Онлайн

​Главный конструктор искусственного спутника Земли «Метеор»-Андраник Иосифьян . Минутка Истории

2019-04-12 20:00 , Минутка истории, 952

​Главный конструктор искусственного спутника Земли «Метеор»-Андраник Иосифьян . Минутка Истории

Андрaник Иосифьян известен как основоположник и директор Всесоюзного НИИ электромеханики, главный конструктор ИСЗ «Метеор». «Главный электрик всех ракет», по определению С. П. Королёва.

Но за свою долгую и яркую жизнь им было сделано очень много, и не о всех его работах имеется подробная информация. Имел он отношение и к разработке новых средств выведения полезной нагрузки на околоземную орбиту.

Для нынешнего поколения учёных А. Г. Иосифьян являет собой пример учёного-универсала. Он был одновременно исследователем, автором теоретических работ в области электромагнетизма и талантливым инженером, на счету которого более 30 изобретений, главным образом в области автоматического управления. Все это в совокупности сыграло большую роль в развитии космонавтики, атомной энергетики, ракетной техники и в целом отечественного электромашиностроения.

Родился будущий академик в высокогорном селе Цмакаох Елизаветпольской губернии (Нагорный Карабах) в семье учителя, а дед его был священником. Когда Андранику было 5 лет, отец получил место священника в Армянской церкви г. Буйнакска (близ Махачкалы). Здесь мальчик учился в реальном училище, приобретя неплохие знания по математике, биологии и европейским языкам.

В 1918 году, когда происходили резня и погромы армян, а к городу приближались турецкие войска, семья Иосифьян решила уехать в Туркмению. Позже Иосифьяны вернулись в родное село, где отец после смерти дедушки занял место священника.

В 15 лет Андраник пошёл в пастухи, в 17 – записался добровольцем в Красную Армию, в 20 лет закончил рабфак и тогда же, т.е. в 1925-м, поступил в Бакинский политехнический институт на электромеханический факультет. В студенческие годы Андранику приходилось подрабатывать грузчиком, лаборантом, электромонтажником. И, несомненно, этот опыт выковал в нем такие важные качества, как феноменальная работоспособность и неуёмная жажда знаний. Пройдя тяжёлую трудовую школу, он в дальнейшем не мог терпеть людей с потребительским отношением к жизни.

Вопрос Арцаха всегда волновал ученого и воспринимался им в едином контексте перспектив развития нации. Часто он обсуждал этот вопрос у себя на даче в Барвихе со своим именитым земляком, маршалом СССР И. Баграмяном. Он рассматривал армянское будущее сквозь призму интеллектуального потенциала нации - «панацеи от потребительского сознания». Именно Андраник Иосифьян заложил в Армении фундамент грядущего научно-технического прогресса, основав более десяти филиалов союзных учреждений: благодаря его миссионерской деятельности Ереван образца 1960-1970 годов превратился в один из мировых центров вычислительной техники. Он всегда умел видеть будущее и предлагать альтернативу настоящему. М. Янгель называл Иосифьяна «Электрикосом всех армян».

Для каждого талантливого человека очень важен удачный своевременный взлёт. Таким стартом для Андраника (позднее его стали называть Андроник) был вызов в Москву, в Технический штаб вооружений Красной Армии. Здесь заинтересовались его изобретением – электрической винтовой пушкой.

Затем последовало приглашение на работу к академику К. Шенферу во Всесоюзный электротехнический институт, где он проработал 11 лет, сформировался как учёный и инженер.

Вскоре Иосифьян стал начальником лаборатории и познакомился с А. П. Казанцевым – будущим писателем-фантастом, который в то время тоже разрабатывал электрическую пушку. Иосифьян пригласил Казанцева для совместной работы над применением принципа бегущего магнитного поля (линейный двигатель) к созданию электрического орудия дальнего боя, способного осуществлять безракетный разгон баллистических тел (например, снарядов) до космической скорости

Для решения этой задачи требовалась мгновенная энергия громадной величины. А такую энергию можно было получить, как считал Иосифьян, путём создания ударного генератора напряжением 10 миллионов вольт.

