицировал.

Мальчик продолжал рисовать с натуры и копировать с гравюр, и о юном даровании заговорили в городе.

Его следующим покровителем стала Наталья Нарышкина — дочь Федора Ростопчина и жена таврического губернатора.

С помощью известного портретиста Сальватора Тончи она смогла устроить Ованеса в Императорскую академию художеств — причем на казенный счет и несмотря на то, что он еще не достиг необходимого возраста (был младше 14 лет). Президент Академии Оленин принял такое решение, прочитав письмо Нарышкиной и посмотрев вложенный в него рисунок мальчика.

Мальчик стал часто бывать у нее дома, причем светская дама предоставила в его распоряжение свою библиотеку, коллекцию гравюр, книги о живописи, искусстве. Он непрестанно работал, копировал известные произведения, рисовал этюды, эскизы.

В Петербурге будущий великий художник оказался в 1833 году и начал учиться в Академии — уже не как Ованес Гайвазовский, а как Иван Айвазовский. Его приняли в пейзажный класс Максима Никифоровича Воробьева.

В возрасте 13 лет Иван Айвазовский стал самым юным учеником Академии в пейзажном классе Воробьева. Опытный педагог сразу оценил всю величину и мощь таланта Айвазовского и по мере сил и возможностей дал юноше классическое художественное образование, своего рода теоретическую и практическую базу для живописца-виртуоза, каким вскоре стал Иван Константинович.

Вскоре в Северную столицу по приглашению императора Николая I прибыл французский художник-маринист Филипп Таннер, которому Айвазовский был приставлен в качестве ученика. Француз свалил на юношу огромный объем черной работы. Однако Айвазовский все же находил время писать собственные картины, и в 1836 году представил их на Академической выставке, где выставлялся и Таннер. Одна из картин была удостоена серебряной медали.

В рецензии на эту выставку «Художественная газета» похвалила молодого живописца, а француза упрекнула в манерности.

Это вызвало дикую ярость у Таннера, и тот пожаловался на нерадивого ученика, нарушившего субординацию, своему главному заказчику — императору Николаю. Айвазовский формально действительно был не прав — полотна для выставки по правилам должны были отбирать учителя, он же не стал спрашивать у Таннера разрешения.

Император, не вникая в детали, распорядился убрать с выставки картины Айвазовского. Художник впал в немилость, и дальнейшая его карьера оказалась под угрозой. Тщетно за него хлопотали Крылов, Жуковский и президент Академии Оленин.

Однако они сумели привлечь на его сторону художника Александра Зауервейда, который преподавал детям императора. Этот покровитель оказался могущественней — в неформальной обстановке он смог показать Николаю картину Айвазовского. Тот похвалил юношу, велел выплатить за работу деньги и, более того, отправил со своим сыном Константином в летнее практическое путешествие по Балтике, где оба юноши вплотную познакомились с парусным флотом — правда, с разными целями. Вдобавок Айвазовского определили к новому учителю — тому же Зауервейду, который специализировался на батальной живописи.

Однажды на первых курсах обучения в Академии Айвазовский принёс свой рисунок. Учителя были поражены. Они были уверены, что Айвазовский не сам его нарисовал. А если и сам, то сделал копию с работы какого-то мастера. Но это не копия, а творение раннего Айвазовского.

Учась в Академии, художник познакомился с Александром Пушкиным, которого он знал недолго (вскоре поэта не стало), но которым безмерно восторгался.

Кстати, об их внешнем сходстве писал один из ближайших друзей поэта — Петр Вяземский: «Кроме отличного таланта, имеет еще одно особенное достоинство: напоминает наружностью своею нашего A.C. Пушкина». Кстати, наверно, вот и разгадка любви Айвазовского к этому сюжету: может, отчасти картины автопортретны? Более того, относительно некоторых картин, где фигура Пушкина изображена маленькой, искусствоведы действительно сомневаются — может, это не Пушкин, а Айвазовский?

Получив в 1837 году Большую золотую медаль Академии, Айвазовский выиграл поездку по Крыму и Европе. К слову, 20-летнего Айвазовского выпустили из учебного заведения на два года раньше, поскольку преподаватели решили, что более Академия ему ничего дать не может.

Картины, написанные в Венеции, Флоренции, Неаполе, Амальфи и Соррено, представленные на выставках в Риме и Неаполе, принесли ему большой успех.

Его доходы начали расти, и он смог позволить себе поездку в Швейцарию, Германию, Францию и Англию. Во время путешествия его пароход попал в сильный шторм, судно посчитали утонувшим, а художника — погибшим, и в петербургских газетах даже вышли его некрологи.

Атлантический океан

Балтийское море

Ионическое море

Критское море

Мраморное море

Черное море

Айвазовский вернулся в Россию с триумфом. Он получил звание академика и императорским указом был причислен к Главному морскому штабу в качестве художника с правом ношения мундира Морского министерства.

