Онлайн

Армянин Евгений Вахтангов – великий режиссер, разработчик формулы «Фантастического реализма», с помощью которой стремился раздвинуть границы бытового и психологического правдоподобия на сцене. Немного О

2019-05-13 21:02 , Немного О..., 1008

Армянин Евгений Вахтангов – великий режиссер, разработчик формулы «Фантастического реализма», с помощью которой стремился раздвинуть границы бытового и психологического правдоподобия на сцене. Немного О

— А откуда же его взять, это творческое самочувствие актера? раздался чей-то голос. — Откуда? Откуда? — ожесточенно повторил Вахтангов. — А откуда все приходит —от призвания! От того, что репетиция — это праздник, а не урок! От смелости! От гордого сознания, что я художник! От того, что я наделен волей, темпераментом, юмором, голосом, великолепной дикцией! От того, что я знаю, чего я хочу в жизни! От того, что я владею законами сцены. От того, что я мастер театра, профессионал, а не случайный любитель или родственник тетки моей тещи, протащивших меня всеми правдами и неправдами на сцену. От того, что мне на сцене всегда легко, весело, радостно. От того, что я люблю зрителя, а не боюсь его, как вы! Нет, я решительно не понимаю, зачем вы идете в театр, работаете в нем, если вы не умеете привести себя в творческое состояние и пробыть в нем столько, сколько вам надо!

Николай Горчаков

Режиссерские уроки Вахтангова

Евгений Вахтангов родился во Владикавказе, в доме на улице Армянской, напротив Церкви Святого Григория Просветителя.

Дом на улице Армянской во Владикавказе, в котором родился и вырос Вахтангов.

Происходил из зажиточной патриархальной семьи табачного фабриканта Багратиона Сергеевича Вахтангова, армянина, и Ольги Васильевны Вахтанговой (в девичестве Лебедевой), русской. Был крещён спустя 19 дней как «Евгений, сын Багратиона».

В 1903 году юноша поступил на факультет естественных наук Московского университета. Там Евгений Вахтангов проучился только год, а затем перевелся на юридическое отделение того же университета. Но и юриспруденция не смогла покорить сердце Вахтангова, и молодой человек вскоре нашел возможность заняться любимым делом.

Уже в 1905 году Евгений Вахтангов самостоятельно поставил первый спектакль в студенческом театре. Это была пьеса «Педагоги» по одноименному произведению Отто Эрнста. Эта постановка не была бесплатной: студенты собирали средства для помощи нуждающимся людям. Спустя год Евгений Багратионович открыл студенческий кружок драматического искусства.

Евгений Вахтангов увлекся театром и решил посвятить ему всю жизнь. В гимназические годы он уже играл в любительских постановках: «Женитьба» Николая Гоголя, «Бедность не порок» Александра Островского и «Дети Ванюшина» Сергея Найденова.

Он ставил спектакли и играл сам — и в Москве, и во время приездов во Владикавказ. Для каждой постановки Вахтангов разрабатывал общий план, тщательно перечислял все предметы, которые должны находиться на сцене, описывал костюмы, грим и походку актеров, даже рассчитывал темп хода занавеса. Образцом театрального искусства для него был Московский Художественный театр. Здесь Евгения Вахтангова вдохновляло все: декорации и актерская игра, звуковые эффекты и технические детали.

В 1909 году Вахтангов решил получить профессиональное театральное образование и поступил на драматические курсы при Московском Художественном театре. Здесь преподавали преимущественно артисты театра: Александр Адашев и Василий Лужский, Николай Александров и Василий Качалов. Они обучали молодых актеров по методикам Константина Станиславского.

Евгений Вахтангов хотел стать режиссером, и Константин Станиславский вскоре стал выделять его из остальных учеников. Он назначил Вахтангова главным помощником по работе с молодыми актерами. Вдохновленный методикой Станиславского, Евгений Вахтангов мечтал создать актерскую студию.

«Хочу образовать Студию, где мы учились бы. Принцип — всего добиваться самим... Проверить систему К. С. [Константина Станиславского] на самих себе. Принять или отвергнуть её. Исправить, дополнить или убрать ложь. Все пришедшие в студию должны любить искусство вообще и сценическое в частности. Радость искать в творчестве. Забыть публику. Творить для себя. Наслаждаться для себя. Сами себе судьи».