Иосифьян запросил на это один миллион рублей. Денег, конечно, не дали, у молодой Республики Советов их не было. Неудача с «ударным генератором» не смутила Иосифьяна, но эта работа послужила толчком к продолжению исследований по линейным двигателям.

Уже в 30-е годы имя Иосифьяна стало известно в СССР благодаря его проектам по применению электрических двигателей в автомобилях, тракторах, вертолётах. Идеи и проекты были настолько оригинальны, что вскоре он привлекается к особо важным военным проектам, становясь на долгие годы одним из самых засекреченных советских учёных.

Иосифьян был стойким, последовательным и мужественным человеком. Волна репрессий, прокатившаяся во второй половине 30-х годов, коснулась и молодого специалиста. По навету был расстрелян его отец, сам Иосифьян был исключен из партии, отстранен от работ, понижен в должности. Но тогда, в 30-х годах, вопреки утверждениям демократов, разбирались с каждым, даже с рядовым гражданином. После апелляции на 18-й съезд ВКП(б), в 1939 году, Иосифьян был восстановлен в партии и назначен начальником ОКБ ВЭИ. А в 1940 году Иосифьян защитил докторскую диссертацию по теме: "Теория и практика бесконтактных сельсинных схем".

Примечательна оценка деятельности Иосифьяна академиком К.И.Шенфером за предвоенный период его работы в ВЭИ:

"Обладая блестящими способностями, Иосифьян мог бы написать многие тома исследований. Однако он являет собой тип ученого, который видит главную цель своей работы не только в разработке теоретических вопросов, но также и в реальном осуществлении своих научных предложений - построении на заводе изобретенных им машин и аппаратов". Такую оценку, пожалуй, мало кому можно дать из современных академиков Российской академии наук.

В 1939 году А. Иосифьян впервые в мировой технике создал асинхронный линейный двигатель в несколько десятков метров для макета «Магнитогорск» на Всемирной выставке в Нью-Йорке.

Там на магнитофугальной железной дороге курсировали макеты вагонов, и это явилось прообразом будущих высокоскоростных железных дорог, созданных японскими и западноевропейскими инженерами только через несколько десятилетий.

Иосифьяну было выдано авторское свидетельство за номером 18294 на одно из его наиважнейших изобретений предвоенных лет – бесконтактный сельсин. Право на изготовление бесконтактного сельсина приобрели в том же году США, Англия, Франция, Германия и Италия. До сих пор бесконтактный сельсин — неотъемлемая часть следящего привода и системы автоматического регулирования во многих конструкциях машин. Во время Великой Отечественной войны бесконтактные сельсины применялись в системах управления артиллерийским огнём, в радиолокационных установках, авиации и т.д.

По своей значимости сельсин тогда можно было сравнить с изобретением телефона и телеграфа. Во время Великой Отечественной войны сельсины нашли самое широкое применение в советских системах вооружения.

По заданию Наркомата обороны и ВМФ, Иосифьян вместе с физиками Вульфсоном и Смирновым разработали теплогенератор. Это был прожектор, который ловит корабль в радиусе 8 км и следит за ним с помощью синхронно-следящей системы и датчиков инфракрасного излучения от горячих труб корабля. Это был первый опыт в направлении, предшествующем радиолокации, в которой синхронно-следящие системы Иосифьяна нашли самое широкое применение.

В 1940 году в процессе испытаний Сталину демонстрировалась созданная в лаборатории Иосифьяна многоорудийная магнитная система, управляемая от блока прецизионной наводки при стрельбе.

В июне 1941 г., т.е. в самом начале войны, Иосифьян добился того, что получил в своё распоряжение небольшой завод для выпуска разработанных им дистанционно-управляемых маленьких танкеток, предназначенных для подрыва вражеских танков. В боях на московских улицах они не понадобились, но свою роль электротанкетки сыграли при прорыве обороны немцев на Синявинских высотах под Ленинградом, где перед тем была уложена целая дивизия в безуспешной попытке прорвать оборону.