В дальнейшие годы карьера Айвазовского складывалась счастливо. В 1845 году в составе Русского географического общества он отправился в путешествие к берегам Малой Азии и греческим островам. В конце 1860-х художник совершил длительное путешествие по Кавказу и

Закавказью — побывал в Осетии, Дагестане, Грузии, Армении.

К этому периоду относится цикл удивительных горных пейзажей. Был он и в Египте на открытии Суэцкого канала.

Как только позволили финансы, Айвазовский обосновался в родной Феодосии, где купил участок и выстроил на нем дом, напоминающий по стилю итальянские палаццо.

Айвазовский открыл его комнаты, полные картин, для посетителей, затем пристроил специальную галерею. Особняк всегда был полон гостей — многие приезжие желали увидеть знаменитого художника и его работы.

Сегодня это Феодосийская национальная картинная галерея им. И.К. Айвазовского.

Художник Константин Лемох рассказывал, что Николай I, выйдя в море на колесном пароходе, как-то взял с собой Айвазовского. Царь стоял на кожухе одного пароходного колеса, а художник — на другом. И Николай кричал ему: «Айвазовский! Я царь земли, а ты — царь моря!»

Осыпанный многочисленными почестями и почетными званиями (вплоть до контр-адмирала), Айвазовский продолжал писать свои морские пейзажи, которые пользовались огромной популярностью. Всего ему приписывают создание более шести тысяч работ.

“Девятый вал” – самое известное кораблекрушение Айвазовского.

Рассвет. На отломанной мачте – горстка спасшихся моряков. Они герои. Которые противостоят грозной стихии. Айвазовский был оптимистом. Поэтому большая волна проходит стороной.

В состоянии шторма волны у Айвазовского выглядят особенно эффектно. Посмотрите, насколько прозрачна волна.

Вам может показаться, что такую картину создают долгие месяцы. Но Айвазовский был удивительно мастеровит. Свои работы он начинал рано утром. А заканчивал … в полдень. Иногда работал до вечера.

Его не смущало даже присутствие зрителей. Иногда показывал этакий мастер-класс для молодых художников. Создавал на их глазах очередной шедевр. Приводя новичков в шоковое состояние. Ведь чистый холст всего за 1,5 часа превращался в плескающееся море!

С годами Айвазовский не растерял мастерства. Посмотрите на его работу “Корабль среди бурного моря”. Созданную 37 лет спустя после “Девятого вала”.

“Чесменский бой” – одна из самых известных картин в батальном жанре.

Очень яркий огонь. Будто картина на самом деле горит. Летят щепы от взрыва. В воде пытаются спастись моряки.

Все так живо и правдоподобно. Как будто художник присутствовал при этом сражении.

Этот морской бой российских и турецких кораблей произошёл в 1770 году. Так что Айвазовский его вживую не видел. Он ещё к тому времени не родился. Но это не значит, что он вообще не видел сражений.

Ещё как видел. Ведь он был официальным художником военно-морского флота. Ему был открыт доступ на все корабли. В том числе во время реальных военных действий.

Он не боялся пуль. Даже игнорировал риск для жизни. С линии огня уходил лишь по приказу главнокомандующего.

Айвазовский отлично знал оснастку кораблей. Даже если корабль изображён далеко, детали на нем все равно тщательно прописывал.

Хаос или Сотворение мира

Картина “Хаос” – самая известная религиозная работа Айвазовского. Лунная дорожка прокладывает себе путь через тёмные волны. Но на небе не просто луна, а силуэт Бога с распростертыми руками.

Его шедевр «Хаос» пожелал купить сам Папа Римский. Услышав об этом, Иван Константинович лично подарил картину понтифику.

Прежде чем совершить сделку, комиссия Ватикана тщательно изучила картину. Но не нашла в ней ничего, что могло бы помешать покупке.

Николай Гоголь лично поздравил Айвазовского “…Ваня, пришёл ты … в Рим и сразу поднял хаос в Ватикане!”

Среди волн

“Среди волн” – самая большая картина Айвазовского. 285 на 429 см. Как вы думаете, сколько писал ее художник? Несколько лет? Долгие месяцы?

10 дней! И это в свои 80 лет! Правда за эту работу Айвазовский чуть не поплатился своим здоровьем.

Чтобы написать верхнюю часть, он поднимался на деревянный помост. Но однажды забылся и начал двигаться спиной назад, чтобы оценить написанное. Он полетел вниз… К счастью его успел подхватить слуга. А иначе травмы было бы не избежать.

“Среди волн” очень реалистичная картина. Здесь нет слишком яркой луны. Лишь широкий луч. Нет и эффектно накренившихся кораблей… Хотя нет. Одна лодка все-таки была.

Когда Айвазовский показал своё творение близким, высказался один из его зятьев, корабельный инженер. Он удивился, как эта хрупкая лодка-скорлупка держится на волнах.

