Онлайн

Аршил Горки: Я мечтаю о нашей родине, и как будто армянский вековой дух двигает моей рукой

2019-04-15 22:26 , Культура, Шоу бизнес, 785

Аршил Горки:  Я мечтаю о нашей родине, и как будто армянский вековой дух двигает моей рукой

Аршил Горки – американский художник армянского происхождения, по праву считается ярчайшим представителем сюрреализма и основателем абстрактного экспрессионизма. Его картины по сей день представлены в лондонской галерее «Тэйт» и на всех крупных выставках и аукционах США.

Настоящее имя художника Аршила Горки – Востаник Манук Адоян. Он родился в 1904-м году в армянской семье в деревне Хорком, близ города Ван в Османской империи. В 1915-м, спасаясь от геноцида армян, он вместе с матерью и тремя сёстрами бежал в Восточную Армению. Но на этом беды семьи Адоян не прекратились – в 1919-м году в Ереване от голода умерла мать Востаника – Шушан, и он вместе с младшей сестрой Вартуш был вынужден эмигрировать в США – к старшим сёстрам и отцу, который выехал в США еще в 1908-м году, избегая мобилизации в турецкую армию. Беды и глубокие потрясения, пережитые в юности, отпечатаются на мировоззрении и творчестве будущего художника навсегда.

После приезда США он принял решение заново начать свою жизнь: он взял себе имя Аршил Горки, делая вид, что является племянником русского писателя Максима Горького, но не зная, что «Максим Горький» также псевдоним.

Голова мужчины

Затем стал искать себя в искусстве. В 1925-м художник приобрел свою первую мастерскую в Нью-Йорке, ав 1926-1931-м годах преподавал живопись и графику в художественной школе и Центральном художественном училище в Нью-Йорке, и стал творить, передавая свое воображение, а вернее всю перенесенную боль и утрату на холсте.

Он начал как близкий последователь тенденции европейской живописи, за что был насмешливо назван «Пикассо Вашингтон-сквер». Но в процессе работы он подражал работам европейских художников в формальных вопросах, тогда как собственное творчество Горки всегда было сильно эмоциональным.

Картина

Как и многие молодые художники начала двадцатого века, Аршил Горки увлекается импрессионистами, потом постимпрессионистами, а потом сюрреалистами. Осознавая сильное влияние Пабло Пикассо, Василия Кандинского и Поля Сезанна, Горки все же находит свой собственный, узнаваемый стиль, что делает его одним из лучших и самых влиятельных художников ХХ века.

«Форма – это язык данного времени и она должна развиваться неотступно. Многие эмоции и переживания вечны, одни передаются быстрее, чем другие. Что еще означает художник, если не творец, который хочет поделиться. Я ищу форму или язык, чтобы выразить мои идеи для нашего времени…», - говорил Горки.

Аршил Горки. Художник и его мать, 1926–1936

Уже в 1920-х годах он начал работу над некоторыми из своих шедевров, в том числе знаменитой картиной «Художник и его мать», над которой он работал и вносил изменения вплоть до 1942 года. Надо сказать, что образ своей матери Горки пронес через всю жизнь. Он очень любил ее и никак не мог забыть. В разные годы, картину «Портрет художника и его матери», Горки рисовал в нескольких вариантах.

Аршил Горки. Художник и его мать, 1926–1942

«…Армянские глаза моей матери они называют пикассовскими, армянскую грусть – византийской и русской. И когда я исправляют их и говорю: «Нет, дорогие господа, вы ошибаетесь, это армянские глаза», то они странно смотрят на меня и говорят, что это просто проявление «шовинизма малой нации»», - говорил Аршил Горки.

Аршил Горки с матерью Шушан. Ван, Турция. 1912

А источником «автопортрета» стала фотография маленького Востаника с матерью, сделанная в в 1912 году. Отметим, что в данной картине размытость линий рук матери является одной из основных тем фильма Атома Эгояна - «Арарат».

В 1934-м году в Филадельфии открылась первая персональная выставка Аршила Горки, спустя три года Музей современного искусства в Нью-Йорке приобрёл цикл его работ, посвящённых родному Хоргому, а еще через год этот лот был продан на аукционе «Christie’s» за 4,2 миллиона долларов. Это был рекорд того времени среди американских и армянских художников.