Недаром остряки, осведомленные о том, что творилось у Иосифьяна, говорили о существовании в Москве "завода имени Жюля Верна".

К заводу был прикомандирован автобатальон под командой майора А. П. Казанцева – того самого писателя-фантаста и бывшего главного инженера опытного завода ВЭИ. Батальон предназначался для формирования фронтовых отрядов с танкетками Иосифьяна.

В середине октября 1941 г. немцы подходили к Москве. Многие предприятия и организации спешно эвакуировались. 15-го октября в Москве началась паника. Метро не работало, его готовили к взрыву. Люди покидали город на чём попало.

Андроник Гевондович с небольшой группой сотрудников, имея в своём распоряжении автомобильную часть для срочного отхода, переждал критическую ситуацию и остался в Москве.

Завод разрабатывал и выпускал для фронта новую военную технику:

электротанкетки (торпеды) для подрыва танков и дзотов;

источники питания для радиостанций и сами новейшие переносные радиостанции с частотной модуляцией;

специальную военную технику для партизан: подрывные машинки, прыгающие и магнитные мины, полупроводниковые источники питания для партизанских радиостанций, замаскированные под керосиновые лампы, и др.;

биротативные электродвигатели (давнишняя любовь А.Г.) для морских торпед. Торпедами с этими двигателями был в 1944 г. потоплен крупный немецкий транспорт.

В дальнейшем этот завод перерос во Всесоюзный НИИ электромеханики, куда он сумел привлечь много талантливых ученых и инженеров и который вскоре начали называть электротехнической империей.

Институт был ориентирован на создание на основе научных исследований новой техники и технологии. Этому способствовала утвержденная А. Г. Иосифьяном структура института, благодаря которой каждый научный отдел имел свои лаборатории, конструкторское бюро и макетную мастерскую, что значительно сокращало сроки разработки новых устройств и систем. При такой организации удавалось большинство возникающих вопросов решать внутри отдела, позволяя тем самым руководству сосредотачиваться на принципиальных вопросах и критических ситуациях. Кроме того, руководители отделов, работая в условиях самостоятельности и ответственности, быстро становились крупными специалистами в своей области.

Здесь следует отметить тот факт, что А. Г. Иосифьян никогда не делил науку на фундаментальную и прикладную, а рассматривал их всегда в тесном взаимодействии и взаимообогащении. Он считал, что как в любой прикладной науке непременно заложена фундаментальная часть, так и в любом фундаментальном исследовании присутствует прикладная часть – техника и технология. Важен, в конечном счёте, технический и технологический результат.

Ещё в 1944 г. А. Г. Иосифьян выдвинул новаторскую для того времени идею: электропромышленность должна идти по пути создания единых серий электрических машин и аппаратов. Западные компьютерные фирмы только в 1964 г. оценили такой подход. А. Г. Иосифьян был научным руководителем разработки нескольких поколений этих серий и удостоился звания лауреата Государственной премии.

Летом 1945 г. два американских самолёта В-29 («летающая крепость»), потеряв ориентировку, сели на нашем Дальнем Востоке. Сам самолёт, его вооружение и электротехническое, радиотехническое, локационное оборудование представляли собой последнее слово американской техники.

Сталин потребовал воспроизвести такой самолёт. Выполнение этого задания было возложено на КБ А. Н. Туполева. Многие министерства, институты, предприятия были привлечены к этой работе.

Несмотря на возражение министра электропрома И. Г. Кабанова, А. Г. Иосифьян через ЦК партии добился, что ВНИИЭМу поручили разработку систем дистанционного управления пушечными установками туполевской «летающей крепости» – Ту-4. Под общим руководством Андроника Гевондовича был выполнен огромный объем исследовательских, конструкторских, наладочных работ и сдаточных испытаний.

Государственные лётные испытания Ту-4 прошли успешно.