Евгений Вахтангов

Женитьба без учета родительского мнения и оставление учебы в университете ради театра, вызвали гнев отца, Евгений был лишен наследства. Но Вахтангов был счастлив, что пошел по выбранному пути, впоследствии он писал:

«Как подумаю: У нас своя сцена. Свое помещение… Свой занавес… Подумайте — ведь это свой театр. Наш — маленький и уютный. Где так отдохнешь в работе. Куда отдашь всю свою любовь. Куда принесешь радости свои и слезы. Милые лица. Добрые глаза. Трепетные чувства. Все друг другу друзья. Нежно, осторожно подходим к душе каждого. Бережем. Честные и любящие. Чувствующие святость. Ничего грубого. Ничего резкого»

К этому стремился и сам Станиславский. Поэтому в 1912 году вместе с Леопольдом Сулержицким они открыли Первую студию МХТ, в которой начал преподавать Евгений Вахтангов. Одновременно Вахтангов работал в других московских театральных школах, среди которых особое место занимала Студенческая драматическая студия. Ее создали в 1913 году пять студентов из разных московских университетов. Через год начинающие актеры пригласили Вахтангова в качестве преподавателя и режиссера.

Сначала собственного помещения у Студенческой драматической студии не было, участники собирались то в комнатах студентов, то в ресторанах, то в пустых кинотеатрах. Репетиции проходили, в основном ночью, так как днем Евгений Вахтангов занимался с 1-й студией МХТ, а студенты — учились и работали.

Свою первую постановку — «Усадьбу Ланиных» — Студенческая студия представила в 1914 году. Премьера спектакля вызвала бурю негодования. Критики язвительно писали о детской беспомощности начинающих актеров, о жалкости театральных декораций, о несостоятельности режиссера Вахтангова. Станиславский же так разозлился на Вахтангова за самодеятельность и провал «Усадьбы Ланиных», что запретил ему преподавать вне стен МХТ и 1-й Студии.

Однако занятия в Студенческой студии не прекратились, а проходили теперь в строжайшей тайне. Для своих учеников Вахтангов нанимал лучших педагогов-новаторов, несмотря на бедность студии.

«Так, по движению у нас был лучший педагог Александрова, родоначальница ритмических этюдов. Евгений Богратионович говорил: «Мне нужно самого лучшего, самого смелого, может быть, новатора в каждой области. Мы так бедны, что должны учиться у лучших». Поэтому, если по постановке голоса самым лучшим был Пятницкий, то давайте Пятницкого. Да, Евгений Богратионович умел узнавать настоящих людей искусства! У него было к ним чутье, и он старался главным образом вырастить педагогов из своих старших учеников».

Актриса Цецилия Мансурова, из «Бесед о Вахтангове» Хрисанфа Херсонского

Постепенно Евгений Вахтангов обрел собственное понимание театра. В спектаклях он стремился подчеркнуть условность происходящего на сцене, поэтому, например, классические театральные костюмы вахтанговцы надевали поверх современной одежды. А чтобы усилить эту идею, артисты надевали их прямо на сцене. В считанные секунды из актеров они перевоплощались в персонажей пьесы. Для декораций использовали обычные бытовые предметы, которые обыгрывались с помощью света и тканевых драпировок.

Академический русский театр имени Евгения Вахтангова во Владикавказе

В 1917 году студенческая студия вышла из «подполья» и стала называться Московской драматической студией Евгения Вахтангова. В этом же году Вахтангов тяжело заболел, однако работать он стал еще больше и усерднее. «Первая студия, вторая студия, моя студия, еврейская студия «Габима», студия Гунст, народный театр, пролеткульт, художественный театр, урок, спектакль ноябрьских торжеств — вот десять учреждений, где меня рвут на части», — писал Евгений Вахтангов.

После революции 1917 года авангардному театру Вахтангова стало тяжело находить общий язык с новым зрителем — «первобытным в отношении искусства». Режиссер решил присоединиться к театру Константина Станиславского. В 1920 году студия Вахтангова стала частью Московского Художественного театра, и получила название Третья студия.