Айвазовский вышел рассерженный. На следующий день шлюпка на картине исчезла. Художник безжалостно ее закрасил.

Айвазовскому выпала счастливая судьба водить знакомство и даже дружбу со многими выдающимися людьми той эпохи. Художник был близко знаком с Глинкой, Николаем Раевским, Кипренским, Брюлловым, Жуковским, не говоря уже о дружбе с императорским семейством. И все же связи, богатство, слава не прельщали художника.

Главными в его жизни всегда были семья, простые люди, любимая работа.

Разбогатев и став знаменитым, Айвазовский много сделал для родной Феодосии: основал школу искусств и картинную галерею, музей древностей, спонсировал строительство железной дороги, городского водопровода, питавшегося из его личного источника. Под конец жизни Иван Константинович оставался таким же деятельным и активным как в молодости: посетил с супругой Америку, много работал, помогал людям, занимался благотворительностью, благоустройством родного города и преподавательской деятельностью.

Личная жизнь великого живописца полна взлетов и падений. В его судьбе было три любви, три женщины.

Первая любовь Айвазовского – танцовщица из Венеции, мировая знаменитость Мария Тальони, была старше его на 13 лет. Влюбленный художник отправился за своей музой в Венецию, но отношения были недолгими: танцовщица предпочла любви юноши балет.

В 1848 году Иван Константинович по большой любви женился на Юлии Гревс, дочери англичанина, бывшего придворным медиком Николая I. Молодые уехали в Феодосию, где сыграли пышную свадьбу. В этом браке у Айвазовского родилось четыре дочери: Александра, Мария, Елена и Жанна.

На фото семья выглядит счастливой, но идиллия оказалась недолгой. После рождения дочек супруга переменилась в характере, перенеся нервное заболевание. Юлия хотела жить в столице, бывать на балах, давать званые вечера, вести светскую жизнь, а сердце художника принадлежало Феодосии и простым людям. В итоге брак завершился разводом, что по тем временам случалось нечасто. С трудом художнику удавалось поддерживать отношения с дочерьми и их семьями: сварливая жена настроила девушек против отца.

Последнюю любовь художник встретил уже в преклонном возрасте: в 1881 году ему было 65 лет, а его избраннице – всего 25 лет. Анна Никитична Саркизова стала супругой Айвазовского в 1882 году и была с ним до самого конца. Их брак продлился 18 лет.

Ее красота увековечена супругом в картине "Портрет жены художника".

Красивая, скромная женщина. Анна после смерти мужа хотела лишь уединения. Она проведёт ещё 45 лет своей жизни в полном одиночестве

Главный Храм В Жизни Айвазовского

Церковь Святого Сергия (Сурб-Саркис) в Феодосии является одним из старейших памятников армянской средневековой архитектуры.

Церковь построена в первой половине XIV века. В стены храма вмурованы хачкары — каменные плиты с различными изображениями креста. По армянскому обычаю такие камни, найденные на руинах, закладывались в стены строящихся церквей. Самый древний хачкар в церкви Сурб-Саркис старше самого здания на 300 лет. В основании храма лежат плиты больших размеров, на многих из них на армянском языке высечены посвящения благотворителям и меценатам, жертвовавшим средства на возведение церкви.

Когда-то церковь Святого Сергия украшали фрески, но большинство из них сохранить не удалось. За время своего существования храм пережил несколько реставраций. В 1888 году здание сильно пострадало при пожаре, деньги на реконструкцию пожертвовал художник Иван Айвазовский. Об этом напоминает висящая над входом в храм мемориальная доска. В ходе следующих восстановительных работ в 1965–1970 годах были реконструированы крыша и пол церкви, а также очищены от более поздних наслоений уцелевшие фрески и живописные фрагменты.

С церковью Сурб-Саркис связаны важные события жизни художника-мариниста Ивана Айвазовского. Здесь его крестили. Здесь он венчался со своей женой Анной Саркисовой-Бурназян. В 1900 году в храме состоялось отпевание художника. Согласно последней воле Айвазовского, он был похоронен на территории храма. Церкви и приходской школе он завещал 50 тысяч рублей.

В 1903 году вдова художника поставила на его могиле памятник из цельного куска белого мрамора. На нем на армянском языке высечены слова «Родившись смертным, оставил по себе бессмертную память».

Умер Айвазовский внезапно, во сне, в возрасте 82 лет, оставив после себя четырех дочерей и множество внуков. Его последняя картина «Взрыв корабля», посвященная взрыву Константином Канарисом турецкого корабля у острова Хиос в 1822 году, осталась на мольберте неоконченной.

Проститься с ним на улицы вышел весь город.

Вся живопись — слабое подражание природе.

Ованес Айвазовский!!!

Материал подготовила: Марина Галоян

Лента

Рекомендуем посмотреть