В 1949 г. эта работа ВНИИЭМ была удостоена Сталинской премии. Однако министерство вычеркнуло А. Г. Иосифьяна из списка участников из-за вздорной причины: он недавно получил взыскание от МК партии за ошибки в подборе кадров. Комиссия МК составила длинный список подлежащих увольнению лиц с анкетными «дефектами» (репрессированные родственники, «пятый пункт» и др.). И вот Андроник Гевондович, который всегда бережно относился к своим сотрудникам, никогда не подставлял их в случае провалов (работы часто были ответственейшие), заслонял их своим авторитетом, и в этот раз бился с комиссией отчаянно и отбил у неё профессора Т. Г. Сорокера, Н. Н. Шереметевского, и некоторых других.

После войны Сергей Королёв включил Иосифьяна в созданный им Совет главных конструкторов, и он стал главным конструктором в части разработок электрооборудования космических аппаратов, баллистических ракет, атомных подлодок.

В 1961 году во время полёта Юрия Гагарина надёжно сработавшее электрооборудование космического аппарата было разработано под руководством А. Иосифьяна.

Под его руководством и при активном творческом участии его заместителя Н. Н. Шереметевского были разработаны оригинальные электромеханические устройства для ракет, спутников и космических кораблей: электромашинные с прецизионными регуляторами частоты и полупроводниковые источники питания, бесщёточные двигатели постоянного тока для терморегулирования, электроприводы солнечных батарей, двигатели-маховики на магнитном подвесе ротора и другие. Главный конструктор А. Г. Иосифьян неоднократно вместе с Главными конструкторами ракет С. П. Королёвым и М. К. Янгелем и Главными конструкторами отдельных систем работал на полигоне во время наладочных, пусковых и государственных испытаний баллистических ракет.

А. Г. Иосифьян, как никто другой, понимал возможности электромеханики, и у него в конце 50-х возникла идея построить и запустить собственные спутники Земли.

Андроник Гевондович загорелся этой идеей. А ему уже было 55. Он понимал, что политехничность рождённого им института облегчает выполнение комплексной работы, так как уменьшается число смежников и потери времени на взаимодействие с ними. При поддержке С. П. Королёва Андроник Гевондович получил разрешение создать свой небольшой спутник для испытания электрооборудования в космосе.

Для этой работы он открыл новый, молодёжный отдел. В нём был только один умудрённый годами конструктор М. Т. Геворкян, уволенный в 1949 г. по злосчастному списку МК партии. Иосифьян всегда умел зажечь своим энтузиазмом молодых. Он смело выдвигал их на ответственные позиции.

Многие в институте сомневались в успехе этого дела, иронически называли отдел детской технической станцией. Однако под руководством А. Г. Иосифьяна и при его непосредственном участии был разработан, изготовлен и запущен спутник «Омега».

Принципиальное значение этого спутника в том, что в нём впервые была реализована блестящая идея А. Г. Иосифьяна – трёхосной электромеханической ориентации с питанием от солнечных батарей. Благодаря успеху этого проекта на ВНИИЭМ было возложено создание метеорологических спутников. А. Г. Иосифьян стал Главным конструктором спутника «Метеор».

Он непосредственно руководил всем комплексом работ по проектированию, изготовлению и приборному оснащению серии этих спутников, имевших трёхосную электромеханическую систему ориентации и стабилизации высокой точности. Спутники были снабжены сложной научной и информационной аппаратурой для сбора и передачи оперативной метеорологической информации и проведения исследований природных ресурсов Земли. В течение 20 лет различные модификации этих спутников успешно работали на околоземных орбитах.

В 1969 году постановлением правительства экспериментальная система "Метеор" была принята в эксплуатацию, как Государственная МКС "Метеор". В последующем на базе "Метеоров" под руководством Иосифьяна были созданы ИСЗ "Метеор-2", "Метеор-Природа" и "Болгария-1300". За создание спутников "Метеор" Иосифьяну была присуждена Ленинская премия.