Уже через год у Третьей студии МХТ появилось собственное здание театра. В честь открытия артисты дали спектакль «Чудо святого Антония» по одноименной комедии Мориса Метерлинка. Это стало вторым обращением вахтанговцев к этой пьесе, и в этот раз Вахтангов поставил спектакль в традициях гротескного театра. Он писал: «Бытовой театр должен умереть. «Характерные» актеры больше не нужны. Все, имеющие способность к характерности, должны почувствовать трагизм (даже комики) любой характерности и должны научиться выявлять себя гротескно. Гротеск — трагический, комический».

Государственный академический театр имени Евгения Вахтангова в Москве

Поглощенный работой в нескольких студиях, за своим здоровьем Вахтангов почти не следил: одно время занимался гимнастикой йогов и соблюдал диету, но затем нарушил режим: непрерывно курил и засиживался после спектаклей на театральных вечеринках.

Незадолго до смерти Евгений Вахтангов начал работать над постановкой «Принцесса Турандот» по сказке итальянского драматурга Карло Гоцци. Этим спектаклем он открыл новое направление в театральной режиссуре — «фантастический реализм». Вахтангов использовал персонажи-маски и приемы итальянской комедии дель арте, однако сказку сделал очень современной. Актеры прямо на сцене переодевались в костюмы сказочных героев, а параллельно беседовали на злободневные темы.

«Замечательна была моя последняя беседа с Вахтанговым <…> перед генеральной репетицией «Турандот». Он мне сказал, что в этой работе его увлекает специфическое актерское состояние, вот такое: мы с вами сидим в первом ряду и смотрим спектакль, но я тоже играю этот спектакль. И, пока я свободен, я делюсь с вами своими впечатлениями <…>, а потом я говорю: мой выход, сейчас я тебе сыграю. И я выхожу из первого ряда, влезаю на сцену и начинаю играть все — горе и радость, а этот мой приятель мне верит… А потом кончаю, подсаживаюсь к нему и говорю: ну как, хорошо?»

Леонид Волков из книги «Евгений Вахтангов. Документы и свидетельства»

Вернувшись домой после очередной репетиции спектакля «Принцесса Турандот», Вахтангов слег и больше уже не вставал. Премьера состоялась без него, зато на спектакле присутствовал Константин Станиславский. Восхищенный работой своего ученика, Станиславский лично выразил свое признание Вахтангову: «То, что я видел, талантливо, своеобразно и, что самое главное, жизнерадостно! <…> А успех блистательный. Молодежь очень выросла».

Евгений Вахтангов и Константин Станиславский

Евгению Вахтангову повезло встретить женщину, которая стала любовью целой жизни.

Школьная подруга Надежда Байцурова стала избранницей режиссера. В семье Евгения Багратионовича и Надежды Михайловны рос сын Сергей.

Последние годы жизни режиссера омрачились страшной болезнью: Евгению Вахтангову диагностировали рак желудка. Однако, несмотря на столь серьезный диагноз, Евгений Багратионович до последнего продолжал работать, целые дни проводя в стенах родного театра.

«Принцесса Турандот» стала последней работой Евгения Вахтангова.

Он умер 29 мая 1922 года. Похоронили Вахтангова на Новодевичьем кладбище. Надгробие мастера, помимо традиционного фото, украшает обелиск в виде человека в плаще.

Принято считать, что работы Евгения Вахтангова сформировали классический багаж русского театра. Среди учеников великого мастера - актеры Цецилия Мансурова, Рубен Симонов, Борис Щукин, Юрий Завадский и множество других звездных имен.

Евгений Вахтангов считал, что театр — не прерогатива обеспеченных и образованных людей. Актерское искусство, по мнению Евгения Багратионовича, принадлежит народу. Этого же принципа режиссер придерживался и в собственных постановках: происходящее на сцене было понятно каждому, и каждый зритель мог найти в переживаниях героев нечто близкое себе.

Материал подготовила: Марина Галоян

Лента

Рекомендуем посмотреть