Голубая фигура в кресле

Художник всю жизнь и во всём оставался армянином, хоть в американском обществе зачастую это оставалось непонятым, а «армянский колорит» его работ публика путала с русским и т.д. Поэтому всю свою любовь к родине, всю свою грусть по родным просторам Аршил Горки выливал в письмах к младшей сестре Вартуш, с которой активно переписывался:

«Мысли обращаются к родине, молодости и ароматам Армении. Могут ли океанские горизонты или просторы России и Китая сравниться с мощью вершины Арарата? Думаю, нет. Мы, армяне, великий народ с большими мыслями, этому способствовал сам устрашающий характер природы Армении с ее мускулатурой гор. Итак, великая Армения, издревле рожденная среди величия. Армяне все еще взваливают на себя большие, весомые мысли, которыми отличается наша нация».

Картина в кхоркоме

«Как я люблю нашу землю, как я скучаю по нашей любимой родине… я постоянно переполнен красотами нашего Хоргома и Вана. Наша бессмертная армянская страна, её багряные горы, солёные белые берега озера Ван, любимые равнины и животные… Мы часть нашей родины, злыми бурями заброшены далеко… Я мечтаю о нашей родине, и как будто армянский вековой дух двигает моей рукой – создавать силуэты садов Хоргома, пшеничных полей и огородов. Наша прекрасная Армения, которую мы потеряли и которую я обрету в своём искусстве».

«Великое искусство нашего народа спрятано среди руин и обыденной жизни далеких сел. Оно создано людьми чистыми душой, которые за долгую череду скорбных веков не имели возможности поведать миру о своих достижениях. Мы — раса художников. Искусство гораздо выше войны, поскольку оно создает, а война только разрушает. Искусство сохраняет красоту, а война производит только уродство и несчастье. Когда-нибудь мир лучше узнает искусство Армении. Известность никогда не определяла качество, гораздо чаще она подрывала его. Армения не просто находилась на перекрестках мира, она провела их своими силами», - писал Горки в письме к Вартуш.

Дитя идумейской ночи

Последние годы жизни художника были полны трагических событий. В 1946 году мастерская Горки сгорела, уничтожив большую часть работ всей его жизни. Тогда у него обнаружился рак прямой кишки, из-за чего ему должны были удалить часть толстой кишки, оставляя его зависеть от препаратов колостомы. Радость ушла из его жизни и картин, как даже и его техника стала более возвышенной в работах, таких как «Предел» и «Агония». Затем он попал в автомобильную аварию и сломал себе шею, его правая рука была частично парализована. Он впал в глубокую депрессию – он больше не мог рисовать, а его жена Агнес Магрудер, узнав о невозможности заработка мужа, ушла от него, забрав с собой ребёнка. Так, дойдя до крайности, Аршил Горки 21 июля 1948 года совершает самоубийство, повесившись у себя дома. Ему было 44 года.

Загадочная борьба

«Как возвышенный поэт, так и художник – Горки был человеком многих настроений и аспектов, одновременно робким, теплым и буйным, нежным обожающим отцом, сострадательным учителем, учеником большой живописи прошлого, плодотворной фигурой в кузнице нового американского искусства, появившийся в конце 40-ых, автор нескольких значительных картин нашего времени. Гордый и меланхоличный человек, который испытал крайнюю нищету и страдание, он был и чувствительным и высоко духовным. Человек многих противоречий, страстно преданный своему армянскому наследию, он любил искусство прошлого, несмотря на то, что был вовлечен в увековечивающую борьбу для создания нового направления в живописи. По мнению его друзей и поклонников, его отношение к искусству 1950-ых можно было сравнить с отношением Сезанна к революционной живописи начала XX века. Как Сезанн предвосхитил кубизм Пикассо и Брака, так Горки предвещал приход века независимого и прогрессивного американского искусства», – писала о нем художница Диана Уолдмэн.

Композиция

Материал подготовила: Тамара Хачатрян

Лента

Рекомендуем посмотреть