В начале 60-х правительство назначило А. Г. Иосифьяна научным руководителем направления по созданию электрооборудования атомных подводных лодок. Андроник Гевондович предложил принципиально новый подход к проектированию этого оборудования. Под его руководством в Истринском филиале был построен уникальный стенд для испытаний комплекса электрооборудования АПЛ. А. Г. Иосифьян лично участвовал в пусконаладочных работах и испытаниях АПЛ, находясь вместе с другими научными руководителями-академиками на специальном корабле.

В конце 1973 г. в результате интриг чиновников и не без участия в них кое-кого из руководства института, Герой Социалистического труда, лауреат Ленинской и дважды Государственной премий академик Иосифьян был вынужден покинуть пост директора с условием, что он останется научным руководителем института.

Но фактически А. Г. Иосифьян был отстранён от всех работ. А ему не исполнилось ещё и 70, и это при его энергии!

Последние годы жизни Андроник Гевондович по-прежнему в своём кабинете занимался тем, чему в прошлые годы отдавал почти всё своё свободное время – попытке найти подходы к общей теории поля…

Особо следует отметить вклад Иосифьяна в развитие науки и промышленности Армении.

Как большой патриот своей родины Андраник Гевондович не мог остаться безучастным в решении этих важнейших проблем. Будучи директором ВНИИЭМ, насчитывающего свыше 25 тысяч человек, он одновременно избирается вице-президентом Академии наук Армении.

По существу, электротехническая, радиотехническая и электронная наука и промышленность в Армении были созданы по инициативе и постоянной поддержке Иосифьяна.

Всесоюзный научно-исследовательский институт комплексного электрооборудования первоначально был создан как Ереванский филиал ВНИИЭМ. Впоследствии он стал головной организацией по системам автономного электроснабжения наземного и надводного мобильного базирования. Уникальные разработки этого института по сей день выпускаются для электроснабжения систем управления ракетными комплексами.

Практически все созданные в институте изделия выпускались на Армэлектрозаводе,что превратило это предприятие в крупнейшего производителя систем автономной 395 энергетики. Достаточно сказать, что в 90-ые годы Армэлектрозавод выпускал 40% средств автономного электроснабжения, производимых в стране.

По инициативе Иосифьяна в Ереване был создан второй крупнейший институт –Ереванский научно-исследовательский институт математических машин. Институт за короткое время стал головным предприятием по разработке отрезка единой серии электронных вычислительных машин. Была создана уникальная автоматизированная система управления.

Создав в Москве в 1962 году первые образцы малогабаритной электронной вычислительной машины М-3, Андраник Гевондович посылает одну из них в Ереван, и на ее базе создается первый в Армении Вычислительный центр Академии наук, сыгравший громадную роль в становлении и развитии вычислительной науки в республике.

Далее СКБ “Транзистор” в Ереване,

НИИ“Автоматика” в Кировакане, комплекс предприятий электронной промышленности в Абовяне – вот далеко не полный перечень уникальных научно-производственных предприятий, созданных при содействии

Иосифьяна вместе с другими образовательными, научными и промышленными предприятиями, определившими лицо Армении 50-х – 80-х годов.

Андраник Гевондович был великим ученым-романтиком, неустанным энтузиастом, большим патриотом, посвятившим свою жизнь становлению и развитию науки и техники своей страны. Он был исключительно добрым, отзывчивым и ранимым человеком.

«Легенды сопутствовали этому человеку всю жизнь и не оставили после смерти. Он умер в 1993 году, в ночь после Дня космонавтики, - вспоминали коллеги Андраника Иосифьяна. - А спустя 40 дней, когда по христианским канонам душа покидает Землю, лунная тень накрыла орбиту, на которой со своей солнечной батареей находился созданный им метеорологический аппарат "Метеор". Система электропитания на время отключилась. И подумалось: "его душа соединилась c небом”.

Материал подготовила: Марина Галоян

Лента

Рекомендуем посмотреть